29 июля 2019 20:49

Почему Нафтогаз упустид газодобычу

Главный газодобытчик страны не смог компенсировать естественное снижение добычи из-за истощения месторождений

Почему Нафтогаз упустид газодобычу

Крупнейший газодобытчик в Украине — госкомпания "Укргазвидобування" (УГВ) — не выполнит государственную программу увеличения добычи отечественного газа до 2020 г., финальным аккордом которой должен был стать переход на обеспечение Украины собственным газом и отказ от импорта. Об этом 22 июля заявил глава дивизиона "Газ" НАК "Нафтогаз України" и по совместительству и. о. главы правления УГВ Андрей Фаворов.

Напомним, эта программа, получившая название "20/20", была разработана УГВ и "Нафтогазом" в 2016 г. и в конце того же года утверждена Кабмином. Она предполагала, что УГВ увеличит добычу с 15,2 млрд куб. м в 2017-м до 20,1 млрд куб. м в 2020 г., а частные компании — примерно на 2 млрд куб. м, так что общий объем добычи планировалось нарастить до 27 млрд куб. м. Попутно программа предусматривала сокращение потребления газа в Украине как раз до этого уровня, что и означало бы наступление эры энергетической независимости, о которой чиновники говорят уже который год.

Однако по итогам 2018 г. УГВ получила газа на 1 млрд кубометров меньше, чем планировалось по программе, — 15,5 млрд вместо 16,5 млрд. И, соответственно, планы на 2019 г. также были скорректированы — до уровня 15,7 млрд куб. м вместо запланированных 18,3 млрд куб. м. По этой причине в феврале премьер-министр Владимир Гройсман раскритиковал УГВ за невыполнение программы "20/20": "Я крайне недоволен тем, что "Укргазвидобування", компания "Нафтогаза", план, который мы утвердили до 2020 г., фактически провалила". При этом сам Фаворов 22 июля заявил, что программа "20/20" неосуществима.

УГВ объясняет невыполнение плана просто — из-за значительного истощения месторождений (75% из них исчерпаны на 87%) добыча естественным образом сокращается очень быстро и компании стоит значительных усилий компенсировать это падение. О сильном росте добычи в таких условиях речь уже не идет.  Однако если УГВ выполнила ту часть программы, которая касается добычи газа на старых месторождениях, то с разработкой новых были проблемы. Например, депутаты Полтавского облсовета, региона, где наибольшие залежи газа, 65 раз отказали УГВ в выдаче лицензий на разработку месторождений. И если госкомпания в 2016 г. получила 13 лицензий на разработку новых месторождений, то в 2017 г. — только четыре, а в 2018 г. — одну.

По мнению экспертов, одна из причин невыполнения программы по увеличению добычи — слишком завышенные первоначальные ожидания. "Стратегическая ошибка — была поставлена планка, достижимая при исключительно счастливом стечении обстоятельств, когда тебе все подыгрывают, выдают новые лицензии, идет успешное бурение", — считает соучредитель компании Trident Acquisitions Алексей Тимофеев, который в свое время руководил газовым бизнесом у Виктора Пинчука и создал компанию Smart Energy Вадима Новинского. В своем недавнем интервью каналу "KRYM - критичне мислення" Тимофеев рассказывал, что оценки запасов газа в Украине, проведенные еще во времена СССР, слишком завышены. 

"Скорее всего, молодые менеджеры, привлеченные для этой реформы, просто запороли кейс из-за ошибочных данных, которые им дали некоторые специалисты", — рассказал директор частной буровой компании "Укрбурсервис" Игорь Стефанишин. По его словам, сегодня все добытчики столкнулись с истощением своих месторождений, а новые участки, которые на аукционах распределяет Госгеослужба, похожи на крохи: перспективы открыть такое крупное месторождение, как Шебелинка, Хрестыще или Яблунивка, которые позволяли добывать 70 млрд куб. м газа в год, уже в далеком прошлом.

По словам Тимофеева, Украина в плане перспектив добычи газа — высокорисковый регион и у нас относительно небольшие ресурсы и площади, которые могут стать месторождениями. Он отметил, что бывали случаи, когда иностранные компании инвестировали в добычу газа в Украине сотни миллионов долларов, но в итоге получили нулевой результат.

"Перспектива (самообеспечения Украины газом. — "ДС") есть, но она умеренная, трудная в исполнении", — сказал он. А Стефанишин привел две красноречивые цифры, которые описывают степень риска: вероятность найти газ на новых площадях составляет сегодня не более 10%, а бурение одной скважины обходится в $5–15 млн.

По словам Тимофеева, Украина в мире только одна из более чем 50 стран, которые привлекают инвесторов в добычу газа, и если бы у нас были ресурсные перспективы, то все риски в виде несогласных облсоветов или контролирующих органов никак не смутили бы международные компании, которые привыкли работать и в более сложных условиях, например, в Африке, где их буровые вышки охраняют БТРы.

Поэтому УГВ предложила новую стратегию, которую презентовал Фаворов. Теперь госкомпания намерена сосредоточиться на поддержании базовой добычи газа, развитии инфраструктуры и работе с наиболее эффективными скважинами. Также УГВ планирует ограничиться бурением только наилучших скважин-кандидатов, где компания уверена в возврате инвестиций. Остальные направления стратегии звучат так:

– внедрение диджитализации на месторождениях и обновление ІТ-инфраструктуры системы добычи для оптимизации затрат;

– увеличение добычи жидких углеводородов из-за благоприятной ситуации на рынке;

– привлечение мировых компаний в Украину для работы на истощенных, нетрадиционных или крупных месторождениях, заключение контрактов на увеличение добычи (PEC), соглашений о распределении продукции (PSA).

Другими словами, УГВ решила снизить риски, в частности, сократив наиболее капиталоемкие затраты — на бурение новых скважин. Как сказал на презентации Фаворов, из общего объема капитальных затрат в размере 40 млрд грн в 2016–2018 гг. около 60% пошло на бурение и 30% — на модернизацию устаревших мощностей.

По мнению Геннадия Кобаля, директора компании ExPro Gas&Oil, сокращение буровых работ может привести к тому, что добыча газа если не упадет, то, по крайней мере, не вырастет. Он также назвал это не новой стратегией УГВ, а попыткой оптимизировать деятельность компании в новых условиях. А условия таковы, что у группы "Нафтогаза" сейчас дефицит средств.

Дело в том, что накануне возможного прекращения Россией транзита газа через Украину с 1 января 2020 г. нацкомпания высокими темпами накапливает газ на зиму, а для этого нужны деньги. Поэтому "Нафтогаз" как материнская компания ограничивает УГВ в средствах.

К тому же на сегодня сложилась парадоксальная ситуация, когда цены на газ на мировом рынке снизились, а добыча отечественного газа все еще остается затратной. Поэтому для "Нафтогаза" стало более выгодным газ просто импортировать, а не вкладывать в отечественную газодобычу.

В комментарии для "ДС" Алексей Тимофеев отметил, что еще одним из пунктов стратегии могло бы стать повышение эффективности, включая сокращение избыточного персонала и контроль над закупками. «Там есть еще потенциал. Очевидно, персонал — это социальная тема, ее решили не трогать. Закупки еще можно и нужно улучшать», — сказал он. Менеджер также поддержал консервативную стратегию УГВ: «Рисковать должны частные компании. Если захотят».