05 августа 2005 16:36

И улетим на нем… куда-нибудь

 Энтузиазм руководства Минтранссвязи Украины по поводу будущего запуска украинского спутника связи уже стал притчей во языцех. Цена вопроса — от 100-200 млн. долл. по июньской версии министра Евгения Червоненко до 7-7,5 млрд. долл. по апрельской госсекретаря Александра Зинченко. Срок реализации программы — год. Но прошло два месяца с того момента, как Президент своим указом назначил Минтранссвязи генеральным заказчиком спутника связи, а о конкретных шагах по реализации очередной спутниковой программы Украины информации не поступало.

 Повторит ли она судьбу космических прожектов предыдущих правительств, едва ли не каждое из которых, напомним, также намеревалось «выйти в космос»? И дело не только в отсутствии необходимых средств. Запуску спутника связи сопутствует множество организационных и технических вопросов, опыта в решении которых у нашей страны нет. К тому же спутников связи запущено уже много, рынок этот близок к насыщению, и многие его операторы-спутниковладельцы откровенно демпингуют.

 

Зато мы делаем ракеты

 

Первая национальная космическая программа была принята Украиной еще в 1992 г. Ею был предусмотрен запуск собственного спутника связи «Либыдь». Этот спутник даже, говорят, начал разрабатываться в КБ «Южное». К 1995 г. Украина собиралась запустить пять спутников, в отношении которых были проведены согласования частотно-орбитальных присвоений. О необходимости запуска собственного спутника связи много говорилось в период руководства телекоммуникационной отраслью страны Станиславом Довгим. Пока же украинские операторы спутниковой связи — «Датагрупп-Датасат», «УкрСат», «Ромсат» и другие — благополучно и не очень дорого арендуют каналы на европейские, израильские, российские, международные и другие спутники. Благо, предложений на рынке хватает.

 

Украина считается космической державой, однако у нас никогда не было замкнутого цикла производства спутников связи. Отдельные узлы — да. В советское время КБ «Южное» изготавливало платформы для спутников связи «Горизонт». Платформа весила 1,5 т и обеспечивала монтаж, защиту и электропитание ретрансляционного оборудования других разработчиков, которого на ней могло монтироваться до 300 кг. Окончательная сборка советских спутников связи типа «Горизонт» и «Экспресс» производилась на НПО прикладной механики им. академика М.Ф. Решетнева в Железногорске (Красноярский край).

 

Венцом «независимой» украинской космической программы являются спутники «Сич», которых было запущено два (правда, второй в декабре минувшего года украинская же ракета вывела на нерасчетную орбиту). Однако к технологиям спутниковой связи «Сiч» никакого отношения не имеет. Это — переименованные советские спутники «Океан», единственные серийно выпускавшиеся на Южном машиностроительном заводе. Предназначены они для дистанционного зондирования Земли. А точнее, для разведки ледовых полей на Севморпути. Теоретически они могут выполнять и другие задачи — следить за движением косяков рыбы, оценивать волнение моря, степень созревания урожая и т.д. Однако сравнительно низкий уровень разрешения получаемой «Океанами»-«Сичами» информации делает ее неконкурентоспособной на мировом рынке. Поэтому судьба украинских «Сичив» — включаться в российскую «океанскую» группировку и следить за торосами в море Лаптевых.

 

Советские связные «Радуги» и «Горизонты» были спутниками тяжелыми и малоресурсными. Потребность советского человека, живущего в Сибири, в просмотре программы «Время» они удовлетворяли. Однако когда возникла потребность в развитии современных систем передачи данных, стало ясно, что советские технологии здесь неконкурентоспособны ни по массогабаритным показателям, ни по времени функционирования. Все последние российские спутники связи, например серии «Экспресс-АМ», созданы с привлечением известных международных производителей: Alcatel Space, Matra-Marconi, Boeing, Lockheed и т. д. Сборка российских спутников по-прежнему производится в Железногорске.

 

Что из этого следует? «Южмаш» самостоятельно спутник связи не построит. Даже если его руководство пролоббирует вариант сборки аппарата из импортных комплектующих с привлечением иностранных специалистов. Без опыта в сборке и настройке спутников связи этот процесс займет более длительное время и окажется, в конце концов, ненамного дешевле, чем заказ спутника зарубежному производителю.

 

В ходе обсуждения перспектив украинского спутника уже начали звучать мысли, что выведение украинского спутника на геостационарную орбиту обязательно нужно произвести украинской ракетой. Логика в этом присутствует. Мол, деньги должны остаться в стране.

 

Правда, по странному стечению обстоятельств, ряд запусков в интересах украинской космической программы, которые производились с российских стартовых площадок — например, 12 спутников «Глобалстар» в 1998 г. с Байконура или декабрьский запуск «Сiч-1М» из Плесецка, — закончились неудачей. Было бы голословным обвинять в этом как стартовые расчеты российских космических войск, так и украинские ракеты-носители («Зенит» в первом и «Циклон-3» во втором случае). Неудачей, в конце концов, заканчивались и некоторые запуски Sea Launch.

