10 апреля 2018 15:12

Обеспечит ли скоростной интернет скоростной рост экономики

Обеспечит ли скоростной интернет скоростной рост экономики

Одной из первоочередных задач правительственной Концепции развития цифровой экономики и общества Украины на 2018-2020 гг. является развитие и обеспечение широкополосного доступа в интернет (ШПД) — построение региональной интернет-сети.


«Наша амбиция — за несколько лет достичь более 80% покрытия ШПД на основе проектов государственно-частного партнерства», — отметил на своей странице в Facebook первый вице-премьер, министр экономического развития и торговли Степан Кубив, информируют Экономические Известия.

По его данным, сейчас 33-35% сельского населения Украины вообще не имеют доступа к ШПД. Школы только на 47% подключены к ШПД, а медицинские учреждения — где-то и на 1%.

В целом же в плане проникновения широкополосного доступа в интернет Украина существенно отстает не только от стран Евросоюза, где цифровые права граждан официально признаются базовым правом каждого, но и от соседних России и Беларуси. Так, если единый показатель проникновения ШПД в Украине, согласно данным чиновников, — 12 абонентов на 100 человек, то в России — это около 19 абонентов, в Беларуси — 31.

Показатели качества интернет-соединения, если посмотреть на данные ресурса Speedtest.net, по сравнению с другими странами, в Украине также не лучшие: 114-е место по качеству мобильного интернета и 45-е место по качеству широкополосного интернета.

Между тем председатель Государственного агентства по вопросам электронного управления Александр Рыженко прогнозирует, что увеличение проникновения ШПД в Украине даже на 10% может добавить 5% ВВП. Отметим, в развитых странах увеличение проникновения интернета на 10% дает только более 1% прироста ВВП.

В совместном исследовании Международного союза электросвязи и Одесской национальной академии связи им. А.С. Попова указывается и на то, что удвоение средней скорости ШПД в стране увеличивает ВВП на 0,3%.

Но в любом случае строительство высокоскоростных сетей ШПД напрямую влияет на развитие национальной экономики.

О том, что реализация национальных программ по сокращению цифрового разрыва является одним из важнейших элементов, от которого зависит выполнение планов социально-экономического развития любого государства с развивающейся экономикой, а важнейшим элементом таких программ является обеспечение населения возможностью ШПД в интернет, также указано в вышеупомянутом исследовании.

Между тем Концепцию развития цифровой экономики Степан Кубив определяет как фактически план быстрого, относительно дешевого и качественного достижения ключевых экономических целей Украины. «Это переход от сырьевого типа экономики, потребляющей природные ресурсы, к высокотехнологичным производствам и эффективным процессам с помощью ІТ-технологий», — отметил он в соцсети.

По словам чиновников, цифровая экономика, путь к которой должна проложить сеть ШПД, предусматривает максимальное применение инновационных технологий во всех сферах жизнедеятельности страны, начиная с промышленности и финансов и заканчивая образованием и медициной. В частности, речь идет о создании рыночных стимулов, мотиваций, спроса и формировании потребностей по использованию цифровых технологий, продуктов и услуг со стороны бизнеса и общества.

«Двигаясь в этом направлении, мы предоставляем гражданам, бизнесу, промышленности и стране в целом новые возможности, чтобы расти быстрее, дешевле и с новым качеством, — это главная цель развития цифровой экономики в Украине», — рассказывает премьер-министр Владимир Гройсман.

В свою очередь, Александр Рыженко считает, что Украина обязана начать масштабную цифровизацию всех отраслей экономики и базовых сфер жизнедеятельности, прежде всего образования и медицины, максимально инвестируя в развитие цифровых инфраструктур, инновации и современные технологии.

«Иначе мы рискуем отстать от ведущих экономик мира навсегда. Именно цифровая экономика является акселератором социально-экономической жизни общества в современном мире, именно она способна стремительно повысить ВВП страны», — отметил он в своем блоге.

Председатель Государственного агентства по вопросам электронного управления также указывает на успешный опыт Эстонии, Ирландии, Швеции и Израиля — здесь, по его словам, непосредственный эффект от комплексного развития цифровой экономики составляет 20% ВВП в течение пяти лет, а доход от инвестиции (ROI) в цифровую трансформацию достигает 500%.

Наиболее ярким примером того, как в Украине уже частично используются цифровые технологии, Александр Рыженко называет агропромышленную сферу.

«Здесь благодаря цифровым технологиям передовые компании увеличивают свои ROI от 30% до 90%. Поэтому только представьте, какого результата можно достичь, если обеспечить цифровую трансформацию всей аграрной сферы. То же касается горнодобывающей индустрии и машиностроения. Совершив «цифровой скачок», Украина может стать местом реализации амбициозных проектов цифровых трансформаций в инфраструктуре, индустриях, всех сферах жизни», — отмечает он.

