01 июля 2019 10:02

Каков Совет, таков привет

ПАСЕ приняла решение вернуть российской делегации право голоса.

Каков Совет, таков привет

Недоумение. Негодование. Злость.

Такова первая реакция на решение Парламентской ассамблеи Совета Европы изменить санкционный механизм и вернуть российской делегации право голоса без ограничений. 

Разве Россия отказалась от аннексии Крыма? Ушла из Донбасса? Освободила украинских военных моряков и политзаключенных? Прекратила преследовать крымских татар и активистов из неправительственных организаций? Разрешила крымскотатарский телеканал ATR? Ничего подобного. Но желание европейских парламентариев вернуть российских депутатов в зал заседаний было столь велико, что, несмотря на глубокую ночь, за данную резолюцию проголосовали 118 депутатов, в то время как 62 высказались против, а 10 человек воздержались. Отдали голос "за" даже депутаты из Нидерландов, чьи сограждане погибли при крушении самолета, сбитого российским "Буком".

Уже на следующий день после голосования россияне триумфально появились в сессионном зале Ассамблеи.

Для Кремля и его европейских миньонов решение ПАСЕ — безусловная победа, поскольку принятая парламентариями резолюция нанесла серьезный удар по политике санкций против России, введенных международным сообществом из-за ее агрессии против Украины. Ведь восстановление прав российской делегации произошло несмотря на то, что Россия так и не выполнила ни одной резолюции ПАСЕ, касающейся ситуации в Крыму и Донбассе. 

Напомним, что российская делегация была лишена права голоса в апреле 2014 г. из-за аннексии Крыма сроком на год. Тогда в ПАСЕ сочли, что действия РФ являются нарушением норм международного права, в том числе положений Устава ООН, Хельсинкского акта ОБСЕ и основных принципов Совета Европы. В январе 2015 г. решение было пролонгировано. Теперь же в Парламентской ассамблее утверждают, что санкции неэффективны и не меняют положения вещей.

В этой ситуации решение ПАСЕ выглядит не просто как бесславная капитуляция перед шантажистом, но и как оправдание агрессора. Зато у Москвы усилилась уверенность в своей безнаказанности и собственных силах. 

Нет сомнений, что на переговорах с европейскими политиками ситуация с Советом Европы будет использована российской властью как аргумент в пользу пересмотра политики санкций против РФ и полной нормализации отношений Европейского Союза с Россией. (Правда, пока еще в ЕС существует консенсус: несмотря на усилия пророссийского лобби, там продлевают санкции, введенные из-за оккупации Крыма и войны в Донбассе.)

Да и пропагандистская машина Кремля получила мощную подпитку. Теперь, рассказывая с экранов телевизоров о внешнеполитической победе, скабеевы и соловьевы с еще большим азартом и воодушевлением будут уверять российских граждан в правильности политики Кремля в отношении Украины и Запада, далее укрепляя позиции авторитарной власти. 

Но в числе проигравших от решения ПАСЕ — не только одурманенное российское общество. 

Проиграли родственники жертв MH17. 

Проиграли украинские военные моряки и политзаключенные, содержащиеся в российских тюрьмах. 

Проиграл и Совет Европы, многие десятилетия декларировавший своей основной целью демократическое развитие, защиту прав человека и верховенство права, но в последние годы сделавший все, чтобы обнулить свой авторитет и влияние. 

Комментируя решение Парламентской ассамблеи, пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков патетично рассуждал о "победе здравого смысла". В Берлине и Париже — основных промоутерах возвращения России в ПАСЕ — предпочитают говорить о необходимости продолжения диалога с Москвой и сохранения возможности для российских граждан обращаться в ЕСПЧ. "Это хорошая новость для российского гражданского общества", — уверяет министр иностранных дел Германии Хайко Маас.

Но весьма показательно и другое: Маас в своем заявлении избежал упоминания об агрессии России в Украине и оккупации Крыма. Зато, призвав Москву к соблюдению стандартов, выполнять которые та обязалась в соответствии с Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод, немецкий министр напомнил РФ о ее обязанности оплатить свой членский взнос в организацию. 

Напомним, что Москва прекратила платить взносы за членство в Совете Европы в 2017 г., что вызвало миллионную дыру в бюджете и панику у чиновников организации, ожидавших сокращения. И это стало одной из причин, повлиявшей на желание многих европейских политиков вернуть российскую делегацию в сессионный зал. Другой аргумент, часто звучащий в европейских столицах, — сохранение РФ в Совете Европы позволит наказать Россию за нарушение ею прав человека. 

Но почему у европейцев такая уверенность, что Москва собирается выполнять решение международных судебных инстанций? На Западе отчего-то забывают о принятом Госдумой в декабре 2015 г. законе, позволяющем Конституционному суду РФ признавать неисполнимыми решения международных судов (в первую очередь Европейского суда по правам человека), если они противоречат российской Конституции. 

