05 февраля 2020 10:26

Чёрные дыры. Как изменится украинский рынок металлолома 

Заготовители стального лома и металлурги объединились вокруг законопроекта, который позволит обелить рынок и ввести активность налоговиков хоть в какие-то рамки

Чёрные дыры. Как изменится украинский рынок металлолома 

«Мы с 2012 года пытались протолкнуть эти изменения в законодательство. Но в какой-то момент поняли, что сами не справимся. Поэтому подключили металлургов», — так  руководитель одной из ломозаготовительных компаний вспоминает о начале работы по обелению рынка лома. Похоже, что эта история подходит к счастливому завершению. Но в отношениях металлургов и ломозаготовителей остаются другие вопросы.

«Сейчас, как только ты задумался заниматься заготовкой и переработкой лома черных металлов, то сразу же рискуешь стать преступником», — с таких слов в конце прошлого года начинал практически все свои выступления Дмитрий Кисилевский, народный депутат Украины. Именно он стал основным лоббистом пакета изменений в законодательство «Об обелении рынка лома черных металлов». До того, как стать народным избранником, Дмитрий продолжительное время работал в металлургическом бизнесе, поэтому не понаслышке знает о всех сложностях и коллизиях этого сегмента рынка. Они мешают ломозаготовителям работать в правовом поле на 100%, а в последнее время сказываются и на деятельности металлургических предприятий, которые то и дело получают претензии от налоговой администрации.

Состав с металлоломом на АМКР / Фото: Артем Ильин


Многие из этих коллизий являются атавизмами перехода Украины от плановой к рыночной экономике. «Эти проблемы были заложены еще в 1999 году. Тогда закон „О металлоломе“ принимался в интересах государственных вторметов, которые пытались ограничить конкуренцию с частными компаниями. Но этих вторметов давно уже нет», — рассказывает в беседе Андрей Андрейчиков, глава Украинской ассоциации вторичных металлов и ресурсов. Его коллега Владимир Бублей, президент ассоциации Уавтормет добавляет, что некоторые коллизии возникли недавно, когда прошла первая волна либерализации ломозаготовительного законодательства. «Во время турборежима 2014 года Верховная Рада отменила лицензии законом „О лицензировании“. А акты обследования остались, так как не промониторили все действующее законодательство», — вспоминает Бублей.

Ломозаготовители и металлурги совместными усилиями наконец-то смогли собрать все эти нюансы воедино и разработали законопроект, который должен устранить основные проблемы:

обязательное наличие перерабатывающего оборудования;
акты обследования;
расчет с населением только в безналичной форме;
разделение на промышленный и бытовой лом;
Также произойдет отмена криминальной ответственности за отсутствие субъектов хозяйствования, которые занимаются операциями с металлоломом, в соответствующем госреестре. «Ведь этого реестра давно не существует, а ответственность есть!», — в один голос возмущаются все опрошенные участники рынка.

В конце декабря 2019 года проект Закона был поддержан профильным комитетом Верховной рады Украины (ВРУ). А 15 января этого года в первом чтении за него проголосовало 313 народных депутатов.

Что же он будет означать на практике?

Завалка металлолома в конвертер на АМКР / Фото: Артем Ильин

Выгода для металлургов
На заседаниях комитета ВРУ и отраслевых круглых столах была заметна негласная поддержка металлургов и их лоббистов. Впрочем, многие металлургические компании не ответили на запрос НВ Бизнес или достаточно обтекаемо прокомментировали свои ожидания от законопроекта. Возможно, это связано со сложностями, которые сейчас есть у металлургов. И они не хотят привлекать к себе повышенное внимание.

Но президент ОП «Укрметаллургпром» Александр Каленков считает, что в законопроекте № 2426 есть три основных положительных для металлургов момента. «Во-первых, у металлургов исчезнет „черная дыра“ в цепочке поставок лома. Потому что 80−85% первичной заготовки лома собирается в „черную“. Потом „обеляется“. Во-вторых, если мы сможем убрать коррупцию, то это удешевит сбор лома. И в-третьих, если это будет прозрачный рынок, то металлурги сами смогут инвестировать в том числе и в пункты первичной заготовки», — говорит Каленков.

«Черные дыры» ведут к тому, что при проверке деятельности металлургов налоговики пытаются доказать наличие фиктивных сделок по поставке металлолома на меткомбинаты, уменьшить их валовые расходы на суммы, потраченные на металлолом, и доначислить налог на прибыль со штрафами и пенями. Суммы претензий к отдельным предприятиям исчисляются миллиардами гривен. Тем приходится через суды доказывать, что сырье было доставлено, сталь выплавлена, прокат продан.

