Автор: 112

12 октября 2017 10:39

Готова ли Украина к «Северному потоку — 2»?

Готова ли Украина к «Северному потоку — 2»?

Существуют два события, которые впоследствии сыграют важную роль в судьбе украинской газотранспортной системы (ГТС). Россия, возможно, 12 октября заручится поддержкой юридической службы ЕС и преодолеет очередную трудность на пути реализации масштабного проекта «Северный поток — 2» и, вероятно, приступит к его строительству в установленные сроки. Нафтогаз Украины согласовал проведение внутренней реорганизации Укртрансгаза (УТГ) и вплотную приблизился к созданию в его структуре филиала Оператор ГТС Украины. Завершить отделение планируется до 1 декабря 2017 года. Оба эти события свидетельствуют, что и Россия, и Украина двигаются строго по плану. То есть уже через 2,5 года швейцарская компания Nord Stream 2 AG должна ввести в эксплуатацию вторую ветку газопровода в обход Украины, а украинское правительство — за один-два года окончательно завершить формирование структуры филиала Оператор ГТС Украины путем расширения деятельности ГТС региональными отделениями на основе существующей структуры УТГ.

Итак, на сегодняшний день при поддержке Москвы и Берлина Nord Stream 2 AG преодолела практически все трудности, связанные с началом строительства газопровода в обход Украины. В апреле 2017-го, несмотря на прогнозы скептиков, Газпром согласовал с европейскими инвесторами (Shell, OMV, Engie, Uniper и Wintershall) новую модель финансирования проекта, общая стоимость которого должна составить около 10 миллиардов евро. Этой модели должны были помешать июльские санкции США, но партнеры Газпрома уже успели вложить по 30% от оговоренных сумм и не планируют отказываться от участия в проекте. Сейчас они ожидают изменения схемы финансирования.

В сентябре председатель совета директоров Газпрома Виктор Зубков заявил, что не видит проблем с финансированием. «Газпром — компания, которая в финансовом положении очень устойчивая, и кроме того, помимо Европы есть еще и Азиатско-Тихоокеанский регион, где можно занять определенные деньги. Ну и сам Газпром имеет приличную прибыль, и, я думаю, что вопрос с финансированием „Северного потока — 2“ — не проблема», — считает он. Поэтому европейские партнеры Газпрома могут последовать примеру французской энергетической корпорации Total. Когда Евросоюз ввел первый пакет санкций против России из-за ее действий на Украине, Total решила не выходить из выгодного газового проекта на Ямале и обратилась за финансированием к китайским источникам.

Кроме этого, в августе Nord Stream 2 AG устранила еще одну проблему, связанную с экологическими противоречиями вокруг газотранспортного проекта. Она получила результаты независимой экспертизы, где утверждалось, что прокладка нового трубопровода не окажет «существенного негативного воздействия на окружающую среду».

Но главным козырем Евросоюза, на который так полагалась украинская сторона, до недавнего времени был противоречивый юридический аспект проекта. Еврокомиссия настаивала на том, что газопровод вредит созданию Европейского энергетического союза и противоречит энергетическим правилам ЕС (Третьему энергетическому пакту). Еще в декабре 2015 г. президент ЕС Дональд Туск настоял на предоставлении Еврокомиссии мандата для ведения переговоров с Россией по проекту. 13 стран ЕС тогда поддержали эту идею.

Опасения Еврокомиссии были существенными. Об этом свидетельствовал конфиденциальный проект переговорного мандата. Немецкое издание Süddeutsche Zeitung, в распоряжении которого оказался этот проект, писало: «Еврокомиссия указывала (в проекте мандата — прим. ред.), что нынешние транзитные маршруты российского газа могут быть „в значительной степени заменены единственным доминирующим транспортным коридором". „Северный поток — 1“ и „Северный поток — 2“ вместе могут поставлять порядка 110 миллиардов кубометров газа в год. Это соответствует порядка 80% российского экспорта газа в ЕС. Использование существующих ГТС через Украину и Словакию, а также Белоруссию и Польшу может значительно снизиться. С точки зрения Еврокомиссии, это сделает уязвимыми не только транзитные страны, но и ЕС».

Но против того, чтобы разрешать Еврокомиссии вести переговоры с Россией, высказалась Ангела Меркель, а Германия настояла на экспертизе юридической службы ЕС. В конце сентября экспертиза юридической службы ЕС, как сообщило немецкое издание der Spiegel, установила, что ЕС не обладает компетенцией, чтобы от имени входящих в него стран вмешиваться в ход проекта «Северный поток — 2». По информации издания, эксперты пришли к выводу, что весьма сомнительным является уже сам по себе основной тезис Еврокомиссии о том, что проект газопровода как дополнительный маршрут поставки может повысить зависимость ЕС от российского газа. Кроме того, в существующей официальной документации не обнаружено однозначных правовых оснований, по которым ЕС мог бы вести переговоры по поводу проекта. Директивы ЕС в газовой отрасли относятся исключительно к внутреннему рынку энергетики и не могут быть применены к проектам какого-либо государства ЕС в сотрудничестве с третьей стороной, такой как Россия. Более того, несмотря на уверения Еврокомиссии, не было найдено никаких пробелов в правовом урегулировании строительства газопровода в открытом море: там вступает в действие международное право.

