18 ноября 2019 11:26

Налог на Netflix от Ткаченко. Будут ли украинцы доплачивать за интернет-контент

Налог на Netflix от Ткаченко. Будут ли украинцы доплачивать за интернет-контент

Власть заинтересовалась территорией, которая традиционно была максимально свободной от всяческого государственного воздействия, – социальными сетями, интернет-порталами и стриминговыми сервисами


Дать определение и обложить налогом
Проект закона о СМИ, готовящийся сейчас в Верховной Раде, может содержать нормы о налогообложении социальных сетей и стриминговых сервисов. Об этом рассказал глава комитета ВР по вопросам гуманитарной и информационной политики Александр Ткаченко во время презентации концепции закона о СМИ, который разрабатывается членами комитета.

"Мы предлагаем регистрацию в Украине. Эти платформы, если они зарубежные, не платят налоги в Украине, хотя имеют пользователей, которые платят им деньги. Также соцсети получают деньги от рекламы от украинских пользователей. Куда идут налоги? Мы можем задать такой вопрос?" - отметил Ткаченко.

Согласно концепции законопроекта о медиа такие сервисы, как Netflix, Megogo, OLL.TV, являются нелинейными аудиовизуальными медиа, а соцсети - провайдерами платформ общего доступа к информации.

Если говорить более точно, то в комитете предлагают сперва законодательно определить, что интернет-порталы, соцсети и сервисы поставки контента на заказ является медиа. Именно для этого вводится разделение на "линейных" вещателей (традиционные телевидение и радио), и "нелинейных", которые пока никак не урегулированы законодательством (это такие сервисы, как Megogo, OLL.TV или Netflix). Также предлагается выделить особые виды СМИ (общественные аудиовизуальные медиа, речь общин, иновещания), печатные медиа, а также онлайн-медиа.

По сути, депутаты предлагают радикально расширить понятие СМИ: "Есть субъекты, которые собственно не являются СМИ, и, тем не менее, мы также хотели бы дать ответ на вопрос, как должны их регулировать. Это провайдеры-сервисы, поскольку они распространяют медийный контент, провайдеры совместного доступа к информации, то есть всем известные социальные сети, а также поставщики коммуникационных услуг для нужд телерадиовещания", - отметил Ткаченко.

Законодатели не скрывают, что у них две основные задачи: взять "новые медиа" под госконтроль и заставить их платить налоги на территории Украины. По словам Ткаченко, сегодня медийное пространство Украины регулируется одновременно многими законами, большинство из которых было принято еще в конце 1990-х: "Они имеют разные правовые режимы в отношении различных медиа, а часть из них не регулируется вовсе, ведь таких медиа вообще раньше не было, существуют устаревшие процедуры и даже мертвые нормы законов".

Вообще, складывается впечатление, что Александр Ткаченко пока скорее проговаривает вслух задачи, которые предстоит решить. Так, по его мнению, готовящийся закон должен будет регулировать требования к каждой из разновидностей медиа, критерии принадлежности этих субъектов к юрисдикции Украины, а также даст ответ на вопрос о прозрачности собственности, контроля и порядка отчетности, лицензирования и регистрации, контента в разрезе квот европейского и национального продукта, языка, защиты несовершеннолетних и механизмов регулирования медиа.

Кстати, о регулировании: по словам депутата, отдельный большой раздел будет посвящен полномочиям Нацсовета по вопросам телевидения и радиовещания, его статусу, финансированию, порядку избрания членов регулятора. Кроме того, нардепы профильного комитета также предлагают запретить владеть медиа представителям страны-агрессора.

Предложено также обсудить возможность введения ограничений на владение медиаактивами для предотвращения монополий. Такой лимит может быть установлен на уровне не более 35% для аудиовизуальных медиа, 5% для печатных медиа.

В принципе ничего необычного в предложении нет: налогообложение видеосервисов по продаже контента типа Megogo, Netflix и YouTube, как и разных платных онлайн-сервисов, практикуется и в Евросоюзе, и в РФ, и в соседней Беларуси. Ткаченко, к слову, также упомянул, что готовящийся документ предусматривает имплементацию в украинское законодательство норм ЕС. Законопроект будет распространяться на сервисы, доступные на территории Украины, и те, которые могут оплачиваться резидентами с офисами в стране.

"В Евросоюзе такая норма существует, и, собственно, Netflix должен выпускать не менее 30% продукции, которая была произведена в ЕС. Тот же вопрос возникает и о языке. Украина на данный момент не самый яркий рынок, чтобы провайдеры внедряли украинский язык, но мы этого хотим. Иначе эти провайдеры ограничатся в основном русским языком", - отметил Ткаченко.