Да и наших военных моряков в Москве не спешат освобождать. Россия так и не выполнила приказ Международного трибунала ООН по морскому праву, заявляя, что вопрос о судьбе задержанных в Керченском проливе моряков находится за пределами юрисдикции Международного трибунала. Поэтому в Киеве в последние дни все чаще слышится риторический вопрос: будут ли сторонники возвращения российской делегации в Париже, Берлине и Риме столь же принципиальны, добиваясь возвращения украинских военнослужащих?

Несмотря на принятое решение и появление российских депутатов в зале заседаний, полноценное участие делегации РФ в работе Ассамблеи возможно только после подтверждения ее полномочий. Глава российской делегации в ПАСЕ Петр Толстой заявил, что российские депутаты придут в сессионный зал Ассамблеи для голосования за нового генсека Совета Европы только после подтверждения полномочий делегации.

Но по запросу Владимира Арьева инициировано обжалование "по процедурным основаниям" (из-за сомнений в полномочиях депутатов Госдумы, избранных с учетом голосов жителей Крыма). А по запросу грузинского депутата Нино Гогадзе — обжалование по содержательным основаниям (за нарушение базовых ценностей и правил Совета Европы).

Окончательное решение Ассамблеи во многом зависит от того, какими будут доклады британца Роджера Гейла и литовца Эгидиуса Варейкиса, которые должны были в среду представить проекты решений по обжалованию полномочий российской делегации. Когда статья сдавалась в печать, докладчики еще не выступили в ПАСЕ. 

По большому счету, у депутатов ПАСЕ — последний шанс сохранить собственное достоинство, а у организации — свой авторитет. Но есть большие сомнения в том, что Парламентская ассамблея воспользуется возможностью сохранить лицо и репутацию: голосование в ночь на вторник показало, что среди парламентариев нынче большинство сторонников "диалога" с агрессором. 

Украинская же делегация свой выбор сделала. К своей чести, она объявила о решении приостановить работу в Ассамблее в знак протеста против возвращения делегации РФ. (Данное решение не распространяется на вопросы, связанные с лишением полномочий российской делегации.) Это означает, что украинцы в том числе не будут голосовать и на выборах нового генсека Совета Европы. 

Принятое нашими депутатами решение тем более примечательно, что в украинской делегации нет единства. Так, Юлия Левочкина открыто заявила, что против этого решения, с большой долей уверенности можно предположить, что Вадим Новинский такого же мнения, как и его коллега.

Действия украинской делегации вызвали переполох в Совете Европы. Там и не предполагали, что украинские депутаты решатся на столь радикальные шаги, ожидая от наших парламентариев лишь традиционных заявлений о своем "разочаровании", "глубокой обеспокоенности" и "замене ценностей на цены". И если в Страсбурге (как и во многих европейских столицах) думали, что, пересматривая санкционный механизм и возвращая российскую делегацию, разрешают кризис, то они ошиблись, поскольку создали новый.

В дальнейшем позиция Украины в отношении участия в ПАСЕ будет во многом зависеть, во-первых, от решения украинского парламента, который существенно обновится после июльских выборов. На сегодняшний день невозможно прогнозировать, каким оно будет, решат ли депутаты вернуться в сессионный зал ПАСЕ или продолжат игнорировать работу Ассамблеи. 

Во-вторых, позиция Киева в отношении Совета Европы также будет формироваться президентом и главой внешнеполитического ведомства. Пока Владимир Зеленский лишь заявил, что разочарован решением ПАСЕ, а МИД принял решение отозвать постоянного представителя Украины при Совете Европы Дмитрия Кулебу для консультаций. 

В идеале парламент, президент и правительство должны выработать единую позицию и предпринять решительные шаги. При этом речь не должна идти о выходе из Совета Европы: подобный шаг отрицательно сказался бы не только на имидже Украине, но и на реализации всей политики евроинтеграции. Киеву необходимо выработать другие меры, позволяющие продемонстрировать организации, что она приняла ошибочное решение. 

Сейчас в украинской столице активно обсуждается вопрос закрытия Офиса Совета Европы. Думают об ограничении контактов на политическом уровне. Под вопросом и обязательность будущих рекомендаций органов Совета Европы, в том числе и Венецианской комиссии. При этом Киеву также необходимо четко сформулировать ответ на вопрос — "Чего требует Украина за свое возвращение?".

Однако готова ли украинская власть к тому, чтобы занять жесткую позицию в отношении организации, изменившей сама себе? Хватит ли политической воли? Чувство достоинства и инстинкт самосохранения диктуют выбор этого сценария. Ведь если украинская власть ограничится полумерами, то это приведет не только к дальнейшему игнорированию интересов Украины, но и к тому, что мировое сообщество со временем окончательно смирится с аннексией Крыма и простит агрессора.