20 сентября 2019 15:41

Гибридная «формула Штайнмайера»

Кремль пытается дописать и навязать свои пункты. В Украине заговорили о... «формуле Зеленского»

Гибридная «формула Штайнмайера»

18 сентября под вечер вооруженный человек заехал на мост Метро в Киеве. Мужчина остановил машину посреди моста и начал угрожать его подорвать. «Пикантности» ситуации добавлял флаг Украины, который висел на его машине, и, как выяснилось впоследствии, участие мужчины в проведении антитеррористической операции на Востоке Украины. Ну и вишенкой на торте стало то, что мужчина еще и был переселенцем из Крыма.

Не удивительно, что этот комплект сразу вызывал у многих людей одно конкретное предположение — воин АТО и крымчанин так протестирует против действий власти, направленных на капитуляцию страны. И если учесть информационный шум вокруг так называемой «формулы Штайнмайера», о которой в последнее время не говорил разве что ленивой, то действия «подрывщика» выглядят не только логичными, но и понятными.

Многие эксперты в один голос утверждают, что такая реакция людей на возможную имплементацию минских соглашений с использованием «формулы Штайнмайера» — это лишь первые звоночки будущих крайне трагических событий.

И, кажется, единственный способ предупредить эти события — тщательным образом разобраться в нагромождении информации, вытащить из нее зерна правды и предотвратить распространение «фейков».

Итак,

ЧТО СКАЗАЛ ШТАЙНМАЙЕР?

В действительности это сверхважный вопрос, так как закладывается в основу многих событий, которые произошли в Украине в последние годы.

Уместно будет сказать, что даже опытному исследователю не по силам найти так называемую «формулу Штайнмайера». Причина простая — ее нет, и никакой формулы господин Франк-Вальтер Штайнмайер не обнародовал. Так откуда же она пошла?

19 января 2016 года вышеупомянутый немецкий чиновник, который на то время был министром иностранных дел, в интервью чешскому изданию «Tyden» сказал:

«Когда проводятся выборы, открывается перспектива долговременного затишья конфликта. Но проблема в том, что чем дольше будут выполняться отдельные шаги Минского соглашения, тем больше будет нетерпеливых людей с обеих сторон и будут увеличиваться угрозы новой эскалации. Нам нужны определенные условия безопасности для выборов, но, учитывая события последних недель, я верю, что мы сможем их создать».

Как из этого высказывания сделали какую-то «формулу», остается загадкой, но уже через неделю представитель Российской Федерации в Трехсторонней контактной группе Борис Грызлов заявил:

«Голосование за Конституцию Украины должно быть жестко увязано с одновременным принятием поправок к статьям 1 и 10 закона об особом статусе для предоставления особого статуса постоянной основы по «формуле Штайнмайера».

Собственно, именно из этого заявления Грызлова, которое он сделал 27 января 2016 года, и родилась эта так называемая «формула».

Еще раз, сам Штайнмайер никогда ни о каких изменениях к Конституции не говорил. Да, он говорил, что выборы являются инструментом, по крайней мере, улаживания конфликта. Он даже не говорил решения. А российская сторона умело использовала это для своей гибридной политики.

Интересно, что высказывание представителя РФ в ТКГ Грызлова заставило дипломатическое ведомство Германии, с целью избежания спекуляций, тщательным образом объяснить, что же именно имел в виду господин Штайнмайер:

«Предложение (Штайнмайера. — Ред.) касается очередности проведения местных выборов в оккупированных районах Донбасса и введения особого порядка местного самоуправления в этих районах. Предлагалось, чтобы закон о введении особого порядка местного самоуправления в Украине временно вводился вместе с проведением местных выборов. Окончательное и длительное применение данного закона состоялось бы тогда, когда будет подтвержден позитивный ход выборов и все другие составляющие процесса Минских договоренностей и в дальнейшем будут развиваться положительно».

Если перевести с дипломатического языка на человеческий, то немецкая дипломатия фактически сказала: «Нужно создать временные условия для проведения выборов, а дальше, если все пройдет в рамках закона и норм безопасности, то можно рассмотреть постоянные основы». Да, это было завуалированное желание усидеть на двух стульях. Но чего ждать от дипломатов?

Впрочем, и это нужно еще раз подчеркнуть, то, что сказал господин Штайнмайер не имело ничего общего с тем, что начал под этим названием продвигать Кремль.

