23 декабря 2019 11:32

В госбюджете нет денег, но не это страшно

В госбюджете нет денег, но не это страшно

Невозможно решать проблему, если всем рассказать, что ее нет. По информации ZN.UA, объем недопоступлений к концу года превысит 51 млрд грн.

В госбюджете нет денег, что бы там ни говорил премьер. По версии Гончарука, информация о критической ситуации с бюджетными доходами — фейк, и справедливо говорить лишь об "определенных недопоступлениях". По информации ZN.UA, объем этих недопоступлений к концу года превысит 51 млрд грн и можно сказать о кризисе в госфинансах.

Чтобы был понятен масштаб проблем, приведем данные предыдущих годов: в 2015-м — перевыполнение на 12 млрд грн, в 2016-м — недовыполнение на 1 млрд, в 2017-м — недовыполнение на 3,6 млрд, в 2018-м — на 9,2 млрд грн. Даже двузначных цифр не было.

На самом деле дефицит был бы еще больше, согласно документам, находящимся в распоряжении редакции: недопоступления от налоговой составили 7 млрд грн, от таможни — 36 млрд, по другим статьям, включительно с опять проваленной "приватизацией", — еще 25 млрд грн. Если бы не 17 млрд грн, щедро перечисленных Нацбанком в довесок к ранее уже выплаченным 47,5 млрд, дыра в госбюджете приближалась бы к 70 млрд. Старожилы Минфина утверждают, что такой сложной ситуации в госфинансах не было уже лет десять, даже в начале войны и экономического кризиса, при не реформированной налоговой и коррумпированной таможне.

Минфин пытается выйти из ситуации, как может, и не всегда изящно. Например, обязав АО "Укрзалізниця", ЧАО "Укргидроэнерго" и ЧАО "Объединенная горно-химическая компания" выплатить в качестве дивидендов за 2018-й не 30% прибыли, а все 90%. Не повезло и компаниям с меньшей госдолей в капитале, — они также должны будут отдать стране 90% вместо 50. Исключение сделали только для Ощадбанка, но это скорее повод задуматься о финансовой состоятельности самого банка.

Нынешнее выдаивание госкомпаний — необходимость. Но в перспективе выплата 90% заработанного сейчас не позволит компаниям инвестировать в развитие потом. Что в следующем году может привести к снижению ВВП, которое спровоцирует снижение поступлений в госбюджет и новый виток проблем с госфинансами. Но кто там уже вспомнит, с чего все началось.

Также Минфин инициировал за неделю до нового года дополнительное внутреннее заимствование в объеме до 10 млрд грн в счет финансирования госбюджета будущего года. По официальной версии, чтобы "предотвратить кризис ликвидности и неплатежеспособности в начале бюджетного года", по неофициальной — чтобы хоть что-то подлатать еще в этом бюджетном году.

Уже сейчас угроза не удержать граничный объем дефицита госбюджета более чем реальна. Минфин затянул пояса, но даже с учетом экономии госрасходов в объеме 25 млрд грн плановый дефицит госбюджета к концу года будет превышен на 26 млрд грн. И это оптимистичный сценарий.

Финансирование незащищенных расходов (всего, кроме пенсий и соцвыплат) уже остановлено. То есть все те из реального сектора, кто рискнул в этом году сотрудничать с нашим государством, по крайней мере до Нового года своих денег не увидят. Интересно, рассчитались ли в правительстве за сканеры для обновленной таможни и вывеску для Офиса противодействия рейдерству? Хорошо, если да.

Долгие годы главной проблемой в сотрудничестве бизнеса с государством было недоверие. С государством работали либо "свои", либо идиоты, согласные сделать сейчас, а деньги получить через два года. Нередкой была проблема банально найти желающего поучаствовать в тендере. И немало усилий было приложено для того, чтобы убедить бизнес, что государство готово рассчитываться вовремя и без задержек. После того, как бизнес недополучит порядка 35–40 млрд грн за уже выполненные в этом году работы и услуги, уровень его доверия к правительству снова будет на нулевой отметке. И опять это скажется на замедлении темпов ВВП, ведь иных источников инвестиций в развитие, кроме заработанных денег, у бизнеса нет. А тут даже заработанное не возвращают. Какой там был приоритет у амбициозной команды Гончарука? Ах да, среднегодовой рост ВВП в 7%.

