16 декабря 2019 17:05

Услуга за услугу. Почему МВФ с радостью отстегнет Украине $5,5 млрд

Услуга за услугу. Почему МВФ с радостью отстегнет Украине $5,5 млрд

После ряда безуспешных переговоров с Украиной в МВФ заявили о возобновлении программы сотрудничества с нашей страной. Что же так резко сменило пессимистическую повестку дня?

Долгая дорога в финансовых дюнах
Мало кто задумывался над одним простым фактом, о котором не принято особо распространяться: начиная с 1994 г. мы не выполнили до конца ни одну программу сотрудничества с Фоном, за исключением первой, на $0,76 млрд, которая реализовывалась на этапе перехода к рыночной экономике от постсоветской плановой системы. Вторая программа, в 1995-1998 гг., была реализована лишь на 54% по причине нарушения требований МВФ в части роста денежной массы и размера дефицита бюджета. В 1998-2002 гг. примерно та же история - на этот раз скандал с манипуляцией данными НБУ касательно размера валютных резервов. В 2002-2008 гг. мы не сотрудничали с Фондом и даже не воспользовались рабочим лимитом кредитования на $0,6 млрд. Зато кризис 2008-го был минимизирован благодаря кредитам МВФ: суммарно мы получили тогда 64% от кредитной линии в размере $16,5 млрд, то есть $10,6 млрд (три транша). В 2010-м была подписана новая амбициозная программа на сумму $15,1 млрд, но процент ее выполнения оказался намного меньше - 22%. По сути она была призвана не дать Украине сорвать подготовительные мероприятия к Евро-2012.

В 2014-м МВФ подписал с нами экстренную программу кредитования stand by на $17,1 млрд. Ее специфика заключается в предоставлении кредитов на пополнение резервов центробанка страны в условиях структурного ухудшения платежного баланса. Программа была приостановлена по согласию сторон в 2015 г., так как в МВФ решили, что Украина после череды кризисов уже созрела для проведения системных реформ. Именно поэтому стороны договорились, что вместо полученных $4,6 млрд в рамках stand by новому формату сотрудничества больше подойдет программа расширенного финансирования EFF, которая, кроме все прочего, позволяет выделять транши на пополнение госбюджета, но взамен предполагает более долгосрочный план сотрудничества, а также более глубокие системные реформы экономики страны-реципиента. Новая программа на $17,5 млрд была открыта в 2015 г. - и Украина впервые получила четыре транша, хотя итоговая сумма была меньше, чем в программе 2008-го, - $8,7 млрд.

Наконец, в 2018 г. на смену программе расширенного кредитования EFF вновь пришел упрощенный формат "стэнд-бай" - на период пиковых выплат по внешнему госдолгу. До весны 2020-го Украина планировала получить до $4 млрд, и первый транш был перечислен в конце 2018-го в размере $1,4 млрд. Еще два транша по $1,3 млрд наша страна могла получить в 2019-м, но второй транш, запланированный на май текущего года, поставили на паузу судебные решения по Приватбанку, принятые в интересах его бывших собственников в интервале между первым и вторым турами президентских выборов, то есть в апреле 2019 г., когда уже стало окончательно ясно, что Петра Порошенко на посту президента сменит Владимир Зеленский. Всего несколько решений судов стоили стране $2,6 млрд, которые пришлось замещать сверхдорогим частным фондированием для прохождения пиковых выплат по госдолгу в мае и сентябре. Суммарно на обслуживание такого замещения кредитов МВФ дорогими частными займами нам пришлось переплатить примерно $100 млн в год.

Но проблема выплаты государственных долгов стоит перед Украиной так же остро и в следующем году. Для выполнения планов по заимствованиям придется привлечь на внешнем рынке $4,9 млрд и более 230 млрд грн - на внутреннем. Выплатить кредиторам необходимо 282 млрд грн в эквиваленте по телу кредита и 141,5 млрд грн в части обслуживания задолженности.

Кредиты МВФ в большинстве случаев не зачисляются в бюджет и не могут быть использованы Минфином для погашения внешних долгов. Они попадают непосредственно в золотовалютные резервы НБУ и могут использоваться последним для проведения валютных интервенций, в частности для продажи валюты непосредственно Минфину. Для этого необходимо лишь наличие гривневых ресурсов на едином казначейском счете (ЕКС), но даже если денег в нужном объеме не будет, Нацбанк может его пополнить с помощью перечисления своей прибыли в бюджет. Есть еще варианты: Минфин выпускает облигации внутреннего госзайма (ОВГЗ), их покупают госбанки или НБУ, деньги поступают на ЕКС, с него они уходят в НБУ на покупку валюты. Таким образом, использование кредитов МВФ для погашения долгов носит опосредованный характер, но сама схемотехника трансформации ЗВР НБУ в ресурс на валютном казначейском счету Минфина достаточно проста.

