08 октября 2019 10:08

«Северный поток — 2» будто пакт Молотова-Риббентропа

«Северный поток — 2» будто пакт Молотова-Риббентропа

Президент Трамп заявил, что «это действительно делает Германию заложницей России». Сенатор Тед Круз (Ted Cruz), республиканец от штата Техас, заявил, что это будет стимулировать российский «военный авантюризм». Радослав Сикорский (Radoslaw Sikorski), бывший министр обороны Польши, сравнил это с печально известным пактом Молотова-Риббентропа 1939 года, который объединил нацистов со сталинским Советским Союзом.

Слишком уж бурная негативная реакция на две нитки газопровода, известные под названием «Северный поток — 2», которые проходят параллельно и позволят увеличить в два раза мощность уже существующих двух ниток газопровода «Северный поток», введенного в эксплуатацию в 2011 году и работающему на полную мощность.

Газопроводы проходят из России по дну Балтийского моря непосредственно в Германию, минуя Польшу и Украину, что лишает эти страны возможности получать определенные транзитные сборы. Компания «Газпром», контрольный пакет которой принадлежит российскому правительству, является владельцем 51% акций «Северного потока — 1». Ей полностью принадлежит компания Nord Stream 2 AG, которая проектирует новые газопроводы и будет их оператором.

Критики, в том числе из США, которые хотели бы увеличить поставки сжиженного природного газа в Европу, говорят, что они не просто обеспокоены тем, что Германия станет слишком зависимой от российского газа по мере того, как будет отказываться от использования ядерной энергетики и угля. Они также опасаются, что в более широком смысле намерение России состоит в том, чтобы лишить Украину важной части дохода. Россия после аннексии Крыма в 2014 году ведет своего рода войну на востоке Украины.

Таким образом, политическая и геополитическая игра является такой же частью истории, связанной с «Северным потоком», как и любой спор по поводу экономики, изменения климата или диверсификации поставок энергоносителей в Европу.

«„Северный поток" является политически чувствительной темой, поскольку он стратегически раскалывает Европу, где с одной стороны находятся интересы Германии, а с другой — интересы всех остальных стран, — говорит Кристине Берзина (Kristine Berzina), старший научный сотрудник германского Фонда Маршалла в Брюсселе. — Из-за этого возникает серьезное недоверие и напряженность в отношениях с Польшей и Украиной».

Хотя Трамп и Круз пригрозили ввести экономические санкции в отношении компаний, участвующих в строительстве газопровода «Северный поток —2», проект, вероятно, будет завершен почти в соответствии с графиком в начале следующего года. По словам Себастьяна Сасса (Sebastian Sass), представляющего в Евросоюзе компанию Nord Stream 2 AG, которая осуществляет строительство газопровода, из общей протяженности газопровода около 2400 километров уже проложено более 2000 километров.

Прокладывая трубопровод отдельными участками, компания ждет утверждения завершающего участка маршрута в обход Дании, которая отказалась давать разрешение на прокладку нового газопровода через датские территориальные воды рядом с уже действующим. Но Копенгаген, как ожидается, одобрит один из двух относительно коротких обходных маршрутов (один из которых проходит к северу от датского острова Борнхольм, а другой — к югу) в исключительной экономической зоне Дании, но за пределами ее территориальных вод. Поэтому эти маршруты должны быть одобрены лишь с учетом требований экологии и без оглядки на политику, сказал Сасс.


«Когда выполнена такая большая работа по прокладке трубопровода, непонятно, какова будет цель санкций — говорит Берзина. — Реализация проекта продвинулась так далеко, что многие разговоры о санкциях и его остановке кажутся весьма запоздалыми».
Гораздо важнее, по ее словам, является то, «как вы справляетесь с политическими последствиями, что это дает Евросоюзу, и как вы поддерживаете определенную экономическую стабильность на Украине и гарантируете транзит через Украину и Польшу?».

Председатель комитета по международной политике бундестага Норберт Реттген (Norbert Röttgen) выступал против строительства «Северного потока —2». Но, несмотря на угрозы США ввести санкции, он сказал, что останавливать его «немного поздно».

Что еще хуже, говорит он, американские санкции «означали бы значительную эскалацию в отношении Германии и других европейских стран и приближение к состоянию торговой войны». Санкции «стали бы тяжелым ударом для трансатлантистов», которые уже заняли оборонительную позицию в результате жесткой критики Трампа в адрес канцлера Ангелы Меркель и ее политики.

