03 декабря 2018 10:15

Наш газ и наши тарифы

Наш газ и наши тарифы

Недавнее повышение тарифов правительство мотивирует тремя обстоятельствами: зависимостью экономики от дорогого импортного газа, вхождением Украины в европейский рынок и требованиями МВФ. 

Действительно, слияние любых рынков неизбежно ведет к усреднению внутренних цен, как это происходит с выравниванием уровня жидкости в сообщающихся сосудах. Между тем практическая реализация этого тезиса в современной Украине не может не вызывать удивления, оторопи и даже страха.

Начнем с теории вопроса. Сама по себе проблема определения цены становится актуальной только в одном случае, а именно — в процессе продажи, или товарно-денежного обмена, "когда собственность уступается, но стоимость остается". И наоборот. Собственность, не предназначенная для продажи, товаром не является. Это значит, что денежной оценке она не подлежит, то есть цены не имеет. Например, дачник, использующий собственные яблоки для выпечки пирога, не платит за них ни копейки. Самодельная игрушка для ребенка ничего не стоит его родителям. Именинник получает подарок бесплатно, его ценой не интересуется и продавать не собирается и т.д.

Как известно, украинский газ, являясь собственностью украинского народа, за рубеж не экспортируется. Его объемы полностью совпадают с текущими потребностями нашего населения, учет ведется в национальной валюте, а поставки регулируются распределительными отношениями газодобывающих и газотранспортных предприятий Украины.

К сожалению, производственному сектору Украины отечественного газа не хватает. Закупая газ в Европе, наши предприятия вступают в рыночные отношения с европейскими поставщиками и посредниками, с которыми вынужденно рассчитываются исключительно по европейским ценам.

Зависимость Украины от европейского газа спровоцировала совершенно беспредметную, на мой взгляд, дискуссию. Ряд политиков и общественных деятелей отстаивают идею "двух параллельных рынков газа"— отечественного производства (обеспечивающего потребности населения) и смешанного (ориентированного на производственный сектор). По их мнению, европейская цена газа для производственных нужд (на втором рынке) не имеет никакого отношения к цене тепла в наших домах (на первом рынке), которая сводится к плате за услуги по добыче, распределению и транспортировке "бесплатного"украинского газа до конечных потребителей. Отсюда делается вывод о необходимости снижения коммунальных тарифов в два, а то и в три раза.

Сторонникам идеи "двух рынков" противостоят апологеты "единого рынка газа".Своих оппонентов они пытаются убедить следующими аргументами. Во-первых, повсеместностью учета газа, поступающего на украинский рынок из различных источников; во-вторых, невозможностью идентификации той его части, которая расходуется на текущие потребности населения.

Вывод делается такой: поскольку учет потоков газа невозможен, а двойная цена чревата злоупотреблениями, значит, рынок должен быть один — с рыночной ценой, единой для всех групп потребителей, приближение к которой и оправдывает скачки наших тарифов. С чем, как известно, согласилось правительство и никак не могут смириться граждане.

Кстати сказать, профильные специалисты о проблеме учета и контроля высказываются редко и неоднозначно, то есть вразнобой. Кто-то говорит о бесперспективности подобных начинаний, некоторые утверждают, что еще не все потеряно, а кто-то настаивает, что учет покупателей газа давно налажен, а ссылки на его отсутствие нужны правительству для оправдания его антинародной фискальной политики.

Как ни крути, но последнее утверждение очень похоже на правду. Во всяком случае противники ныне действующего "единого рынка газа"возмущаются более чем странной схемой его организации:наши наемные работники (государственные служащие) продают нам (народу Украины) нашу же собственность (газ), установив на нее недоступные нам ("европейские") цены,откупаясь от нас мизерными субсидиями.

Что мы видим на выходе этой схемы? С одной стороны, обнищавший народ, возмущенный правительственными подачками, а с другой — правительство, бездумно набивающее казну за наш с вами счет и ведущее страну к экономическому краху. Не слишком ли сильно сказано? Отнюдь.

Дело в том, что сам факт начисления субсидий говорит о том, что их получатель исключается из числа участников рыночных отношений. А ситуация, при которой субсидиями охвачено подавляющее большинство, свидетельствует о разрушении украинского рынка товаров народного потребления. Таким образом, по непостижимой логике правительства, платой за вступление Украины в европейский рынок является постепенный перевод нашей экономики на распределительные отношения.

Но что же дальше? Неужели опять администрирование, дефицит, скрытая инфляция и прочие прелести командной экономики? Ничуть нет. Чтобы исправить положение, для начала следует избавиться от иллюзий. То есть согласиться с тем, что практика "двух цен на газ", временно тормозящая процесс обнищания людей, не способна повернуть его вспять. Чтобы свернуть дискуссию о количестве рынков, нужно не сетовать на плохой учет, а твердо усвоить: поступление в нашу ГТС любых (даже самых минимальных) объемов газа из Европы автоматически означает присутствие Украины на европейском рынке со всеми его непривычными для нас составляющими, включая цены.

До сих пор наши рассуждения повторяли основные пункты правительственной схемы. Сейчас обратим внимание на ключевое обстоятельство, почему-то ускользнувшее от внимания ее авторов и исполнителей.

Дело в том, что в соответствии со статьей 13 Конституции Украины собственником всех недр нашей страны является украинский народ. Именно народ, уступая собственный газ добывающим, распределительным и газотранспортным компаниям, должен получать его денежный эквивалент.

Отсюда следует, что наше благосостояние связано не с утеплением помещений и субсидиями, а с правильным, соответствующим Конституции, распределением выручки (дохода) от реализации украинского газа. С учетом вышесказанного этот процесс следует подчинить единственно возможному принципу: сверхприбыль от реализации газа по европейским ценам должна распределяться между его собственниками — гражданами Украины.

Такое распределение должно происходить не каким-то виртуальным образом наподобие зачета при оплате коммунальных услуг, аккумуляции на коллективных счетах собственников жилья, начисления тех же субсидий и т.д., а непосредственным ежемесячным перечислением конкретных сумм (в валюте) на индивидуальные банковские счета каждого гражданина Украины.

Чем обернется предложенный принцип? Во-первых, будет поставлен с головы на ноги перечень бенефициаров в правительственной схеме реализации газа. Во-вторых, экономию семейных бюджетов будут обеспечивать не оскорбительные подачки-субсидии, а вполне оправданные поступления. В-третьих, наши граждане вернут себе статус реальных покупателей на рынке, что даст толчок к развитию легкой, пищевой промышленности, сферы услуг, а также поставщиков средств производства для этих отраслей.

Наконец, реализация предложенного принципа стабилизирует все социально-экономические процессы в современной Украине, ведущие нас к европейскому рынку, европейским стандартам и европейскому уровню жизни.

Все понимают, что проблема тарифов на коммунальные услуги прямо связана с объективностью установления цен на энергоносители.

Автор
Зеркало Недели
Источник
НОВОСТИ / Нефть и газ