Как это будет реализовано
Концепция законопроекта предполагает изменения в законы "О печатных средствах массовой информации (прессе) в Украине" (1993), "Об информационных агентствах" (1995), "О государственной поддержке средств массовой информации и социальной защите журналистов" (1997), "О порядке освещения деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления в Украине средствами массовой информации" (1997), "О Национальном совете Украины по вопросам телевидения и радиовещания" (2005), "О телевидении и радиовещании" (2006).

Предлагается также четкое определение субъектов действия будущего закона, которые разделил на группу "медиа" и "не медиа". К первой категории относятся телеканалы и радио, медиаплатформы, общественные теле-, радиокомпании местного и общенационального уровня, а также печатные и онлайн-медиа. Ко второй - провайдеры, социальные сети и поставщики электронных коммуникационных услуг с использованием радиочастотного ресурса.

Посмотреть, как может выглядеть на практике налогообложение интернет-медиа и онлайн-сервисов, можно на примере Беларуси. Там такой механизм уже работает: с 1 января 2018 г. действует налог, который в народе прозвали "налогом на Google". Касается он не только поискового гиганта, но и вообще многих компаний и их услуг.

Смысл налога в том, что иностранные компании, которые оказывают цифровые услуги физлицам на территории Беларуси, должны уплачивать налог на добавленную стоимость. Для этого им потребовалось зарегистрироваться в белорусских налоговых органах.

Первыми это сделали - несмотря на малый объем белорусского рынка - Netflix, Google, Airbnb и другие гиганты. По словам белорусских налоговых юристов, разбиравшихся в вопросе, международные компании обращались к ним за разъяснениями: спрашивали, попадают они или нет под налог - то есть они сами хотят соблюдать законодательство. Хотя бы для того, чтобы иметь возможность бороться с пиратством.

Требование платить налог распространяется и на сервисы, которые предоставляют услуги подписки, - это касается не только музыкальных и видеосервисов (Apple Music, Netflix), но и сайтов газет, которые распространяют контент по платной модели. Покупка пространства на облачном хранилище тоже подпадает под налог.

Компаниям необязательно открывать в Беларуси свои представительства и вообще как-то присутствовать: все можно делать удаленно, достаточно стать на учет в налоговом органе Республики Беларусь. Налоговая присылает логин и пароль от личного кабинета, через который будет вестись вся работа.

Налог в размере 20% уплачивается раз в квартал. Он высчитывается из стоимости интернет-услуг, оказанных физлицам, с учетом суммы НДС. Для расчета суммы налога стоимость услуг нужно будет умножить на 20 и разделить на 120: продали тысячу игр по сто долларов - налог ориентировочно составит $16,5 тыс. Правда, пока остается открытым вопрос учета проданных услуг и контента: белорусские налоговики признают, что им приходится полагаться на добросовестность интернет-гигантов.

Если в стране уже есть присутствие зарубежной компании в форме зарегистрированного юридического лица, то нужно смотреть, кто именно оказывает услугу (например, какие-то рекламные услуги): белорусское юрлицо или иностранная компания. В первом случае это обычный "внутренний НДС", который уплачивают белорусские субъекты. Во втором - работает "налог на Google", который должен быть уплачен непосредственно иностранной компанией.

В условиях введения налога на онлайн-сервисы интернет-гиганты в Украине будут действовать по-разному. Допустим, мы покупаем музыкальный альбом в Google Play Music. Google может вложить стоимость налога в цену услуги или товара, то есть альбом подорожает для нас на 20%. Либо компания может уменьшить свою маржу, не меняя цену товара. Наконец, бремя расходов может быть возложено на правообладателя - доход музыкального лейбла или артиста от продажи альбома станет меньше.

В РФ, например, Google увеличила стоимость программ в магазине мобильных приложений, а Apple переложила налог на разработчиков программ и игр. Похоже, аналогичная ситуация будет и у нас.

Отдельно также на рассмотрение комитета выносилась идея Ткаченко о введении системы "финансовый fair play". Она предусматривает санкции против неприбыльных медиа, что, как считает Ткаченко, поможет вывести СМИ из-под контроля политиков и крупного бизнеса. Но хорошими намерениями вымощена дорога в ад - как быть тем СМИ, которые действительно не получают прибыли или только начинают свою работу - непонятно.

Автор
Деловая Столица