18 апреля 2017 09:02

Россия и Украина: дополнительное разъяснение

Россия и Украина: дополнительное разъяснение

Комментарий России, опубликованный 31 марта, отсылает к целому ряду исторических аллюзий и современных обвинений в адрес Украины, которые касаются ее истории, суверенитета и текущей обстановки. В силу того, что португальская общественность заслуживает лучшего разъяснения данных вопросов, на некоторых из них следует остановиться подробнее.

Если начинать разговор с далекого 1654 года, важно напомнить о том, что казачья республика, оказавшись перед трудным решением, сделала выбор в пользу стратегического соглашения с соседним Россией. Первоначальный текст этого договора был окончательно утерян в недрах российских архивов. Таким образом, сегодня мы не можем точно знать, каковы были права и обязанности сторон.

Примерно в то же время Украину посетил французский военный инженер и картограф Г. Л. де Боплан, который оставил мемуары, вышедшие в 1651 году и начиная со второго издания публиковавшиеся под названием «Описание Украины». Ранее, в 1648 году, Боплан напечатал карту Украины (которую можно найти в библиотеке Конгресса США) — одно из первых упоминаний Украины в европейской картографии. Та же карта позволяет понять, что нынешняя Россия в то время была известна как Московия, а ее географические границы не соответствовали современным.

После нескольких веков колониального господства Российской империи и после ее поражения в Первой мировой войне в январе 1918 года в Киеве возникла Украинская Народная Республика, которая установила дипломатические отношения с более чем 20 европейскими странами, но сразу же подверглась давлению, угрозам и ультиматумам со стороны советской власти, прикрывавшей свои действия всегдашним стремлением «просто помочь украинскому народу». Хотя в рамках Брест-Литовского договора 1918 года российское правительство формально признало независимую Украину, оно способствовало созданию, поддерживало, вооружало и финансировало те силы и формирования, которые сделали возможным появление подконтрольной Москве «Украинской Советской Социалистической Республики» с крайне ограниченным суверенитетом, остатки которого были утрачены в период укрепления сталинской власти.

Принудительная коллективизация, разрушение экономических отношений в деревне, крупномасштабный и централизованный захват и изъятие злаков, даже тех, которые составляли посевной фонд, вылились в Голодомор. Число украинцев, погибших в результате Голодомора, оценивается в более чем 7,5 миллиона жертв, что равносильно потерям страны за всю Вторую мировую войну.

Юрист, адвокат и американский исследователь Р. Лемкин, автор самого термина «геноцид», без каких-либо колебаний классифицировал Голодомор как советский геноцид, о чем свидетельствует в частности название его работы, посвященной данной теме, «Советский геноцид в Украине» (1953).

Что касается обязательств Украины по Минским соглашениям, необходимо отметить, что прекращение огня и отвод тяжелых вооружений от линии соприкосновения возможны только с участием всех сторон. Отвод украинской армии и боевой техники в одностороннем порядке был бы только на руку террористическим организациям, действующим на временно оккупированных территориях Украины, и не способствовал бы мирному урегулированию в регионе.

Украина заявляет о своей абсолютной открытости и настаивает на присутствии наблюдателей в зоне линии соприкосновения. Тем не менее военное присутствие России, которое отрицают как пророссийские сепаратисты, так и сама Москва, мешает ОБСЕ проводить мониторинговую миссию. Так, неоднократно сбивались используемые ею беспилотные летательные аппараты.

На основе ежедневных отчетов о миссии ОБСЕ можно констатировать, что совместные силы России и сепаратистов не испытывают недостатка в боеприпасах, военной технике, квалифицированных сотрудниках или топливе, чтобы осуществлять соответствующую деятельность. Украина также не верит объяснениям, предлагаемым российской дипломатией, что якобы все эти материалы были «найдены» в шахтах на складах советской эпохи в Донбассе.

Как бы искренне Украина ни желала признать Россию не связанной с конфликтом, реальность и документально подтверждаемое присутствие российских военных в Донбассе доказывают обратное.
Автор
Publico (Португалия)