08 июня 2018 10:14

Россия приходит в упадок

Россия приходит в упадок

Сейчас — время Путина. На следующей неделе в Москве стартует Чемпионат мира по футболу, и Кремль не пожалел средств, чтобы продемонстрировать новую путинскую Россию как яркую, динамично развивающуюся, безопасную и сильную страну. Ожидается приезд полумиллиона гостей — российская пресса сообщает, что пресловутых хулиганов-ультрас официально предупредили: они должны вести себя как следует, иначе реакция властей будет максимально жесткой.


Несмотря на чрезвычайно низкие цены на нефть, сохранявшиеся на протяжении четырех лет, Путин все же нашел деньги на строительство или реконструкцию десятка новых стадионов. Москву на протяжении двух лет обновляли и ремонтировали, в результате чего город выглядит более чистым, свежим и более процветающим, чем все европейские столицы, которые я видел. Политический сигнал вполне ясен: осуждение мировой общественности в связи с отравлением Скрипаля, разгромом Алеппо и аннексией Крыма для Путина ничего не значат. Он снова сделал Россию великой.


Можно понять, почему большинство россиян и многочисленные поклонники Путина на Западе в это верят. Нефтяной бум, который совпал с правлением Путина, обеспечил его соотечественникам беспрецедентное процветание. В результате того, что Путин с одобрения государства поменял бандитов на взяточников-вымогателей в погонах и безжалостно расправился с оппозиционерами в некогда активных российских СМИ и в парламенте, в стране воцарились тишина и молчание, которые многие воспринимают как стабильность.


Но, находясь в патриотическом угаре по поводу реализации грандиозных инфраструктурных проектов, обошедшихся стране в миллиарды долларов, таких, как только что построенные крымский мост и сверкающие стадионы, Россия приходит в упадок. По данным Росстата, в 2000 году количество школ в стране составляло 68100, а сейчас — 41100. Когда Путин пришел к власти, в стране было 10700 больниц, сейчас же их — всего 5400. Количество жилых помещений, признанных непригодными для жилья, увеличилось более чем в два раза — в соответствии с количеством бюрократов, которых в начале тысячелетия было менее 1,2 миллиона, а сегодня — 2,2 миллиона. Несмотря на высокие цены на нефть, которые сохранялись на протяжении многих лет, ВВП России в реальном выражении все еще меньше, чем в 1990 году. За этот же период экономика Китая выросла более чем в четыре раза, а экономика США — почти в два раза.

Для большинства российских телезрителей вторжение Путина в Грузию и на Украину, его военная интервенция в Сирии и увеличение военных расходов, в результате чего они достигли более 4% ВВП, являются признаками того, что Россия вновь обрела силу. Но в действительности из-за зарубежных авантюр Путина Москва стала менее влиятельной в странах ближнего зарубежья, чем при Борисе Ельцине. Путин, возможно, и получил Крым — но взяв к себе его пророссийское население и забрав его у Украины, он добился того, что в Киеве, бывшем когда-то самым главным естественным союзником Москвы, пророссийского правительства теперь не будет никогда.


Диктаторские государства Центральной Азии полностью колонизированы китайскими деньгами и теперь продают большую часть своей нефти и газа Пекину. Китай доминирует и в Шанхайской организации сотрудничества, единственном серьезном блоке, обеспечивающем безопасность стран Евразии. В энергетике время величия России тоже подходит к концу. С 1973 года на материковой части России никаких крупных нефтяных месторождений обнаружено не было, а для разработки шельфовых месторождений на Сахалине и Штокмановского месторождения на арктическом шельфе Москве необходимы западные инвестиции и технологии, которые она вряд ли получит после целого ряда бесцеремонных экспроприаций иностранных нефтяных компаний, включая Shell и BP. Даже для сохранения объемов добычи на нынешнем уровне требуются крупные инвестиции, доступ к которым был полностью отрезан из-за недавно введенных санкций.