 «ПЛАН ПУТИНА»

Как известно, 27 января 2016 года в Минске состоялось заседание ТКГ по урегулированию ситуации на Донбассе, во время которого украинская сторона получила документ, который ничем иным как ультиматумом назвать было нельзя.

Понятно, что Россия пыталась «облачить» свои требования в какой-то более цивилизованный формат. В Кремле прекрасно понимали, что назвать это все «планом Путина», «Грызлова» или «Моторолы с Гиви» — это обречь свой план на стопроцентную неудачу. И тут высказывания немецкого министра пришлись как нельзя кстати.

Ранее уже упоминалось о странном заявлении господина Грызлова о Конституции в связи с так называемой «формулой Штайнмайера». Нет никаких сомнений, что именно таким образом Кремль пытался легализовать свои желания. И если убрать разную манипулятивную мишуру, то выглядели они следующим образом:

1. Украина принимает закон об особом порядке проведения местных выборов на неподконтрольных территориях.

2. Особый статус отдельных районов Донецкой и Луганской областей закрепляется в Конституции Украины.

3. Украина проводит выборы в ОРДЛО, при этом разоружение пророссийских боевиков не происходит, российские войска остаются на оккупированных территориях, а Россия сохраняет контроль над частью границы, которая не контролируется Украиной.

4. После проведения выборов Украина обязана предоставить политическую и экономическую автономию ОРДЛО.

5. Украина объявляет полную амнистию всем боевикам.

6. Боевики получают статус «народной милиции».

Вот это в конечном итоге российская сторона и назвала «формулой Штайнмайера». Но разве не понятно, что для того, чтобы такое предлагать, сам господин Штайнмайер, наверное, должен был бы окончательно утратить здравый ум. Однако его фраза: «особый статус за честные демократические выборы в соответствии со стандартами ОБСЕ» свидетельствует как раз о том, что он здравый ум не утратил. Потому что реализация шести вышеуказанных пунктов — это все что угодно, но не «демократические» выборы и точно не «стандарты ОБСЕ».

Впрочем, это не помешало ни российским пропагандистским СМИ, ни украинским, для которых «сенсация» дороже правды, распространять российский ультиматум от 2016 года, называя это  «формулой Штайнмайера».

«ФОРМУЛА ШТАЙНМАЕРА» У КАЖДОГО СВОЯ

Представьте себе, что вы вдруг оказываетесь среди сумасшедших. И они вам начинают доказывать какую-то бессмыслицу. Например, что руки правильно называть ногами. Согласитесь, в этом случае фраза «по полу ходят ногами»  у вас и у них будет иметь абсолютно другое значение. Фактически, и вы, и они правы, по полу действительно нужно ходить ногами, но вы будете ходить ногами, а они руками.

Что-то подобное произошло и с так называемой «формулой Штайнмайера». Для Европы она выглядит как попытка провести выборы на неподконтрольной Украине территории, но с обязательным возвращением контроля. И только после этого можно говорить о предоставлении какого-то особого статуса. Поэтому и не удивительно, что Европейские партнеры ничего плохого не видят в этом плане. В частности, и глава Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе Мирослав Лайчак выражает поддержку реализации этой «формулы».

И крайне трудно украинским дипломатам объяснить европейцам, что Россия под «формулой Штайнмайера» предусматривает совсем другое, а именно — получение ОРДЛО особого статуса уже в настоящий момент и проведение выборов с присутствием их войск и наемников.

И то и то выборы. Но, как говорят, это две большие разницы. Поэтому когда кто-то из наших высокопоставленных чиновников или зарубежных партнеров в очередной раз упоминает «формулу Штайнмайера», следует все же выяснить, какую именно он имеет в виду.

Понятно, что украинское общество склонно все воспринимать очень эмоционально: и «Победу», и особенно «Измену». И этим с успехом пользуется враг. Как никогда сейчас нужно проверять всю информацию и пользоваться официальными источниками.

А что касается последних событий, то позиция Украины остается неизменной: проведение выборов на оккупированных территориях состоится только после возвращения туда Украины.

И в завершение, допустим, мотивы человека, который в среду угрожал подорвать мост в Киеве, были политическими. И тут у меня вопрос, а если бы новая власть не пренебрегала обязанностью объяснять гражданам свои действия и мотивы, поступил бы ветеран АТО именно так?