11 мая 2017 10:04

Украина: война на медленном огне

Украина: война на медленном огне

Во вторник в Киеве начался музыкальный конкурс «Евровидение». Победителя коронуют в субботу. Между тем на востоке продолжается война. За три года унесено 10 тысяч жизней, а конца конфликту так и не видно.

Дорога на машине от Киева до Донбасса, региона на востоке Украины, где на медленном огне тлеет война между поддерживаемыми Россией сепаратистами и украинской армией, займет минимум 10 часов.

«Ситуация никак не влияет на будничную жизнь Киева, а во время Евровидения, возможно, и вовсе ничто не будет об этом напоминать, кроме 16 тысяч полицейских и военных, расставленных на постах. За безопасностью мероприятия следят очень тщательно», — говорит Якоб Хеденскуг (Jakob Hedenskog), аналитик политики безопасности и эксперт по Украине из Научно-исследовательского института Тотальной обороны.

«Это получило последствия, как экономические, так и гуманитарные. Гуманитарные посылки прекратились. Мы очень мало знаем о том, что происходит на оккупированных территориях, но можем исходить из того, что гуманитарная ситуация хуже всего вдоль так называемой контактной линии, где перестрелки происходят буквально каждый день», — говорит Якоб Хеденскуг.

По словам русского министра иностранных дел Сергея Лаврова, за регулярными вооруженными провокациями на Донбассе стоит Киев. Со стороны украинского правительства исходят такие же обвинения. Когда немецкий канцлер Ангела Меркель недавно встречалась с президентом Путиным, они оба дали понять, что едины в стремлении к политическому решению конфликта посредством так называемого Минского протокола.

«Сейчас разговоры о продолжении переговоров повторяются, словно мантра, даже если они при нынешнем положении дел ни к чему и не ведут. А никаких конкретных переговоров не ведется. Встреча показала, что Путин и Меркель совершенно не согласны друг с другом по большинству вопросов, не только в том, что касается Украины», — говорит Якоб Хеденскуг.

Пришла очередь Макрона

Уходящий французский президент Франсуа Олланд был, наряду с Меркель, двигателем Минского процесса. Сейчас его сменяет Эммануэль Макрон.

«Меркель задавала тон риторике этих двух западных лидеров в ходе Минского процесса. Кроме того, она знает русский, так что говорить все, что угодно, за ее спиной во время переговоров не получится. Она также показала, что может вести по-настоящему открытую беседу с Путиным. Макрон — скептически настроенный по отношению к России — вероятно, при нынешнем положении дел не имеет никаких других амбиций, кроме как занять место Олланда», — говорит Якоб Хеденскуг.

Роль США менее ясна. Посол страны в ООН Никки Хейли (Nikki Haley) высказывалась весьма критически по поводу действий России на Украине. Министр иностранных дел Рекс Тиллерсон (Rex Tillerson) также выступает за продление санкций против России. С Дональдом Трампом, напротив, все менее определенно.

«Во время американской предвыборной кампании украинское руководство было совершенно убеждено, что Хиллари Клинтон победит. Времени на то, чтобы попытаться сблизиться с Трампом, практически не выделялось. Затем, после того, как Трамп выиграл, в Киеве началась чуть ли не паника. Он ведь, в том числе, говорил, что подумывает, не признать ли аннексию Крыма Россией.

С того момента взгляды на Россию изменились, в том числе после того, как было обнаружено, что Россия вмешивалась в выборы, а также после газовой атаки в Сирии.

«Но Трамп сам не делал никаких критических заявлений в адрес Путина и России, насколько я знаю. Вот что по-прежнему беспокоит украинское руководство», — говорит Якоб Хеденскуг.

Постоянные нарушения перемирия

Перемирие в Донбассе нарушается по большому счету каждый день. Сейчас это похоже на замороженный конфликт, как с Абхазией и Южной Осетией в Грузии, Приднестровьем в Молдавии и Нагорным Карабахом в Азербайджане.

«Россия, в общем и целом, смотрит на замороженные конфликты как на нечто, что нельзя разрешить, их можно лишь накалять и остужать по своей прихоти, в зависимости от того, чего хочешь достигнуть на других политических аренах. В настоящее время находить решение по Украине нет никакого стимула», — говорит Якоб Хеденскуг.

К этой проблеме относится также то, что от Украины ждут проведения конституционных реформ и выборов на оккупированных территориях согласно украинским законам о выборах, до того, как Россия передаст контроль над границей украинским властям.

«Этот процесс сейчас совершенно никуда не движется. Кроме того, это вообще не сработает. Порядок действий не тот. Сначала надо добиться безопасности, и лишь потом проводить выборы. Конституционные реформы — долгосрочный процесс».

То, что Россия вернет Крым, исключено, считает Якоб Хеденскуг.

«Вопрос по Крыму с русской точки зрения считается решенным. Проблема Крыма в Минском протоколе даже не упоминается. А согласно ему, Украина должна быть единым государством, но мне трудно сказать, как это можно воплотить в жизнь на практике. Я недавно был на Украине, и отношение там сейчас к оккупированным территориям намного жестче, чем всего год назад».