08 июля 2019 09:04

Так ли близко финансовый кризис?

Так ли близко финансовый кризис?

Читая заголовки в СМИ, очень часто можно увидеть свидетельства надвигающегося кризиса. 

Из года в год эти новости повторяются, меняются только заголовки и причины. Так реален ли он?

Налоговая реформа Трампа позволила многим компаниям провести оптимизацию процессов и получить дополнительные средства. По задумке ее инициаторов, дополнительная ликвидность дала бы возможность увеличить доходность компаний, и, как следствие, больший объем средств инвестировать в развитие. Это помогло бы увеличить доходы и оклады сотрудников. Рост покупательной способности позволил бы увеличивать объемы экономики в целом. Идея сработала, но не так, как ожидалось. Вместо улучшения своей продуктивности компании начали отправлять потоки дополнительной наличности для обратного выкупа собственных акций, повышая стоимость капитализации компании и увеличивая прибыль на акцию. Это позволяет компаниям расти не за счет улучшения производительности, а за счет оптимизации финансов. Реформы в результате не дали в полной мере экономического эффекта. Но, несмотря на это, ВВП США все равно показал рывок, и это в который раз доказывает, что частные компании лучше чиновников знают, как использовать средства. Но эффект от данных событий уже иссякает, что и вызывает вопросы относительно будущего развития экономики.

Торговые войны США с Китаем и протекционизм со стороны Америки ограничивают передачу технологий и снижают объем инвестиций между странами. Также это формирует ограничение миграции, создавая серьезные риски и последствия для мировых торговых цепочек поставок. Это порождает угрозу замедления мирового роста и увеличения уровня инфляции.

При этом данный риск увеличивается со временем, и эффект от угасания налоговых реформ Трампа 2017 г. уменьшается. Несмотря на это, американский фондовый рынок пока полон оптимизма и продолжает свой рост. Но существуют риски, связанные с долговыми рынками во многих развивающихся экономиках, долг в которых имитирован в иностранной валюте (доллар), — каждое повышение ставки ФРС и рост доллара на международных рынках давят на бюджеты этих стран. В частности, по этой причине украинский Минфин эмитирует больше бондов именно в национальной валюте.

Наиболее угрожающей выглядит ситуация в Китае. Несмотря на рост ВВП, который постепенно замедляется, уровень невозвратных кредитов у банков Китая побил новый исторический рекорд в первом квартале 2019 г. В недавней статье от Bloomberg было отмечено низкое качество активов китайской банковской системы. Многие корреспонденты и экономисты, которые имеют дело с Китаем, уверены, что новый кризис придет именно из Поднебесной. И здесь сложно не согласиться, ведь долговая нагрузка этой экономики крайне высокая. К тому же большие сомнения вызывает публикуемая статистика Китая о его банках, ВВП и прочих показателям. В большинстве случаев статистика самих компаний является закрытой и публикуется с большим опозданием, а публикуемая — преувеличена, и доверять ей можно ровно как и статистике в СССР. Так, компании, имеющие высокий кредитный рейтинг, по факту допускают дефолты и становятся банкротами.

С начала текущего года и по апрель, по данным Bloomberg, объем корпоративных дефолтов вырос в юанях до 39 млрд, или 3,4 раза по сравнению с предыдущим годом. При этом за 2018 г. китайские банки списали в общей сумме кредитов на 550 млрд юаней, или на 70 млрд долл., что равняется практически всем долгам Украины. Несмотря на рост проблем на 24%, банки показали прибыль по итогам года. В данный момент объем плохих кредитов (на первый квартал 2019-го) оценивается на уровне в 2,1 трлн юаней. Пока Китай имеет шансы скрывать это, и в случае улучшения экономических отношений с США кризис можно будет отложить на более длительный срок, на 2–3 года, правда это позволит пузырю стать больше.

В то же время монетарная политика США могла бы и ускорить этот процесс и ухудшить состояние долговых портфелей китайских банков из-за роста стоимости работы с ним после увеличения процентной ставки ФРС. И это вызывает трудности не только у Китая, но и у других стран (в частности, и у нас), поскольку напрямую влияет на спрос на наш долг, на его стоимость и, как следствие, на наш бюджет.

Монетарная политика ФРС будет определяющей в развитии будущего кризиса. После роста стоимости кредитования в 2018–2019 гг. и появления первых признаков замедления мировой экономики в январе Федеральный резерв взял паузу в этом процессе, а уже на встрече 19 июня заявил о возможном снижении процентных ставок. В похожем тоне повели себя многие мировые центробанки. Так, центральные банки Австралии и Новой Зеландии несколькими неделями ранее уже начали уменьшать ставки, снижая риски для своих экономик. В будущем большинству стран нужно будет прибегнуть к этим мерам. В нашем случае это позволит и нашему Нацбанку в 2020 г. начать снижать ставки. К этому периоду начнет замедляться и инфляция в нашей стране, что развяжет НБУ руки.

Таким образом, доходность на развивающихся рынках будет снижаться, а наши бонды будут выглядеть привлекательно на фоне конкурентов, даже несмотря на более низкие ставки, чем сейчас. Это будет создавать спрос на них и позволит снизить ставку на первое время в районе 12%. Что может улучшить ситуацию с обслуживанием нашего долга и увеличить активность украинской экономики, которая может вылиться в рост ВВП выше 3%.

В общей сумме рисков нужно выделить еще китайско-американскую торговую войну. США имеют больше влияния на торговлю с Китаем, чем может показаться с первого взгляда. Суть этой истории достаточно проста. Многие американские компании разместили свои производства в Китае и направляют продукцию в США, расширяя таким образом объем торгового дефицита между странами. По сути, сейчас США субсидируют рост экспорта Китая, а также стран, которые активно завязаны в этот процесс и формируют длинную цепочку поставок. Таким образом, замедление экономики США, ужесточение монетарной политики или любое стимулирование будет отражаться не только на США, но и на Китае, позволяя ему активно выйти из кризиса, которого он в 2008 г. так и не ощутил. В то же время, вводя пошлины, американские компании успешно заменят китайских контрагентов на других. В связи с этим мы можем стать свидетелям снижения китайской экономики и экспорта. Но на месте старых площадок для производителей всегда будут появляться новые потенциальные места для работы, которые можем занять и мы. Соответственно, скорость и степень этих изменений в китайской экономике и будут влиять на возможный кризис и его ход.

Автор
Зеркало Недели
Источник