Между тем на старте к такому «цифровому скачк» Владимир Гройсман проявляет готовность даже рассмотреть вопрос компенсации операторам и провайдерам за развитие широкополосного доступа в интернет в регионах.

«Полагаю, тут нужно работать совместно с бизнесом. У нас есть страна с разной степенью доступности или отсутствия инфраструктуры. Мы привлекаем всех игроков на этом рынке, определяем единые критерии, и можем сказать, что мы можем создать фонд, который можем наполнить деньгами для компенсации части стоимости капитальных затрат на развитие сети. Государство может взять на себя часть расходов на эти решения», — заявил он.

В этом вопросе партнерами премьер-министр видит также и местные власти, которые получили дополнительные средства за счет децентрализации.

Несмотря на это, с построением региональной интернет-сети не все так просто. Проблема — очень сильно зарегулированное, по определению даже Владимира Гройсмана, украинское законодательство о доступе к инфраструктуре. «Например, те вопросы, которые можно было бы решить на правительственном уровне, законодательно зарегулированы так, что на каждый чих нужно принимать изменения в закон. Но эту ситуацию необходимо изменить, и мы сейчас над этим работаем», — отмечает глава правительства. Он также подчеркивает и проблему доступа к объектам энергетических компаний. Эта проблема, по его словам, также должна быть решена в как можно более сжатые сроки.

Отметим, Закон Украины «О доступе к инфраструктуре объектов строительства, транспорта, электроэнергетики с целью развития телекоммуникационных сетей» вступил в силу еще 4 июня прошлого года, но 10 подзаконных актов, которые должны быть приняты к этому моменту, до сих пор перекладываются в «долгий ящик».

Вместе с тем в ассоциации «Телекоммуникационная палата Украины» заявляют о неоднократных фактах неправомерного взимания платы за доступ к жилым домам и их помещениям вспомогательного характера с операторов и провайдеров телекоммуникаций.

«Им предлагают заключать договоры, противоречащие требованиям законов «О доступе к инфраструктуре объектов строительства, транспорта, электроэнергетики с целью развития телекоммуникационных сетей», «О телекоммуникациях» и Правил предоставления и получения телекоммуникационных услуг», — говорят в ассоциации.

В качестве примера приводят Запорожье, где некоторые компании — управляющие многоквартирных домов разослали проекты договоров, в которых предусматривается закрепление платы за доступ в 6 раз больше (более 80 грн за одну точку подключенного оборудования), чем это предусмотрено ст. 17 Закона о доступе, а также вводится новый дополнительный вид платы за доступ вопреки ч. 1-3, 9 ст. 17 Закона о доступе, устанавливают количественные ограничения в доступе к вспомогательным помещениям, а если необходимость возникает сверх установленного лимита, то эта услуга должна быть оплачена провайдерами, операторами телекоммуникаций, что противоречит ч. 9 ст. 17 Закона о доступе.

Между тем Офис эффективного регулирования (BRDO) в своем исследовании «Регулирование рынка фиксированного ШПД к сети Интернет» обращает внимание еще и на то, что украинское законодательство не содержит определения ШПД, а следовательно, не определены требования к минимальной скорости для широкополосного доступа.

«Во всем мире есть определение широкополосного интернета по скорости: это постоянная возможность подключения к интернету со скоростью не менее чем — каждая страна определяет нижнюю планку: в США — это 25 Мбит/с, в Европе — 30 Мбит/с, в Украине… отмечено только в документе Национальной комиссии по вопросам связи и информации, что широкополосный доступ — это быстрый доступ, но насколько — никто не знает», — говорит эксперт BRDO Александр Шелест.

Отметим, из 10 крупнейших операторов ШПД в Украине минимальную скорость на уровне 10 Мбит/с гарантируют только два. Четыре оператора указывают в договорах с пользователями минимальную скорость доступа в номинальные 64 Кбит/с, еще четыре — не указывают ее вообще.

Немного лучше дела в мобильной связи. В конце января состоялся конкурс на лицензии связи четвертого поколения (4G) в диапазоне 2600 МГц, что позволяет передачу данных со скоростью 100 Мбит/с. Три оператора в общем заплатили почти 2,5 лрд грн за соответствующие частоты. Недавно они уже начали тестовую эксплуатацию. То есть запуск состоялся значительно раньше, чем в свое время запуск 3G. Это связано с тем, что тогда операторы сразу приобрели оборудование, которое поддерживает и 4G.

В то же время, параллельно с планами украинских чиновников по ШПД, у Евросоюза свои планы — там до 2020 года ставят цель обеспечить 100% населения возможностью подключения на скорости не менее 30 Мбит/с и 50% населения — на скорости 100 Мбит/с. Таким образом, в своих планах Украина снова может оказаться на экономических задворках и так и не допрыгнуть до развитых стран в своем «цифровом прыжке».
 

Автор
Экономические Известия