14 марта 2019 10:48

Если бы не санкции, Россия не ограничилась бы Крымом

Если бы не санкции, Россия не ограничилась бы Крымом

Отмар Карас (Othmar Karas) рассказал в интервью «Курир» о попытках России оказывать влияние на Европу и о пророссийском блоке в ЕС

«Курир»: Согласно официальным сообщениям из США и Великобритании, фейковые новости, распространяемые из России с целью оказания влияния на демократические процессы, появляются прежде всего в социальных сетях. Что за этим стоит, почему это делается?

Отмар Карас: Мы должны исходить из того, что не только Россия хочет и способна с помощью дезинформации, кибератак и финансовой поддержки противников ЕС оказывать влияние на выборы в Европейский парламент. Россия не заинтересована в сплоченной и сильной Европе.

Как председатель делегации Европарламента по связям с Россией я располагаю информацией из соответствующих служб ЕС, а также из стран-членов ЕС, согласно которой Россия не только систематически генерирует и распространяет фальшивую информацию, но и пытается с помощью целого комплекса гибридных мер стратегически ослабить и расколоть ЕС.

К этим мерам, помимо кибератак и денежной поддержки правоэкстремистских и популистских партий, относятся и акции российских спецслужб внутри стран-членов ЕС. Все мы помним инциденты со Скрипалями и с разоблаченным в прошлом году полковником австрийский армии, который был российским шпионом.

То, что все страны-члены ЕС едины в понимании этого, показывает их солидарная реакция на отравление агента Скрипаля в Великобритании. «Оперативная рабочая группа по стратегическим коммуникациям» (East StratCom Task Force) Европейской службы внешнеполитической деятельности установила почти 5 тысяч случаев целенаправленной российской дезинформации и оказала ей противодействие с помощью разведки и разоблачений.

Европейский парламент указал в своем отчете, принятом сегодня подавляющим большинством голосов, что российское воздействие имело место и во время референдума по Брекситу.

— Какую пользу получает Россия от дестабилизации западных демократий?

— До сих пор Европа не может и не имеет права выступать во внешнеполитических и военно-политических вопросах единым фронтом. Но если бы могла, то во внешнеполитическом и военно-политическом отношении она была бы сильнее России и США. Брексит ослабляет Европу. Избрание Трампа ослабляет трансатлантическую сплоченность.


А наша общественно-политическая модель с парламентской либеральной демократией и нормами правового государства для Путина как бельмо на глазу. Конечно, Путин пользуется тем, что внутри Европы царят раздоры и она не действует сплоченно в мировой политике. Поэтому я требую отмены принципа единогласия при решении внешнеполитических вопросов в ЕС.

Только так ЕС может представлять континент в мире и на равных противостоять России, Китаю и США. Пока лишь в одном вопросе ЕС выступил более или менее сплоченно: единая реакции ЕС на аннексию Крыма стала для Путина сюрпризом.

На такое сопротивление он не рассчитывал. Без санкций Европы Путин, вероятно, пошел бы дальше вплоть до Одессы и Балтийского моря. Люди в Прибалтике живут в страхе.

— Есть предположение, что Кремль поддерживает партию Сальвини (Matteo Salvini). Как вы считаете, это тоже одно из проявлений стратегии России по дестабилизации Европы?

— Разумеется это стратегия Путина. У Ле Пен (Marine Le Pen) есть банковский счет в Москве. Последние подозрительные процессы в Италии указывают на то же самое. Для новой фракции правых популистов, которую собирается создать в Европарламенте господин Вилимский (Vilimsky), характерно одно: это пророссийский блок. Каждый раз, когда АПС (Австрийская пария свободы/Freiheitliche Partei Österreichs) выступает против ЕС, господин Путин радуется. И не только господин Путин.

— У АПС есть также договор о дружбе с путинской партией. Вы считаете его безобидным или настораживающим?

— АПС не только преследует в ЕС неправильные цели, но еще и имеет неправильных друзей. Партия работает вместе с теми, кто стремится ослабить позиции Европы в мире, расколоть или даже разрушить ее. Это не только настораживает, но и вызывает серьезную тревогу.

— Какую российскую агитацию Европейскому парламенту удалось обнаружить на сегодняшний день?

— Европейский парламент не проводит собственных расследований, он собирает факты, привлекает экспертов и делает политические выводы. Как председатель делегации Европарламента по связям с Россией я сотрудничал с «Оперативной рабочей группой по стратегическим коммуникациям» (StratCom) и приглашал ее сотрудников на многие слушания. Парламент хочет активизировать работу группы. Выводы Парламента изложены в отчете, принятом на этой неделе.

— Как Европа собирается защищаться?

— Европейские либеральные демократии должны лучше защищаться от автократов и от тех, кто хочет ослабить Европу. Вот урок, который мы извлекли из Брексита и проблем с соблюдением норм правового государства во многих странах-членах ЕС. В связи с этим Европейский парламент требует принятия мер в трех областях.

Во-первых, для борьбы с дезинформацией и фейковыми новостями должна быть значительно расширена «Оперативная рабочая группа по стратегическим коммуникациям» (StratCom). Кроме того, страны-члены ЕС должны теснее сотрудничать в этой области, а социальным сетям необходимо относиться более ответственно к противодействию фейковым новостям.

Во-вторых, в киберпространстве нам необходима цифровая оборонительная политика. Электронные списки избирателей, программное обеспечение для передачи и сбора результатов выборов и системы электронного голосования весьма уязвимы.

В-третьих, что касается финансовой поддержки настроенных против ЕС популистов: финансирование партий из внеевропейских источников следует затруднить и сделать прозрачным.