19 августа 2019 11:10

Гибридная диверсификация: кто в Украине контролирует морские поставки нефтепродуктов

На шестом году гибридной войны вся Украина ездит на российском топливе.

Гибридная диверсификация: кто в Украине контролирует морские поставки нефтепродуктов

И собирается ездить и дальше — другого почти нет, и не факт, что будет.

Недавно министр инфраструктуры Омелян бодро рассказал о создании (очередного) оперативного штаба, который будет отслеживать "любое прохождение цистерн по железной дороге". "Чтобы рынку не угрожал ни рост цен, ни какие-то кризисы", — пояснил он. В общем, привычно и ни о чем. О гиперлупе не вспомнил, и то хорошо.

Поскольку, увы, не сложилось с географией у наших чиновников, напомню: в Беларуси своей нефти практически нет, как и в Литве с Польшей. Исходное сырье там — почти все российский ресурс. В Туркменистане и Казахстане горючее свое, но их экспортные поставки, в частности в Украину, идут, опять-таки, через Россию.

Реальная альтернатива для Украины — не слишком большая местная добыча и скромные поступления ресурса по морю (частично тоже российского).

Унылая болтовня о создании стратегических резервных запасов давно стала ритуальной. За десять последних лет она ни к чему конкретному не привела. Разговоры о том, создавать энергорезервы на 90 дней или хватит на 61, — это в пользу бедных. Фактически резервов как не было в 2009-м, так нет и в 2019-м. В следующем году тоже, похоже, не будет. Причина проста — все это требует денег и немалых. А с ними напряженно, как и с волей по их выделению.

Зато всяких разных штабов у нас хватает. Появилась даже поговорка "хочешь заболтать дело — создай рабочую группу". Для галочки. А пока как жили на российском сырье, так и дальше собираемся.

Собственная нефтедобыча под мудрым управлением группы "Приват" (и при импотенции НАК "Нафтогаз Украины" в этом смысле) за десять лет упала вдвое. В Украине остался один нефтеперерабатывающий завод (контролируемый тем же "Приватом") — Кременчугский (он же "Укртатнафта"), работающий на треть даже давно усеченной мощности, перерабатывая 2,2 млн т нефти в год.

Плюс Шебелинский газоперерабатывающий завод "Укргаздобычи" (УГД), входящий в группу "Нафтогаза", — еще полмиллиона тонн в год. На подхвате, в "тени", десятка три полубодяжных мини-НПЗ, нежно "крышуемых" местными властями и силовиками. Они нередко "варят" "стыренный" у той же УГД газоконденсат.

В сумме это все и дает порядка четверти общих поставок топлива на украинский рынок.

Морские энерговрата
Забавно, но при этом в стране тот же бензин на рынке просто некуда девать, его уже производят и завозят больше, чем нужно.

Так что Кременчугский НПЗ при всех своих обещаниях увеличить производство на азербайджанском сырье по факту не особо рвется закупать нефть. Обещания трехлетней давности покупать у Баку по 1,3 млн т нефти в год так обещаниями и остались. В прошлом году приобрели 0,7 млн т, в первом полугодии этого года ежемесячный темп поставок еще срезали.

Сейчас купят пару-тройку танкеров дешевой и легкой американской нефти. И да, чуть не забыл, для тестов приобрели еще и ведро ливийской нефти. Целых 10 литров. Остальное, повторюсь, это почти все Россия или транзит через нее же.

К этому настолько привыкли, что на полном серьезе обещают снизить долю России за счет… поставок из Беларуси. Наверное, с танкеров в "Минском море".

Если же взять реальное море, то теоретически мощности по приему у нас есть. Можем принимать в порты минимум 2 млн т светлых нефтепродуктов (дизеля, бензина). По факту не дотягиваем и до миллиона. Дорого и не особо нужно.

Труба с самарским дизелем, идущая через Беларусь, обеспечивает поставки нефтепродуктов намного дешевле. И запуск ее пришелся аккурат на второй год беспощадной войны с агрессором. Что будет, если эту пророссийскую трубу перекроют (не спецразрешениями, а физически), — это уже другой вопрос. И сколько понадобится времени и усилий для быстрой перестройки системы логистики? А так да, дешево и удобно.

Сейчас львиную долю перевалки импортных нефтепродуктов контролирует группа "Приват" (в первую очередь это Одесский и Черноморский порты). В обычное время это более-менее терпимо, хотя попытки задирать цену для приема чужого ресурса таки были. И именно в периоды кризисов.

Государственных мощностей осталось немного, да и то — почти случайно. В частности, Херсонская перевалка, которую до войны перекупил за 120 млн долл. у ныне совсем рукопожатного Николая Злочевского ВЕТЭК, то есть пока еще беглый Курченко. Потом ее взяли в залог, и она пребывала в дивном статусе "вещественного доказательства" в судебном разбирательстве Нацбанка и фирм Курченко. Кстати, с тех пор Херсонскую нефтеперевалку уже пытались снова отжать.

Управляет ею государственное "Предприятие по обеспечению нефтепродуктами", созданное на базе потерянного комплекса в крымской Феодосии. Теоретически Херсон может перевалить до миллиона тонн в год, но загрузка раз в десять меньше, а импорт и вовсе 85 тыс. т.

