21 мая 2019 10:02

«Северный поток — 2» — троянский конь России

«Северный поток — 2» — троянский конь России

В апреле на саммите в Вашингтоне, приуроченном к 70-летней годовщине создания НАТО, два года открытых разногласий между Дональдом Трампом и европейскими членами этого военного альянса омрачили собой торжественные мероприятия. Вице-президент Майк Пенс (Mike Pence) развеял все надежды на теплую атмосферу в отношениях между союзниками и заявил, обращаясь к лидерам стран НАТО, что Германия скоро станет «буквально заложницей России», если проект строительства нового трубопровода, проходящего через Балтийское море, будет реализован. «Северный поток — 2» длиной в 1 тысячу 200 километров соединит Усть-Лугу в России с немецким Грайфсвальдом.

Его мощность составит 55 миллиардов кубических метров газа в год, что позволит вдвое увеличить мощность уже построенного «Северного потока». Вторя критике со стороны Дональда Трампа, Пенс связал строительство этого газопровода с неспособностью Германии выполнить установленные НАТО обязательства по расходам на оборону, то есть тратить на оборону не менее 2% своего ВВП. «Германия должна делать больше, — сказал он. — Мы не можем обеспечивать защиту Запада, если наши союзники попадают в зависимость от России». Если верить администрации Трампа, этот газопровод превращает крупнейшую экономику Европы в вассальное государство Путина.


Это поднимает вопрос об энергетической безопасности Европы. Россия не раз приостанавливала поставки газа своим соседям, и ее часто обвиняли в использовании ее обширных запасов природного газа в качестве политического оружия, в качестве инструмента силовой энергетической дипломатии и в качестве элемента ее арсенала «нелинейной войны». Москва дважды — в 2006 и 2009 годах — приостанавливала поставки газа на Украину из-за споров вокруг цены, долгов и условий контрактов, что негативно сказывалось на газовых поставках в другие европейские страны. Критики опасаются, что «Северный поток — 2» позволит России перекрывать поставки газа в Западную Европу.
Эстония, Латвия и Литва (все они являются членами Евросоюза и НАТО, и все они в прошлом входили в состав СССР, что заставляет их нервничать из-за реваншизма России) решительно выступают против этого проекта. Польша тоже настроена против «Северного отопка — 2». На Украине с 2014 года продолжается война против российского вторжения в ее восточные области.

С точки зрения стран Балтии, США и большинства стран Восточной Европы, «Северный поток — 2» — это политический проект, своего рода «троянский конь» российского влияния, а также геополитический маневр, который позволит России расширить ее влияние в Европе, повысит зависимость континента от российского газа и принесет огромную прибыль российской государственной компании Газпром.

Министр иностранных дел Великобритании Джереми Хант (Jeremy Hunt) разделяет эту тревогу. «Есть очевидное противоречие между требованием Америки тратить больший процент ВВП на оборону и вносить вклад в бюджет НАТО и тем, чтобы заключать с Россией такую экономическую сделку, которая обогатит Россию и даст ей возможность тратить больше средств на оружие, которое потенциально можно будет использовать для наступления, — сказал Хант в интервью Би-би-си в прошлом году. — Нас очень тревожит проект "Северный поток — 2" по тем самым причинам, которые озвучил президент Трамп».

Помимо беспокойства о геополитических последствиях этого проекта, Украина, через которую в настоящее время проходит транзит российского газового экспорта в Европу, лишится 3 миллиардов долларов в год, что примерно равно 3% от ее ВВП. Однако стратегические последствия для Киева вызывают еще больше тревоги. Уменьшив зависимость Западной Европы от Украины как от страны, через которую осуществляется транзит газа, этот трубопровод «уменьшит значение Украины для европейских стран», сказал Джон Лоу (John Lough), научный сотрудник программы России и Евразии в Королевском институте международных отношений и бывший представитель НАТО в России. Канцлер Германии Ангела Меркель попыталась развеять страхи, пообещав, что транзит газа через Украину продолжится и после завершения строительства «Северного потока — 2». Тем не менее, многие опасаются, что Россия начнет поставлять газ в обход Украины, ослабляя и подрывая готовность Европы противостоять махинациям Москвы.

«Они увидят, что газовой проблемы больше нет, — говорит Лоу. — Это двойная стратегия. И очень разумная стратегия. Во-первых, Россия ослабит Украину и ослабит влияние Украины на политику безопасности в Евросоюзе и НАТО. Во-вторых, Россия привлечет на свою сторону Германию как страну, которая может оказаться ей полезной, — чтобы немцы помогли Москве реализовать ее интересы. Это очень разумная стратегия, если суметь ее реализовать». Хотя большая часть западного внешнеполитического истеблишмента открыто осуждает превращение Германии в пешку Путина, сама Германия столкнулась с изоляцией внутри НАТО и Евросоюза — институтов, которым она десятилетиями служила опорой.