 

Перезагрузка

 

Представим себе, что все вопросы, поднятые выше, успешно решены в сжатые сроки благодаря политической воле руководства страны и значительным инвестициям, и что украинский спутник связи занял, наконец, подобающее ему место на геостационарной орбите и начал предоставлять услуги. Тут перед его владельцами — Минтранссвязи и инвесторами — встает еще один вопрос: как окупить дорогостоящий космический аппарат за отведенные ему 10 лет жизни на орбите? Кому, какие и по какой стоимости услуги предоставлять? Вопрос в контексте упомянутого нами в начале статьи спада спроса на услуги космической связи весьма важный.

 

В Украине, правда, подобного спада не наблюдается: доходы от предоставления услуг спутниковой связи за полгода выросли почти на 40% и составили около 3 млн. долл. (большая часть из которых уходит на оплату услуг зарубежных спутников). Однако в мире сегодня с каждым годом запускается все меньше новых спутников связи. Существующие же предоставляют все более дешевые услуги.

 

Эксперты связывают это с тем, что бум спутниковой связи начала 1990-х был вызван относительной дешевизной развертывания наземных систем передачи данных на основе спутниковых каналов по сравнению с созданием оптоволоконной инфраструктуры. В свое время настоящую революцию в сфере доступа к интернету в любой точке планеты произвели станции типа VSAT, с помощью которых можно было быстро развернуть точки доступа с пропускной способностью до 2 Мбит/с в самых труднодоступных районах. Например, в Украине с помощью таких станций «УкрСат» организовал в свое время корпоративную сеть Госкомтаможни и Пограничных войск.

 

Однако время шло, и в Европе, в том числе в Украине и в европейской части России, кабельная и сотовая инфраструктура получили значительное развитие. Сегодня даже в большинстве районных центров нашей страны существует возможность более стабильного и качественного подключения по проводной линии. И спрос на услуги спутниковой передачи данных остается лишь в наиболее глухих уголках страны. Немножко иная ситуация в России — там существуют огромные пространства, в которых спутники, видимо, всегда будут единственным видом связи.

 

Снижению спроса на спутниковую связь способствуют и некоторые врожденные недостатки этой технологии, главный из которых — значительное время задержки сигнала, до 300 мс на одном скачке. А если канал организовывается с двумя скачками через спутник, задержки уже не укладываются в нормы, начинаются потери и перезапросы пакетов, из-за которых резко теряется общая скорость передачи данных.

 

В результате падает загрузка уже существующих спутников, особенно «висящих» над Европой. И их владельцы вынуждены существенно снижать цены на услуги передачи данных. Стоимость полосы в 1 МГц (достаточной для организации 2 Мбит/с-канала) уже упала в последние годы до $1000 в месяц. В таких условиях создателям украинского спутника нужно 10 раз обдумать и просчитать реальные сроки его окупаемости, чтобы не пришлось расплачиваться с инвесторами из другого кармана.

 

ЦИТАТА

 Евгений Червоненко, министр транспорта и связи Украины: 

- Есть два важных момента: спутник должен окупить себя и принести прибыль. Спутник живет на орбите до 15 лет. Средний срок его окупаемости — минимум 12 лет. Стоимость программы 100-150 млн. долл.

 

Если спецслужбы не выступят против, рассмотрим вариант запуска совместного с израильтянами спутника. Если нет, — создадим свой. Для реализации этого проекта мы будем привлекать частного инвестора. Но мы будем настаивать на том, чтобы спутник запускался украинской ракетой. Хотя, с другой стороны, надо рассмотреть все варианты запуска и остановиться на том, который окажется наиболее выгодным.

 

У нас сегодня все крупные государственные заказчики — налоговая, таможня, пограничники — идут к оператору, который арендует каналы на израильском спутнике. В Израиле же все государственные службы загнали на свой спутник почти принудительно. Так что будем преодолевать чиновничье сопротивление.

Правда, аргументы «за» его запуск могут лежать и не в коммерческой плоскости. А, например, в плоскости государственной безопасности — трафик бюджетных организаций, а именно силовых структур, действительно негоже пропускать через иностранные спутники, ведь нельзя исключать, пускай и теоретической, возможности его перехвата. Но тогда государство должно принять политическое решение о запуске своего военного спутника, как делают в России, и самостоятельно выделить на него деньги из «силовой» части госбюджета. Понятно, что в наших условиях запуск спутника исключительно для военных не реален.

 

С коммерческой точки зрения было бы более оправдано строить не полностью свой спутник, а принять долевое участие в каком-то международном проекте. Речь, например, может идти об участии в том же израильском AMOS-3 (кстати, Израиль заинтересован в привлечении компаньонов под этот проект). Это было бы выгодно обоим государствам. Но назвать такой спутник «украинским» было бы сложно.

 

Впрочем, сегодня большинство экспертов сходятся во мнении, что коммерческая составляющая в проекте украинского спутника связи — наименее значащая. На первый план выходят совсем другие соображения. В конце концов, в мире реализовывалось множество проектов, в том числе и спутниковых, например тот же Sea Launch, окупаемость которых была сомнительна с самого начала. Частично это проекты имиджевые, частично — рассчитанные на то, чтобы дать их участникам заработать на накладных расходах.

 

Но кто бы ни заработал на украинском спутнике, если он все же будет запущен, — наша страна приобретет важный технический опыт, а также полноправно войдет в клуб «настоящих» космических держав.

НОВОСТИ / Транспорт