От Путина, как и раньше от Леонида Брежнева, скрывают последствия фундаментальной дисфункции российской экономики, связанной с высокими ценами на нефть. Во время недавнего снижения цен на нефть, длившегося четыре года, когда цены упали со 110 до 30 долларов за баррель, Путин сохранил свою популярность за счет того, что придумал внешних врагов и ввязался в войны на Украине и в Сирии. С ростом цен на нефть денежные поступления опять увеличились, маскируя неэффективность самой экономической системы. Не следует обольщаться — российская экономика, как и во времена Брежнева, стагнирует, увязнув в трясине чиновничьего воровства, оттока капитала и «утечки мозгов» — молодых специалистов и предпринимателей.


Путина спасла лишь невероятная удача. За несколько лет действующие с 2014 года санкции и крайне низкие цены на нефть, казалось, все-таки повлияли на российскую экономику и грозили тем, что четвертый срок Путина станет периодом недовольства. Но в мае Дональд Трамп заявил, что США выйдут из иранской ядерной сделки, заключенной Бараком Обамой, и вновь введут санкции против Тегерана. При этом Вашингтон ввел санкции против предприятий нефтяной промышленности Венесуэлы на фоне обвинений в адрес придерживающегося левых взглядов президента страны Николаса Мадуро в фальсификации результатов голосования. В итоге поставки нефти сократились, что, в свою очередь, вызвало резкое повышение цен на нефть до уровня более 80 долларов за баррель. Трамп, возможно, полагал, что отказ от сделки с Ираном станет наказанием для врагов Америки, но на практике это позволило Путину в политическом смысле воспрянуть духом.


Для Путина эта неожиданная удача оказалась как нельзя кстати. В январе Министерство финансов России объявило, что стабилизационный фонд страны в размере 141 миллиарда долларов, благоразумно созданный в те времена, когда цена на нефть составляла 150 долларов за баррель, полностью исчерпан. Чтобы сбалансировать бюджет, Кремль собирался провести пенсионную реформу и болезненные сокращения бюджета. Но благодаря Трампу эти планы были отложены.


Похоже, что Европа, тоже идет путинским путем. По крайней мере с 2011 года Россия поддерживает и поощряет все движения или политиков, которые пытаются разрушить европейское единство — от предоставления льготных кредитов Национальному фронту Марин Ле Пен до поставок дешевого газа венгерскому президенту Виктору Орбану. В ответ на это потенциальные «разрушители» европейского проекта — от британца Найджела Фаража до Беппе Грилло, основателя итальянского движения «Пять звезд» — восхищаются Путиным. Новое популистское правительство Италии уже потребовало отмены санкций в отношении России.


Надежды Путина на то, что Европа начнет «сама себя пожирать», похоже, сбываются. В коалиционном правительстве Италии сейчас доминирует движение «Пять звезд» вместе с партией «Лига», которая отличается таким же евроскептицизмом и восторженным отношением к Путину. Орбан, несмотря на то, что он неоднократно не соблюдал введенные Брюсселем иммиграционные квоты, а также ограничивает свободу слова и другие свободы, в апреле одержал блистательную победу на парламентских выборах и был переизбран, его партия получила конституционное большинство в парламенте Венгрии — две трети голосов. И хотя нет серьезных доказательств того, что в достижении любого из этих политических результатов решающую роль сыграли российские деньги, хакеры или пропагандистская деятельность финансируемого Кремлем канала RT, конечный результат — разобщенная, раздираемая кризисом Европа — не может не радовать Россию.


Да, скандал со Скрипалями стал неудачей — но только символической. Терезе Мэй удалось мобилизовать значительное количество мировых лидеров, и в итоге было выслано более 120 российских дипломатов (даже Орбан выслал одного). Но Россия в ответ выслала больше дипломатических работников —189, пропагандистская машина Кремля превратила скандал во внутриполитическую победу Путина, при этом России удалось избежать экономических последствий.


Для репутации Путина гораздо большее значение имеет Сирия. Российская военная кампания, начатая в сентябре 2015 года, всегда была направлена не столько на спасение режима Асада, сколько на то, чтобы утвердить дипломатическое влияние Москвы на международной арене. Перебросив на авиабазу Хмеймим недалеко от Латакии всего лишь одну эскадрилью из 35 самолетов, Путин смог не только резко переломить ход войны в пользу Асада, но и заявить, что Россия вновь стала влиятельной силой на Ближнем Востоке. Более того, Москва решительно взяла под свой контроль сирийский мирный процесс, вытеснив США.