В минус играет логистика. Херсон находится в 15 км от устья Днепра (и почти в сотне от открытого моря). Крупные суда туда просто не доходят. Так что он для танкеров грузоподъемностью по 5–6 тыс. т. Чуть больше — разве что в паводок.

Туркменские нефтепродукты – с согласия и под флагом РФ
Интересно, что туда возят туркменский дизель… под российским флагом. Иначе попасть с Каспия в Херсон трудно. По Волго-Донскому каналу суда с нероссийской регистрацией почти не пускают. И Херсон вовсе не единственный пункт захода россиян. Они вполне успешно ходят вверх по Днепру аж до Запорожья.

Терминал Госрезерва "Зірка" принимает мелкосидящие российские танкеры типа "Волгонефть" (4,5 тыс. т груза) с туркменским, а иногда и с греческим дизелем. Названия судов обычно на латыни, и российский триколор при днепровских вояжах снимают (война же). За что им положен штраф, но не от нас, а от Кремля. Ресурс идет не в Госрезерв, а частным трейдерам, но "Зірка" даже писала экипажам танкеров благодарственные письма. Такая вот специфика войны двух сырьевых придатков.

Южный вариант
А наиболее перспективной перевалкой является терминал государственной "Укртранснафты" в порту "Пивденный" (35 км восточнее Одессы). Туда могут заходить танкеры осадкой до 14 м (и водоизмещением до 150 тыс. т). Но такие там, увы, нечастые гости.

Но это все о сырой нефти, а принимать светлые нефтепродукт государственный терминал не может. "Укртранснафта" неоднократно декларировала планы его реконструкции. Предполагалось строительство мощностей для приема дизеля. Заодно хотели переоборудовать причал под разгрузку более мелких судов (включая те же "пятитысячники"). И организовать не только перегрузку на железную дорогу, но и налив в автоцистерны. В сумме это даст более гибкую реализацию.

Но все это большие деньги. Осенью прошлого года НАК оценивала затраты на реконструкцию этого терминала в 49 млн долл. Однако пока осуществляется явно более дешевый вариант (порядка 10 млн долл.).

Рассматривался и вариант покупки находящегося рядом терминала "5б", где практически все вышеперечисленное уже есть. Однако этот терминал принадлежит… российской компании "Терминал Стивидоринг и К" (до войны "Трансбункер Юг"). Юридически она сейчас кипрско-сингапурская Daxin Transfer TTD, но конечные бенефициары вполне так себе москвичи.

Конфисковать не получится, формально собственность страны Евросоюза (это Кипр, да) и вообще британское право. А объект интересный и неплохо ложится в бизнес-план. Остается торговаться о сценариях. Официально это звучит скучно: "Инвестиция на выкуп 100% корпоративных прав перевалочного комплекса возле Морского нефтяного терминала "Пивденный".

По неофициальной оценке, речь шла о сумме от 23 до 30 млн долл. Это сильно дешевле нового строительства, но объект токсичный. Так что, скорее всего, выкупать не будут, а попробуют договориться о совместном использовании.

Для возможной сделки при любом сценарии необходимо разрешение НАКа и кучи других госорганов, начиная с СБУ. Да и в самом "Нафтогазе" единодушия явно нет. Аппаратная война между Андреем Коболевым и Юрием Витренко уже перешла в открытую фазу. Следствием чего стал выброс документов с компроматом (или с тем, что таковым считается). В частности, аналитики от Юрия Витренко сомневаются в перспективах поставок через приобретенный терминал.

В бизнес-плане прописан рост перевалки до 800 тыс. т уже в первый год с последующим увеличением до 1,5 млн. В предыдущие годы средний объем перевалки нефтепродуктов составлял около 
300 тыс. т. Трудно не согласиться, что инвестиционному комитету НАКа придется разбираться, "за счет чего такое значительное увеличение возможно".

Хотя приведенные ими же данные по объемам перевалки нефтепродуктов и порту "Пивденный" напоминают, что документ все-таки "военный". Данные взяты за пять месяцев, между тем доступная полугодовая статистика была лучше. Насчет ожидаемого роста вопрос неоднозначный, но цифры не запредельные.

Но наличие возможности альтернативных поставок по независимому каналу — неплохой фактор сдерживания цен. Появится возможность принимать танкеры с дизелем более крупного водоизмещения (те же 80-тысячники) и хранить их груз на терминале, постепенно отгружая его на внутренний рынок. По расчетам, это даст экономию до 20 долл. на тонне. Что неплохо бьет по существующим схемам поставок импортеров. И обеспечивает "теплый прием" новому проекту с их стороны.

Впрочем, это будущее. Любой сценарий развития требует денег. "Нафтогаз" ранее оценивал затраты (до 2021 г.) на строительство резервуаров под стратегические запасы нефтепродуктов в 116 млн долл. Естественно, никто таких денег на этот проект НАКу не выделяет. И оставлять хотя бы 25% прибыли нефтетерминалу пока даже не обещают. Наоборот, всю прибыль у "Укртранснафты" забирают на дивиденды, за три года — 7,8 млрд грн.

Классическое "денег нет, но вы держитесь". Скупой платит не один раз и не два. Сейчас мы платим россиянам. Это точно всех устраивает?