26 июня 2007 11:20

Время освобождать инвестора

Ситуация с энергоресурсами не позволяет нашим месторождениям простаивать

Время освобождать инвестора

К теме Сахалинского нефтегазоконденсатного месторождения «День» обращался уже несколько раз. Сегодня мы знакомим читателя с еще одной точкой зрения на эту проблему и надеемся, что по ней выскажет свое мнение и правительство.

К кризисам украинское общество привыкло уже давно. Не к абстрактным политическим интригам, которые ежедневно показывают телеканалы наравне с бразильскими сериалами — к постоянному росту цен на продукты питания, коммунальные услуги и бензин. Общество привыкло к обещаниям политиков.

Возможно, власти таким образом проверяют народ на прочность или воспитывают у него любовь к аскетизму. Естественным результатом является взаимное недоверие граждан, правительства, государственных органов, мелких чиновников. Этот список можно добавлять до бесконечности. Если бы власть придержащие на этом и остановились…

Украина изо всех старается показать себя инвестиционно привлекательной страной, но получается у нее это изо дня в день все хуже и хуже. Мы в очередной раз сталкиваемся с тем, что украинские чиновники видят во вложении капитала в украинскую промышленность некий иной, отличный от общепринятого смысл.

Например, борьба с компаниями-инвесторами, которые уже долгие годы занимаются опытно-промышленной разработкой нефти и газа на Сахалинском нефтегазоконденсатном месторождении в Харьковской области, ведется в лучших традициях советского чиновничьего беспредела.

САХАЛИНСКАЯ ИСТОРИЯ

Сахалинское нефтегазоконденсатное месторождение находится на геологическом изучении с 1980 года, т. е. уже 27 лет. Такой длительный срок объясняется очень просто — во-первых, сложностью объекта, а во-вторых, отсутствием необходимых финансовых ресурсов у ДП «Полтаванефтегазгеология» — компании, которой изначально было выдано специальное разрешение на осуществление геологического изучения и опытно-промышленную эксплуатацию месторождения. «Полтаванефтегазгеология» — дочернее предприятие НАК «Надра Украины», которая в свою очередь подконтрольна Минприроды.

Практически двадцать лет работы на месторождении были заморожены, и уже в начале 2000-х годов (по причине все той же нехватки средств) было принято решение привлечь к разработке месторождения инвесторов. Среди них есть и украинские компании, есть и иностранные, которые заключили договора о совместной деятельности с «Полтаванефтегазгеологией».

За непродолжительный (по меркам сроков работы на месторождении) период инвесторами отремонтировали старые скважины (ремонт одной скважины обходится в 3 млн. грн.), пробурили и ввели в эксплуатацию новые (стоимость работ по одной скважине — от 35 млн. грн). Инвесторы же создали инфраструктуру, позволяющую проводить опытно-промышленную разработку, в т.ч. построили установки комплексной подготовки газа, создали трубопроводные системы на самом месторождении, проложили дороги. Все это вместе взятое обеспечило выполнение государственных программ по опытно-промышленной разработке месторождения (напомним, что до этого скважины находились в аварийном состоянии и не работали 10 лет) и развитию нефтегазового комплекса Украины. Таким образом, при непосредственном участии инвесторов повышалась энергонезависимость нашей с вами страны.

И вот 14 мая 2007 года реально работающие компании оказываются «не у дел». Минприроды переоформляет закончившее действие специальное разрешение на работы на Сахалинском месторождении с «Полтаванефтегазгеологией» (одного из участников совместной деятельности по договорам с инвесторами) на НАК «Надра Украины». Инвесторы получают по факсу подписанное задним числом уведомление от «Полтаванефтегазгеологии» об отзыве доверенности, выданной директорам и главным бухгалтерам по договорам о совместной деятельности. И разработка одного из крупнейших украинских месторождений останавливается.

Что это означает для страны? С 14 мая этого года Украина каждый день получает меньше: газа — на 1,2 млн. кубометров, газононденсата — на 100 тонн и нефти — на 100 тонн. Естественно, при этом срывается государственная программа по разработке Сахалинского месторождения. А еще с каждой добытой тонны газа, нефти и газоконденсата в бюджет Украины уплачивается рентная ставка, инвесторы также платят за использование недр и геологоразведовательные работы. Всего из-за простоя скважин этого месторождения государственный бюджет ежемесячно теряет 12 миллионов гривен, что за год составит — 144 миллиона гривен.

На национальном уровне подобные потери грозят задержками пенсионных выплат, сокращением социальных программ, усугублением бензинового кризиса, ростом цен на газ, коммунальные услуги и продукты питания. В частности, бензиновый кризис провоцирует и повышение цен на хлеб — ведь зерно надо убирать, а для этого нужно обеспечить сельхозтехнику топливом, которое постоянно растет в цене. Не правда ли, забота государственных мужей из Минприроды трогает до слез?