Между тем, с точки зрения многих представителей немецкой промышленности и немецкого политического класса, «Северный поток — 2» является исключительно коммерческим проектом, необходимым для укрепления европейской энергетической безопасности. В попытке сократить объемы выбросов углекислого газа в атмосферу Германия отказывается от угольных электростанций. После протестов, начавшихся в связи с катастрофой в Фукусиме, немецкие власти объявили, что они будут сворачивать производство атомной энергии. Кроме того, они запретили использование технологий гидроразрыва пласта. Власти страны продвигают природный газ, который окрестили «переходным топливом» между грязными углеводородами и энергией, получаемой из возобновляемых источников, как способ удовлетворить энергетические потребности Европы.

Хотя причины, по которым Америка выступает против «Северного потока — 2», на первый взгляд носят политический характер, на кону также стоят весьма существенные коммерческие интересы. Чем больше газа Европа будет покупать у России, тем меньше сжиженного природного газа она будет закупать у США и у их союзника Катара. Заявления Трампа о том, что Германия станет «заложницей» России, вероятно, являются попыткой выдавить непосредственного конкурента с прибыльного рынка — и, возможно, США уже добились некоторых успехов. Стремясь снизить напряженность в отношениях с США и столкнувшись с угрозами Белого дома ввести санкции против компаний, участвующих в строительстве «Северного потока-2», Германия согласилась построить у себя первые терминалы для приема СПГ, то есть создать инфраструктуру, которая позволит американским компаниям экспортировать СПГ в Германию. К несчастью для США, газ, поставляемый по трубопроводу, дешевле американского СПГ.

Ричард Саква (Richard Sakwa), еще один эксперт по России в Королевском институте международных отношений и профессор в области российской и европейской политики в университете Кента, утверждает, что та степень, в которой Россия использовала энергетическую дипломатию для продвижения своих политических и стратегических интересов, «сильно преувеличена». По его словам, интересы России «чисто коммерческие». Саква утверждает, что перебои с поставками газа на Украину в 2006 и 2009 годах были следствием не злоупотреблений России, а задержек платежей со стороны Украины и нежелания России продолжать поставки «по сильно заниженным ценам, а не по мировым коммерческим ставкам».

«Попытки остановить строительство "Северного потока — 2" — это отражение новой холодной войны, — считает Саква. — Но в период первой холодной войны такие вопросы решались. Поэтому новая холодная война гораздо хуже предыдущей». На протяжении второй половины советской эпохи, когда большая часть Восточной Европы была оккупирована Красной армией, природный газ и основные виды сырья поступали с Востока на Запад без перебоев. «Если мы получали российский газ в период холодной войны, — сказала Меркель на Мюнхенской конференции по безопасности ранее в этом году, — и если Федеративная Республика Германии получала российский газ в больших объемах, тогда я не понимаю, чем нынешние времена хуже тех времен и почему мы не можем сказать, что Россия остается нашим партнером». Некоторые в Германии, в первую очередь в Социал-демократической партии, которая традиционно призывала к укреплению связей с Россией, видят в «Северном потоке — 2» средство для позитивного взаимодействия со своенравным соседом, которое позволит стабилизировать отношения и укрепит взаимные интересы, вместо того чтобы создавать нездоровые зависимости.

«"Северный поток — 2" — это чрезвычайно показательный момент, свидетельствующий о характере динамики в международной политике сегодня», — считает Саква. Споры вокруг этого проекта — это симптом давнего антагонизма между англо-американскими интересами, интересами России, интересами новых членов Евросоюза на востоке Европы, различными политическими фракциями внутри Германии и администрацией Трампа, которая — несмотря на все обвинения в связях с Кремлем — действует как главный критик «Северного потока-2». С точки зрения Саквы, «вывод таков, что политика Запада противоречива и, возможно, нечестна и что мы возвращаемся в 1980-е годы, когда США активно пытались помешать Западной Европе, Германии, Франции и Италии построить собственные нефте- и газопроводы». В 1980-х годах трубопроводы все же были построены. Очевидно, строительство «Северного потока — 2» тоже успешно завершится, потому что коммерческие интересы перевесят политические и потому что промышленный центр Европы поставит собственную версию «реалполитики» выше интересов своих соседей.

Источник
НОВОСТИ / Нефть и газ