Ломозаготовителей тоже активно проверяют, так как у фискалов все операции с черным ломом — это «нечистый» бизнес. «Для налоговика прийти с металлоломного предприятия без миллионных штрафов — признак дурного тона. Разница только в том, что представляет из себя проверяемое предприятие — если есть имущество, оборудование и производство — сумма штрафов и усилие налоговой не имеет границ. Ведь это реальный субъект и реальные отношения, а значит и показатели», — сетует Валентин Макаренко, председатель правления Интерпайп Втормет. А к фирмам-однодневкам на практике возникает меньше претензий.

Вагон с металлоломом на Интерпайп Сталь / Фото: Артем Ильин

Выгода для заготовителей

По разным оценкам в Украине есть от 7 до 20 тысяч точек по приему вторичных металлов. Это так называемые гаражи, работающие в полулегальном режиме. Для сохранения своей деятельности, их владельцам приходится договариваться с контролирующими и проверяющими органами. «Согласно действующему законодательству, у каждой такой точки должно быть оборудование стоимостью сотни тысяч долларов. Но ее оборот гораздо меньше. Это повод потребовать взятку. Или, например, как доказать, что какая-то железка именно бытовой, а не промышленный лом? Никак! Это еще один повод для взятки», — рассказывает Дмитрий Кисилевский. По его словам, для каждого из нарушений есть свой «тариф», влияющий на стоимость лома.

Но самое главное — риск криминальной ответственности за такую деятельность, о котором говорилось в начале статьи.

Из-за всего этого не только металлурги, но и крупные ломозаготовительные компании, которых в Украине около десятка, практически не занимаются первичной (низовой) заготовкой лома.

«Повышенные риски, связанные с законодательно-нормативными противоречиями при покупке лома у населения, однозначно исключают наше участие в приобретении ломов у населения даже на этапе предложений», — поясняет схему работы своей компании Валентин Макаренко. Интерпайп Втормет закупает сырье у компаний-переработчиков, собственников или трейдеров. Но и здесь есть риски и «ответственность» за нарушения контрагентов.

Вскоре ситуация может существенно измениться. «После того как вступят в силу все правки, мы будем предлагать нашим постоянным поставщикам, чтобы они работали с нами по трудовым соглашениям», — говорит Владимир Бублей, который также возглавляет ломозаготовительную компанию «Керамет».

Сколько времени на это уйдет? Опрошенные эксперты уверены, что изменения не заработают мгновенно. Но со временем и участники рынка, и проверяющие органы начнут понимать, что поводов договариваться с участковым или прокурором стало гораздо меньше. «На годы этот процесс точно не растянется», — уверен Андрейчиков.

Нерешенные проблемы
После всех изменений крупные металлургические компании могут захотеть инвестировать в собственные ломозаготовительные сети. Ведь, например, «Метинвест-Ресурс», который занимается поставками лома на предприятия Группы Метинвест — это чистый трейдер. А компания Интерпайп, хоть и развивает собственное ломозаготовительное подразделение, но пока не идет в нишу первичной заготовки.

Однако руководители вторметов уверены, что металлурги не решатся на масштабную экспансию в их сферу. «Я думаю, что в конечном итоге окажется, что с ломозаготовкой лучше справляются специализированные компании», — говорит Владимир Бублей.

А Андрей Андрейчиков напоминает, что ломозаготовительный бизнес работает во многих странах мира, несмотря на то, что порог входа в него для крупных металлургических компаний не слишком высок. «Металлурги сейчас используют современные подходы в менеджменте. Думаю, что в результате расчетов они придут к выводу, что эту сферу проще держать на аутсорсе. Как и множество других услуг, которые металлургические компании отдают среднему бизнесу», — считает Андрейчиков.

Даже в Украине есть такой пример. АрселорМиттал Кривой Рог еще несколько лет назад отдал одно из своих ломозаготовительных подразделений в управление специализированной компании Керамет.

Финальные штрихи
Ко второму чтению, в Законопроект будут внесены правки. Они касаются отмены аттестации металлургических предприятий; создания реестра компаний, которые занимаются металлоломной деятельностью, по заявительному принципу; разделения ответственности покупателя и поставщика лома и др. Кроме того, Дмитрий Кисилевский говорит, что появились пожелания от телеком-операторов, которые хоть и поддерживают выведение рынка лома из тени, но просят учесть особенности приема вторметами кабелей и телеком-оборудования.

Если не случится никакого форс-мажора, то практическое обеление рынка лома начнется уже через считанные недели. Но после этого противостояние ломозаготовителей и металлургов может возобновиться. Ведь есть вопросы, на которые у них диаметрально противоположные взгляды. Речь об экспортной пошлине на металлолом. Она полностью закрыла возможность продажи украинского лома черных металлов иностранным потребителям. Но не решила вопрос увеличения ломозаготовки.

«Основная проблема рынка металлолома — его ограниченность. Покупатели вынуждены рассматривать импортные альтернативы для покрытия дефицита предложения на рынке. Также дефицит способствует волатильности цен на рынке», — сетует Олег Айко, начальник управления закупки сырья администрации по снабжению АрселорМиттал Кривой Рог.