14 ноября 2019 11:21

Молчание для Путина: почему стратегия Зеленского ведет к проигрышу Украины

Молчание для Путина: почему стратегия Зеленского ведет к проигрышу Украины

В пятницу украинские дипломаты, и не только они, имели все основания праздновать победу. Международный суд ООН вынес промежуточное, но очень важное решение по жалобе Украины против России по событиям в Крыму и на Донбассе. Его значение сложно переоценить: теперь появились гарантии по крайней мере частичной победы украинской стороны и первого признания международным судом ответственности России за преступления, которые произошли вследствие ее агрессии против Украины.

О самом решении, его последствиях и некоторых деталях «Европейская правда» уже писала в статье «Победа полная, но не последняя: что означает решение Суда ООН». В той публикации также поднимался вопрос: почему победа Украины осталась совершенно непринципиальной для руководства государства? Ведь для команды Зеленского событий в Гааге словно не существовало. С тех пор прошло три дня — а Банковая до сих пор сохраняет молчание. Едва ли не единственным ведомством, которое публично порадовалось успеху Украины, стал МИД — ибо он вел процесс и никак не мол промолчать по этому поводу.

Создается впечатление, что действующая власть сознательно избегает упоминаний об этом суде, преследующим цель наказания государство-агрессора, государство-террориста. У нас есть все основания утверждать: это впечатление верно. Как много вы слышали заявлений президента Зеленского с осуждением России? Часто ли он употребляет термин «агрессор» в отношении РФ? Приходилось ли слышать категоричность в осуждении российских преступлений?

Не секрет, что ответ на все эти вопросы — отрицательный. И это не случайное молчание, а часть стратегии Банковой. Международные процессы против России являются для новой команды на Банковой запрещенной темой. В июне, когда трибунал ООН по морскому праву обязал Россию освободить украинских моряков, президент и его подчиненные также хранили молчание. Молчит он и по другим неприятным для Кремля темам.

Многие обратили внимание на то, что в публичных заявлениях о Донбассе Зеленский избегает терминов «российская агрессия» или «оккупационные войска», отдавая предпочтение более размытым формулировкам — таким, которые не вызовут напряженности в переговорах с Москвой. Но это-не единственная запрещенная тема.

Почти нет публичных заявлений и о «Северном потоке — 2». Недавних событий в Бундестаге для Банковой словно и не существовало — хотя мы точно знаем, что поступали предложения выйти с публичными заявлениями, с целью убедить немецких депутатов не поддерживать пророссийское решение. Это такая же история как немецкая дискуссия о признании голодомора геноцидом и тому подобное.

Стоит отметить: прямые обвинения в адрес России от Зеленского все же звучали, но за почти полугодовое пребывание на посту президента это были единичные случаи. Причем, в начале президентского срока, он более охотно критиковал Кремль. В частности, в первые дни на посту Зеленский даже демонстративно заменял слово «Россия» на «агрессор», но затем критика прекратилась вплоть до его сентябрьского выступления на сессии Генеральной ассамблее ООН.


Сейчас молчание продолжилось. Источники «Европейской правды» утверждают, что изменение риторики является требованием Кремля. Москва взялась шантажировать Зеленского и поняла, что он готов уступать. Так, по словам источников, после каждого жесткого заявления россияне устраивали «разнос» на неофициальных консультациях с Киевом, предупреждая, что, мол, следующее острое заявление поставит крест на процессе возвращения украинских пленных. При этом уровень заявлений, преодолевающих «болевой порог» россиян, со временем снижался. В результате Банковая начала взвешивать каждое свое публичное выступление и конкретные решения на предмет того, не обидят ли они Кремль. И именно поэтому Владимир Зеленский позволил себе повторить тезис о России-агрессоре только после завершения первого обмена, да и то — лишь коротко. Дальше начались разговоры о новом обмене. И Кремль нашел еще одну чувствительную для Зеленского тему: выяснилось, что шантаж срывом Нормандской встречи также неплохо работает…

Прекрасно понимая все аргументы президента и его окружения, «Европейская правда» считает такое решение не только ошибочным, но и крайне опасным для государства. Ведь отказ украинского президента критиковать РФ (даже если это происходит из-за влияния российского шантажа) дает мощные козыри европейским «друзьям Путина». И нынешнее постепенное возвращение РФ в «цивилизованный клуб» яркая тому иллюстрация.

Кто же будет говорить о недопустимости всего этого, если сама Украина молчит?! У офиса президента, конечно же, имеются контраргументы.

Первый можно сформулировать так: «вам нужны шашечки или вам надо ехать?» (выдержка из анекдота про таксистов — прим. перевд). Мол, не так важно, есть ли заявления, когда Украина продолжает противостоять агрессии РФ (и успех в Гааге стал очередным доказательством этого).

Второй аргумент — необходимость возвращения украинских заложников, которые сейчас находятся на территории РФ и ОРДЛО. «Вы что, против возвращения наших моряков?» — спрашивал сам Зеленский на экстренном брифинге, посвященном предоставлению украинской стороной согласия на реализацию плана Штайнмайера.

Аргументы справедливы, но они не оправдывают нынешнюю политику «чтобы не обидеть Путина».
Ведь реальные успехи Украины в противостоянии агрессии исчезают из информационного пространства, если нет заявлений руководства страны, подтверждающие, что это не случайность. Это хорошо известный пиар-принцип: победы, о которой никто не знает, просто не существует.

По сути, Киев собственноручно подталкивает западный мир к компромиссу с Кремлем, выбрав такую стратегию самостоятельно. Кто же будет говорить о недопустимости этого, если сама Украина молчит?!

Со вторым тезисом несколько сложнее. Два месяца тому назад «Европейская правда» вышла с редакционной колонкой, посвященной рискам выдачи РФ одного из ключевых свидетелей уничтожения малайзийского «Боинга».

История доказала, что, продемонстрировав слабину перед шантажом Кремля, украинская власть будет вынуждена идти на все новые и новые уступки агрессору. И именно это мы наблюдаем на Донбассе, когда Украина предпочитает закрывать глаза на проблемы во время разведения, отказываясь от своих требований, которые еще вчера звучали как категоричные.

Это чрезвычайно опасный путь. Создав традицию уступок перед требованиями Кремля, Украина подвигает собственные красные линии. Этот процесс еще не поздно развернуть.

Но для этого у высшего руководства должно быть четкое понимание — где проходит граница возможных компромиссов. Сейчас Киев делает все возможное, чтобы создать впечатление: этой грани нет.

Именно поэтому уже раздаются вопросы: а если однажды, шантажируя освобождением заложников, Москва потребует отозвать или «слить» дело в суде ООН, какой будет реакция Киева?

Эта статья — редакционная. Это означает, что текст публикуется за подписью всей редакции и имеет поддержку всех журналистов.

«Европейская правда» прибегает к этому формату только в исключительных случаях, когда Украина оказывается перед важным выбором в сфере международной политики. Сейчас, по нашему убеждению, ситуация является именно такой.