КАК «ДЕЛИТЬ АПЕЛЬСИН»

В тот момент, когда прекратился срок действия спецразрешения у «Полтаванефтегазгеологии», выхода из сложившейся ситуации было ровно три. Первый — Минприроды должно было провести аукцион по его продаже. В этом случае по правилам аукционов выиграла бы компания, которая предложила максимальную цену (например, «Укрнефть» была готова выложить 300 млн. грн.). Второй вариант — продлить действие спецразрешения (тогда бы оно осталось у «Полтаванефтегазгеологии»). И, наконец, третий путь — переоформить специальное разрешение на разработку недр.

В любом случае при этом следовало бы руководствоваться древним врачебным принципом — не навреди. Однако вместо того, чтобы не мешать разрабатывать месторождение, Минприроды переоформляет разрешение с дочернего предприятия на основное, заявляя, что этот вариант развития событий выбран исключительно по гуманным соображениям — по причине нехватки средств у «Полтаванефтегазгеологии». Якобы спецразрешение передано более финансово привлекательному НАК «Надра Украины». Объяснение звучит довольно странно, ведь убыточная «Полтаванефтегазгеология» — дочернее предприятие НАК «Надра Украины». Грубо говоря, разницы между лицензиатами в действительности нет никакой.

Большое, мягко говоря, недоумение вызывает заявление пресс-секретаря Минприроды Андрея Димартино о том, что решение о передаче специального разрешения от «Полтаванефтегазгеологии» к НАК «Надра Украины» принято с учетом скорейшего введения месторождения в промышленную разработку. Но кое-какой свет оно все же проливает. Напомним, что в настоящий момент Сахалинское месторождение еще не полностью изучено, так что о начале промышленной разработки говорить еще не приходится. А вот догадаться об истинных намерениях Минприроды теперь нетрудно. Дело в том, что при передаче в промышленную эксплуатацию выдается новое спецразрешение, и, следовательно, заключаются новые договора с инвесторами. Чем не возможность в очередной раз пересмотреть условия деятельности и принять еще более выгодные для чиновников из Минприроды?

Зачем Минприроды принимать спорное решение? Почему не перезаключить взаимовыгодные договора с инвесторами? Или расчет сделан на то, что терять вложенные средства существующие инвесторы не захотят, поэтому с ними можно будет заключить договор на более выгодных для чиновников условиях. Похоже на то, что понятие «выгода» у чиновников расходится с интересами государства — всесильные представители власти увидели денежный ручеек, который плыл мимо их кармана, и решили исправить подобную несправедливость. Специалисты ставят под сомнение саму законность действий Минприроды, тем более что ни один из инвесторов, работающих на Сахалинском месторождении, так и не увидел нотариально заверенной копии лицензии, выданной НАК «Надра Украины».

ОЧЕРЕДНОЙ ПЕРЕДЕЛ?

С 30 мая Минтопэнерго практически имеет право ветировать решения Минприроды, поскольку все они должны согласовываться этим ведомством. Спорные вопросы будут рассматриваться на правительственных заседаниях.

С одной стороны, это дает надежду, что в этих вопросах не будет неожиданных решений. А с другой стороны, у Минтопэнерго есть свои подрядчики, свои инвесторы — почему бы им не начать работу на уже подготовленной почве. Хуже, если речь идет об очередной попытке передела рынка, в которой Минприроды играет против Минтопэнерго. Разногласия между двумя энергетическими ведомствами возникли после определения победителя тендера на разработку Прикерченского участка Черноморского шельфа, запасы которого оцениваются в 25 миллиардов кубометров газа и 30 миллионов тонн нефти. По версии главы (в то время) Минтопэнерго Ивана Плачкова, Прикерченский участок должен разрабатывать «Черноморнефтегаз», входящий в состав «Нафтогаза Украины».

Видимо, последней каплей в возникновении конфликта стало решение Минприроды лишить компанию «Девон» (являющуюся совместным предприятием «Нефтегаза» и крупнейшей польской нефтегазовой компании PGNiG) возможности работы на Сахалинском месторождении. PGNiG инвестировали в разработку месторождения $200 млн. «Как только мы открыли к 2007 году месторождение в 15 миллиардов кубометров газа и 3,4 миллиона тонн нефти, нас лишили права там их добывать, — говорят представители польской компании. — Надеемся, что новое распоряжение Кабмина не позволит Минприроды впредь принимать подобные решения». Возможно, новый порядок и должен облегчить возможность работы для дочерних компаний НАК «Нефтегаз Украины»?

УКРАИНА — КОШМАР ДЛЯ ИНВЕСТОРОВ

Выходит, Украина — страна абсурдов. Мы декларируем одно, а делаем совершенно противоположное. Украинские политики в один голос заявляют о перспективах привлечения в страну иностранного капитала, а «за кадром» относятся к инвесторам не как к партнерам, а как к дойной корове. Вложили деньги, подняли производство, сделали его прибыльным, а теперь — свободны. На что же могут рассчитывать иностранные инвесторы, если государство не только не может обезопасить их капиталовложения, но и само организует рейдерские атаки? На что могут рассчитывать граждане Украины, когда чиновники жертвуют их интересами ради своего блага? Видимо, украинская власть руководствуется принципом — пусть страна голодает, главное, чтобы правитель купался в роскоши.

 

Автор
День
Источник
НОВОСТИ / Нефть и газ