13 апреля 2007 12:29

Юрий МИРОШНИЧЕНКО: «Мы спокойны в отношении КС. У нас железобетонная позиция»

Юрий МИРОШНИЧЕНКО: «Мы спокойны в отношении КС. У нас железобетонная позиция»

Сможет ли отсрочка выборов стать компромиссным для коалиции сценарием? Почему «сине-белые» выступают за сохранение института Президента? Имел ли право Минфин проигнорировать решение СНБО, которым предусматривается выделение средств на проведение досрочных выборов? Эти и другие вопросы «День» адресовал депутату от ПР Юрию МИРОШНИЧЕНКО.

— На днях ВР приняла проект постановления о создании временной следственной комиссии касательно якобы незаконного прослушивания СБУ народных депутатов, судей КС, представителей Центризбиркома. Однако ни единой фамилии кого-либо из жертв прослушивания названо не было. Вместе с тем представители коалиции после недавнего брифинга пяти судей КС критиковали их за то, что они не сказали, кто и как на них «давил». Не кажется ли вам, что вы сами себе противоречите?

— Кого вы имеете в виду, говоря «вы». Если лично меня, то моя позиция остается неизменной. Я абсолютно уверен в том, что на Конституционный Суд совершается беспрецедентное давление. И это давление выражается не только в приезде в КС Президента, не только в том, что председатель Конституционного Суда писал заявление об отставке, не только в том, что четыре судьи КС провели пресс-конференцию. Давление состоит в атмосфере, которая окружила судей КС и которая призвана, в первую очередь, не дать им возможности рассматривать это дело (о соответствии Основному Закону указа Президента о досрочном прекращении полномочий ВР. — Авт. ). Расчет очень простой: не дав возможности судьям КС вынести решение, фактически втянуть представителей коалиции в избирательный процесс. Кстати, после коллегиального решения судей о начале рассмотрения этого дела 11 марта, накануне, после окончания рабочего дня, было заявлено о перенесении заседания на неделю. Поэтому, лично я считаю, что на этого человека (председателя КС) давят так, как не давили ни на кого. И я не исключаю, что от него требуют, как говорится, отрабатывать то, что он попал в КС по квоте Президента, отрабатывать то, что он стал главой Конституционного Суда. И, соответственно, я уверен, что ему очень тяжело воздержаться от этого давления.

— Судьи КС публично заявили о том, что они расценивают как давление и спичи депутатов с трибуны ВР, где они заявляют, каким будет «правильное» решение КС. Несмотря на это, парламентарии снова и снова затрагивают эту тему. Скажите, с правовой точки зрения, народные депутаты имеют право до вынесения решения единственным органом конституционной юрисдикции, заявлять конституционен указ Президента или неконституционен?

— Имеют право, поскольку это политики, и они дают политическую оценку. Аналогичное право давать свою оценку имеют и эксперты. Более того, любой гражданин имеет право выказать свое видение этого, но судья, который принимает участие в процессе, этого сделать не может. (И поэтому, на мой взгляд, теми судьями, которые организовали пресс-конференцию, была нарушена присяга, поскольку они, являясь непосредственными участниками процесса, дали оценку президентскому указу на предмет конституционности.) Другое дело, если бы политики во время подобных оценок заявляли о том, что если судьи не примут выгодное им решение, то их, например, отправят в отставку или привлекут к криминальной ответственности. Да, в таком случае это было бы уже подталкивание к желаемому решению. Сегодня же в выступлениях политиков отсутствует принудительная часть. А в давлении, подчеркиваю, обязательно должна быть не оценочная, а именно принудительная составляющая.

— Вместе с тем вы утверждаете, что давление на судей КС есть. Получается только с президентской стороны?

— Да, поскольку представители коалиции требуют только одного: рассмотрите представление, и мы примем любое решение КС. Об этом заявил спикер, об этом сказал публично глава правительства, об этом сказали руководители фракций...

— То есть, если КС признает указ конституционным, Партия регионов подключится к избирательной кампании, но ведь времени на кампанию уже фактически не будет.