"Крайняя" программа
Итак, прошлая программа сотрудничества с МВФ, оформленная в виде stand by в 2018-м, приказала долго жить. Причин здесь несколько. Во-первых, она рассматривалась как инструмент более дешевого фондирования под выплату государственных долгов. Но время прошло, и текущие долги были отданы с помощью сверхдорогих заимствований как на внешнем, так и на внутреннем рынках. Срок программы истекает весной 2020-го, и ее емкость уже недостаточна - всего $2,6 млрд по двум оставшимся траншам. Во-вторых, программа не включала в себя прогноз мирового финансового кризиса, когда возможности Украины по привлечению новых займов могут быть существенно ограничены. Даже более того, придется запускать модель компенсации валютных шоков в случае массового вывода нерезидентами своих вложений в наши ОВГЗ (более 100 млрд грн, и эта сумма в течение нескольких месяцев может возрасти в полтора раза). То есть новая программа должна включать в себя весь период прохождения Украиной пиковых выплат кредиторам в течение ближайших трех лет. С 2024 г. Украина, по мнению главы Минфина Оксаны Маркаровой, может окончательно прекратить сотрудничество с МВФ. Сумма программы должна покрывать возможный дефицит валютных средств.

На самом деле МВФ заинтересован в продолжении сотрудничества не менее, чем Украина. Причин этому несколько. После разговора Зеленского с главой МВФ Кристалиной Георгиевой вырисовались контуры будущей программы. Это будет простенький "стэнд-бай" на три года на сумму 4 млрд SDR (спецправа заимствования), или $5,5 млрд. При этом стоит отметить, что Украина должна фонду на данный момент $8,78 млрд, то есть на более чем три миллиарда больше, и отдать их нужно в ближайшие годы. Таким образом, даже после подписания новой программы сотрудничества с Фондом сальдо финансового потока будет в пользу МВФ и мы не только вернем полученное, но еще и доплатим свои $3 млрд, плюс останемся должны по новой программе. Кроме того, МВФ - это представитель внешних кредиторов, и он заинтересован, чтобы Украина отдавала долги до "последнего украинца". Просто сам Фонд умеет держать паузу.

В чем ключевая особенность нынешних переговоров? Дело в том, что, исходя из правительственной повестки дня, у нашей страны вообще не могло быть никаких проблем с получением новых кредитных траншей. В "меню" нашего правительства и земельная реформа с букетом системных рисков, и новый трудовой кодекс, сокращающий права наемных работников, и "рыночные" коммунальные тарифы, и распродажа госимущества за условную одну гривню. О таком МВФ не мог бы и мечтать. Если бы не один фактор, который мешает дальнейшему движению, как телеграфный столб, упавший поперек дороги. Речь о Приватбанке.

Еще в сентябре власть, видимо, была готова удовлетворить практически все требования МВФ. Но несколько заявлений о поиске компромисса с бывшими собственниками Приватбанка, которые прозвучали из окружения нового президента, вызвали настороженность Фонда, особенно вероятность так называемого "нулевого варианта", при котором национализация банка признавалась бы незаконной с начислением компенсации в пользу бывших собственников, которую можно было "взаимозачесть" на сумму кредитной задолженности компаний, прямо или косвенно связанных с прежними бенефициарами. 

Недавняя информация о том, что по требованию МВФ в Украине будет принят закон, запрещающий возврат национализированных банков бывшим владельцам, показал, что точка компромисса уже нащупана: банк остается в собственности у государства, но это не мешает признать сам факт национализации таким, что нарушил права частных акционеров. Кроме того, нельзя на законодательном уровне запретить и выплату компенсации. Вполне возможно, что МВФ удовлетворил следующий вариант: банк остается государственным, размер компенсации бывшим владельцам будет меньше кредитных обязательств их компаний, к примеру, на $0,5-1 млрд, и данная сумма будет выплачена государству, скажем, в течение 5-10 лет. Насколько этот вариант соответствует истине, покажут ближайшие события. А пока все участники переговоров благополучно перепрыгнули через условный столб и продолжили взаимовыгодное движение.

И не стоит забывать, что кредиты МВФ сейчас - это финансовое машинное масло, которое смазывает шестеренки силовой установки, продвигающей политические и экономические интересы США в глобальном мире. Если Трамп может с помощью твитов "запрещать" Всемирному банку кредитовать Китай, то почему бы ему с помощью иных "мессенжеров" не предлагать МВФ кредитовать Украину. Но для выяснения данного вопроса следует читать расшифровки телефонного разговора не Зеленского с Георгиевой, а других членов команды президента, в частности с Джулиани.

Недаром заголовки американских газет в контексте телефонных переговоров Трампа и Зеленского запестрели трудно выговариваемой фразой: Quid pro quo ("услуга за услугу"), больше похожей на логопедический тест. В таком варианте это будет первый случай, когда Украина получит $5 млрд за "правильное" участие в американских выборах, а известный украинский олигарх наконец решит долгоиграющую проблему с национализированным банком, в том числе и в международных судах. Жаль, что деньги МВФ кредитные, и долги Приватбанка так никто и не вернет. В итоге государство опять останется в минусе.