Отказ Трампа от участия в ядерной сделке стал для Москвы неожиданной серьезной дипломатической удачей. Остальные участники соглашения — Великобритания, Франция, Германия и Китай — теперь в спешном порядке изо всех сил пытаются, не считаясь с США, найти способы оставить соглашение в силе. Их цель состоит в том, чтобы найти для Ирана альтернативные стимулы, чтобы он не возобновил работу по обогащению урана. Но для этого им необходима поддержка России. «Впервые Европа, Россия, Китай и Иран объединились, — заявил на этой неделе генерал, представляющий командование Революционной гвардии Ирана (Корпуса стражей Исламской революции), выступая в Лондоне перед политиками и государственными деятелями разных стран. — Все они поставили перед собой одну цель — работать, чтобы исправить ситуацию и остановить безумие политики США».


Многочисленные санкции, периодически вводимые Европой и Соединенными Штатами против России, пока не нанесли серьезного воздействия на основу ее экономики. Некоторым лицам из окружения Путина запрещен въезд в эти страны, и их активы заморожены. Большинство крупных российских государственных компаний не могут привлекать инвестиции на международных рынках. Для развития России это серьезная долгосрочная проблема. Но в краткосрочной перспективе Путин смог избежать наихудших инфляционных последствий санкций. Он, например, ввел свой собственный запрет на ввоз продуктов питания из Европы, что позволяет защитить российских потребителей после того, как в 2014 году курса рубля упал на 45%.


Но будь у Брюсселя и Вашингтона политическая воля, они могли бы мгновенно и полностью разрушить российскую экономику — так же, как они когда-то сделали это с Ираном. Отключение России от международной межбанковской системы платежей Swift, главный офис которой расположен в Брюсселе, разрушило бы российский рынок розничных банковских услуг. Европа слишком зависит от российских компаний, экспортирующих энергоносители, таких как «Роснефть» и «Газпром», чтобы резко отказаться от покупки сибирского газа. Но технические ограничения на продажу российских государственных акций на Лондонской фондовой бирже могли бы привести к падению цен на их акции. Подобно тому, как недавние санкции против алюминиевого олигарха Олега Дерипаски обрушили цены на акции «Русала» на 40%. Даже не ставя под угрозу свои продажи автомобилей, самолетов, бытовой электроники или тяжелого машинного оборудования, Европа могла бы нанести гораздо более серьезный удар по экономике России — если бы для этого существовало политическое единство.


Но этого единства нет. Именно поэтому разногласия в Европе и безответственность Трампа так важны для политического выживания Путина. Но означает ли это, что четвертый срок Путина у власти — или четвертый срок его царствования, как это называют российские либералы — будет периодом триумфа, а не проблем и неприятностей?


Хотя многие либералы в Европе — и особенно в Америке — изображают Путина как своего рода мирового кукловода, закулисного манипулятора, чьи хакерские и пропагандистские махинации привели к глобальной победе популизма, правда заключается, прежде всего, в том, что Россия была не столько причиной внезапной вспышки популизма в Европе, сколько бенефициаром. Подобно жрецу, который утверждает, что вызвал солнечное затмение, Путин ничего такого особенного не делает, что дало бы результат, он просто удачно выбирает момент. Путинизм, в отличие от коммунизма, не претендует на роль универсальной идеологии. Кремлевские политтехнологи создали смесь из высокопарных лозунгов, касающихся национальной гордости и консервативных религиозных ценностей, истинность которых кощунственно подтверждается путем напоминания о том, что СССР победил фашизм во Второй мировой войне. Но в действительности Россия является страной с развитой клептократией, которой правят очень циничные и коррумпированные люди, экономика которой не протяжении трех десятилетий стоит на месте.


Путин пускает пыль в глаза, он самоуверен — и, еще раз, у него есть нефтяные деньги для финансирования пафосных и помпезных международных зрелищ вроде Чемпионата мира по футболу. Но то, что он выставляет в качестве формулы величия страны, на самом деле основано не на мнениях и оценках, а на неожиданных прибылях и удаче. Но удача не бывает постоянной — она может и отвернуться.

Автор
The Spectator (Великобритания)