Непросто приходится и местным бюджетам, — именно за их счет правительство финансирует пенсии и зарплаты. Когда Гончарук утверждает, что в госбюджете достаточно средств на выплаты защищенных статей расходов, это не так. В госбюджете пусто, а средства на эти выплаты идут с единого казначейского счета и в основном из местных бюджетов. В течение года такая практика допустима для покрытия кассовых разрывов — почти микрокредиты до зарплаты, только государственного масштаба. Но к концу бюджетного года все взятые с единого казначейского счета средства должны на него же вернуться. Только где их взять? Если ситуация с выполнением бюджета не улучшится за оставшиеся до конца года семь рабочих дней, то долг госбюджета перед единым казначейским счетом составит порядка 20–25 млрд грн, и их тоже надо будет где-то взять.

Причин текущей ситуации в госфинансах много. Во-первых, бездарное планирование. Во-вторых, нелепое стимулирование Минфином укрепления гривни привлечением спекулянтов-нерезидентов в ОВГЗ. В-третьих, отсутствие связи между монетарной и фискальной политиками. Пока эта связь выражена подписанием меморандума о сотрудничестве между правительством и НБУ — пустого и никого ни к чему не обязывающего документа. Других признаков, даже косвенных, того, что эти два ведомства вообще общаются, мы не наблюдаем. В-четвертых, "кассовый разрыв" в коммуникации Минфина и Госказначейства. По информации ZN.UA, министр финансов месяц не могла найти время для разговора с главой Госказначейства, и мы не уверены, что этот разговор наконец состоялся. В-пятых, неспособность новых руководителей реформируемых таможни и налоговой справиться с вверенными им ведомствами. Парадоксальным образом некоррупционная таможня приносит казне денег в разы меньше, чем коррупционная, даже с поправкой на ревальвацию гривни. В-шестых, рост "тени", спровоцированный отсутствием контроля, регуляций и внятной экономической политики у правительства.

Но все это поправимо. Непоправимо другое. Премьер-министр врет. Себе и окружающим, чиновникам и бизнесу. Вместо того чтобы в сложной ситуации попытаться все исправить, попутно вселяя уверенность в подчиненных, он прячется за цифрами и графиками, которые должны показать нам, что нынешний кризис — благоденствие. Да, налоговая по итогам 11 месяцев собрала 410 млрд грн. Да, Алексей Валерьевич, это больше, чем за 11 месяцев прошлого года. Но тогда уже давайте скажем людям, что по плану за 11 месяцев должны были собрать 418 млрд грн, за год — 453 млрд, а в итоге на 19 декабря 2019-го имеем 415 млрд и чуда не ждем.

А как так получилось, что, по версии КМУ, таможня выполнила план на 100,1%, хотя по плану за год должна была собрать 352 млрд грн, а по факту на 19 декабря 2019-го собрала 305 млрд? И каким образом вышло, что 305 млрд в 2019-м на 1% превысили 327 млрд в 2018-м? Может, еще раз пересчитаете и прекратите манипулировать?

Невозможно решать проблему, если ты всем рассказал, что ее нет. Не объяснить бизнесу, почему он не получит своих денег, хотя у государства они якобы есть. Не оправдаться перед местными бюджетами, которые опять и снова должны спасать центральную власть, хотя она отчитывается о финансовой состоятельности. Не договориться о конструктивном сотрудничестве с госкомпаниями, которые вынужденно отдали последнее стране, которая не очень-то и нуждается. Кстати, амбициозные планы правительства тоже не реализовать.

Для начала надо научиться хотя бы признавать проблемы, а потом учиться их решать загодя. Жаль, что тренироваться Гончарук будет на 40-миллионном государстве.