«Геополитическая проблема „Северного потока" заключается в том, что он усиливает зависимость от России, особенно это касается Украины. Но еще большая проблема состоит в том, что он отделил Германию от большинства ее европейских соседей, особенно восточных, а также отделил Германию от США, — говорит Норберт Реттген, член партии Ангелы Меркель. — Россия вбивает клин между Германией и ее восточными соседями, между Германией и ЕС, а также между Германией и США».

Ангела Меркель выступает в защиту строительства газопровода. В феврале на Мюнхенской конференции по безопасности она с насмешкой высказалась по поводу опасений США, заявив, что «молекула российского газа остается молекулой российского газа независимо от того, идет ли он через Украину или по дну Балтийского моря».

Реттген сказал, что в ее словах «есть физическая логика, но нет политической логики», поскольку «пока России нужна Украина как транзитная страна, у нее есть рычаги воздействия».

Гордон Сондленд (Gordon Sondland), посол США в Евросоюзе, сказал, что «США всегда очень беспокоил вопрос энергетической независимости Европы». Благодаря «Северному потоку — 2», сказал он, Россия приобретает слишком большое влияние, а русские в прошлом, как известно, пользовались этим влиянием нечестным образом«.

Как и Трамп, Сондленд также продвигает экспорт в Европу американского сжиженного природного газа, или СПГ.

Министр экономики и энергетики Германии Петер Альтмайер (Peter Altmaier) не исключает возможности закупки СПГ из США, но только в дополнение к российскому газу и только при условии, что цена будет нормальной.

Стоимость проекта «Северный поток — 2» оценивается в 9,5 миллиарда евро, он удвоит мощность «Северного потока — 1» до 110 миллиардов кубометров. Хотя владельцем газопровода является «Газпром», половина средств на покрытие капитальных затрат в размере восьми миллиардов евро поступает от пяти европейских компаний — немецких Uniper и Wintershall, австрийской OMV, французской Engie и нидерландско-британской Royal Dutch Shell.

Себастьян Сасс из компании Nord Stream утверждает, что уязвимость Украины преувеличена, и что потребность Европы в природном газе достаточно возрастет, и это будет гарантией того, что российский газ будет по-прежнему поступать и по украинским трубопроводам. Крупное газовое месторождение на севере Нидерландов, Гронинген, вскоре будет закрыто, прекращение его эксплуатации намечено на 2022 год, в значительной степени выработаны и газовые месторождения в Северном море, и ядерная энергетика находится в сложном положении.


«Поскольку в ЕС вместо газа сейчас начинают использовать уголь, добыча газа сокращается», — говорит Сасс. Большое значение имеют возобновляемые источники энергии, такие как ветер и солнечный свет, добавил он, но когда солнце не светит или не дует ветер, нехватку электроэнергии восполняет природный газ.
При сжигании природного газа уровень выбросов углекислого газа меньше, чем при сжигании угля, но уголь дешевле. Именно поэтому закупка природного газа в значительных объемах является лучшим способом повысить конкуренцию и снизить цены на газ, заявил Сасс, поддерживая экономию затрат, которую будет обеспечивать его газопровод.

Экспорт в Европу обеспечивает основную часть прибыли «Газпрома», а они крайне важны для российского государства. Доля нефтегазовых доходов в бюджете России составляет 40%.

Невысказанная критика в адрес проекта отчасти объясняется его значением для России, которая по-прежнему в значительной степени зависит от экспорта энергоносителей в финансировании своего правительства (и армии). По словам критиков, газопровод, позволяющий увеличить объемы экспорта энергоносителей, в принципе способствует стабилизации российского режима.

Но сторонники проекта утверждают, что Россия уже давно является надежным поставщиком в Европу, которому необходима твердая валюта и доходы, и что зависимость носит взаимный характер.

Несмотря на все прогнозы растущей потребности в природном газе, их можно опровергнуть с помощью такого аргумента, как значительное повышение мощности аккумуляторных батарей, что позволяет хранить больше электроэнергии, получаемой из возобновляемых источников, отметила Кристине Берзина.

«Те, кто работает в сфере энергетики, всегда очень оптимистично относятся к использованию природного газа в Европе», — сказала она. Но «есть много технологических инноваций, и если бы произошел внезапный прорыв в технологии производства аккумуляторных батарей, мы говорили бы о природном газе совершенно иначе».

Автор
The New York Times (США)
Источник