Nord Stream 2 AG уже приступила к согласованию проекта, и в середине сентября власти Швеции и Финляндии получили соответствующие заявки на прокладку трубопровода. Шведский посол в Москве Петер Эриксон уже заявил, что юридических оснований для блокировки проекта у его страны нет.
 
Эксперты сходятся во мнении, что если реализация проекта и дальше будет идти в соответствии с планом, то уже в начале 2018 г. начнется строительство «Северного потока-2», а через 2-2,5 года он будет введен в эксплуатацию. Если верить оценкам Еврокомиссии, то наибольший ущерб будет нанесен действующим транзитным странам и, в первую очередь, Украине. После запуска трубопровода Газпром уже обещает снизить поставки газа через Украину до 15 миллиардов куб. м ежегодно, и эти объемы будут предназначены для стран, которые граничат с Украиной. Об этом заявил в апреле Алексей Миллер в интервью Reuters. Но если учесть, что украинская газотранспортная система рентабельна при транспортировке по ней 50 миллиардов куб. м ежегодно, то Украина в результате утраты этих транзитных возможностей будет недополучать ежегодно около 2% ВВП, а стоимость ГТС снизится в пять раз в случае полного прекращения по ней транзита российского газа в Европу.

Исследование аналитического центра ewi ER&S, опубликованное в Кельне в конце сентября этого года, показало, что сценарий транзита российского газа через Украину в 2020 году еще сохранится, а вот дальнейшее использование украинской ГТС будет зависеть от технического состояния системы и цены, которую украинская сторона выставит за транзит. «Если цены окажутся высокими, а пропускная способность устаревших трубопроводов снизится, нынешние объемы газа, действительно, пойдут в обход Украины. Если Украина сохранит транспортные мощности и их можно будет использовать по приемлемым ценам, то украинский маршрут, как показывают наши расчеты, будет представлять интерес для снабжения определенных стран, например, Венгрии…» — рассказал директор ewi ER&S Харальд Хеккинг в интервью DW.
 
Следовательно, у Киева остается не так много времени, чтоб нивелировать экономические последствия возможного запуска «Северного потока — 2». А для этого понадобится завершить внутреннюю реорганизацию Укртрансгаза, пройти сертификацию нового оператора ГТС в соответствии с требованиями ЕС, присоединиться к Европейской сети операторов газотранспортных систем ENTSOG (на сегодня оператор украинской ГТС, компания Укртрансгаз, имеет статус наблюдателя в этой организации), а затем выйти с конкретными предложениями к европейским партнерам по совместному управлению отечественной ГТС. При этом, учитывая, что Россия активно продвигает проекты газопроводов в обход украинской территории, всячески поощряя участие в них европейских компаний, Украина также должна сделать своим партнерам в ЕС «привлекательное предложение». Параллельно с этим, Киев должен вести роботу по привлечению средств иностранных инвесторов, если таковые, конечно, найдутся, а также найти необходимые объемы газа для рентабельной эксплуатации системы.

Сегодня порядок развития и модернизации украинской газотранспортной системы предусмотрен долгосрочным планом до 2022 года, который был разработан, а затем представлен Минэнерго в июне нынешнего года. Отмечалось, что модернизация ГТС будет реализовываться за собственный счет, без привлечения кредитных средств. Но стоит напомнить, что в 2011-м, по подсчетам британской компании Mott MacDonald, которую предыдущее правительство наняло для оценки стоимости ГТС страны, модернизация и реконструкция системы должна была обойтись Киеву в 4,8 миллиарда долларов в течение 7 лет. В 2013-м Mott MacDonald скорректировал эту сумму, которая составила уже 5,3 миллиарда долларов. Такие капиталовложения, по оценкам британцев, должны были обеспечить надежный и эффективный транзит газа в Европу в объеме 145 миллиардов куб. м в год до 2030 года.

Но говорить о модернизации отечественной ГТС пока рано, поскольку все еще зависло на стадии создания нового оператора, и этот процесс может длиться от одного до двух лет. По замыслу, он состоит из четырех основных этапов. Первый — формирование основной команды оператора ГТС — должен завершиться в сентябре-октябре 2017 г. Вторым шагом должно стать непосредственное создание филиала по транспортировке газа в составе Укртрансгаза. Предполагается, что произойти это должно в следующем месяце. Третий шаг — формирование базового оператора ГТС на основе филиала Укртрансгаза, и четвертый шаг зависит по времени от того, как скоро будут сделаны первые три. Он предполагает, что через год-два базовый оператор ГТС будет расширен «до полноценного оператора ГТС с региональными структурами» в соответствии с ежедневными операциями.

Таким образом, в случае плановой реализации Москвой проекта «Северный поток — 2», уже к середине 2020 г. последний будет сдан в эксплуатацию. Это повлечет за собой значительное снижение транзитного потенциала Украины. Поставки российского газа в Европу через Украину снизятся в среднем в 6 раз, что приведет к потере отечественной экономикой порядка 2% ВВП. В свою очередь, руководство Украины к 2019-2020 годам планирует только завершить процесс создания расширенного оператора ГТС, что должно повлечь за собой позитивные изменения в газотранспортной отрасли. Но, безусловно, не сможет нивелировать негативные последствия от запуска «Северного потока — 2».

Более того, определенные коррективы в процесс реформ и динамику их проведения внесут выборы-2019. Поэтому уже сейчас стоило бы пересмотреть ранее предложенные долгосрочные планы страны и сделать «пятилетку» за два года.

Адрес этой страницы: http://economica.com.ua/top/article/77691470.html