— Да, кстати, обратите внимание на тот факт, что рассмотрение представления народных депутатов на предмет соответствию Конституции указа о роспуске парламента перенесено на 17 апреля. Тут четко прослеживается весьма странное стечение юридических фактов. Ведь 17 числа заканчивается срок проведения съездов субъектов избирательного процесса. До этой даты все политические силы, которые намерены принимать участие в избирательном процессе, обязаны провести съезды и сформировать списки. Расчет делается на то, что у представителей коалиции не выдержат нервы, и они включатся в процесс, де-факто признав указ о роспуске ВР, и таким образом подталкивая КС к вынесению нечеткого, если хотите, рекомендационного решения. Но мы требуем, и в ходе слушаний будем настаивать на этом, чтобы суд дал внятное определение: указ конституционный или же нет.

— Отсрочка выборов в сроках, скажем, к осени, может стать компромиссным для коалиции сценарием?

— Подчеркиваю, коалиция готова к любым договоренностям, в том числе и к вопросу досрочных выборов. Свою позицию коалиция сформулировала и озвучила. Мы считаем, что указ Президента является неконституционным, и поэтому его выполнение невозможно. Вместе с тем, в истории Украины есть прецеденты, когда досрочные выборы проводились на основе политических договоренностей, но это должно быть общее решение парламента и Президента. Мы не являемся ортодоксами, мы — политики, а в политике, возможно все, что не выходит за границы законов и за пределы национальных интересов Украины.

— Известно, что от идеи общих — парламентских, президентских выборов и референдума по НАТО вы не отказываетесь. Возможен ли такой сценарий: КС признает указ Президента о досрочном прекращении полномочий ВР таковым, который соответствует Конституции, а регионалы в срочном порядке вносят представление об упомянутом «пакетном» волеизъявлении?

— Президент, аргументируя необходимость проведения досрочных парламентских выборов, ссылается не на 90-ю статью Конституции. Другими словами, Президент ссылается на искажение воли народа. А в случае, если наводятся не юридические, а политические аргументы, было бы совершенно логично ставить вопрос в целом. Президент недоволен чем? Президент недоволен тем, что не выполняется его курс. Он бы хотел, что бы мы вступили в НАТО, или, скажем, навсегда сняли вопрос русского языка и так далее. Это его курс и на его реализацию Президента уполномочили избиратели. Но, с другой стороны, и политические партии, которые создали коалицию, имеют свой курс и поддержку его населением. И это объективное противоречие двух курсов. Именно поэтому логичным, с политической точки зрения, было бы проведение одновременных парламентских и президентских выборов с целью свести курс, поскольку Президент интегрирован в систему исполнительной власти. Проведя выборы вместе, мы снимем это противоречие. В таком случае уже не будет важно, чья квота, скажем, министра обороны, потому как курс будет единым и, по большому счету, команда также. Это логично с точки зрения политологической науки и с точки зрения практики тех стран, на которые мы всегда ориентируемся, то есть стран с развитой демократией.

Если у Президента, который заявляет о том, что действует от имени украинского народа, есть уверенность в поддержке населения, я думаю, проблемой досрочные президентские выборы для него не станут. Кравчук в свое время на это пошел и фактически спас страну от гражданского противостояния.

— А референдум по НАТО как привязывается к выборам?

— Непроведение референдума по НАТО есть еще одним нарушением Конституции со стороны Президента, потому что за проведение плебисцита собрано более четырех миллионов подписей, в то время, как требуется три миллиона…

— Юрий Романович, озвучьте четкую позицию: Партия регионов за НАТО или против. Складывается впечатление, что вы прикрываетесь референдумом, чтобы отсрочить вопрос евроатлантической интеграции Украины.

— Позиция Партии регионов состоит в следующем: вопрос НАТО необходимо решать только по итогам всеукраинского референдума. Мы прекрасно понимаем, что большая часть жителей востока страны не поддерживают идею вступления Украины в НАТО, но, вместе с тем, большинство жителей запада, напротив, являются активными сторонниками НАТО. Но мы ведь Партия регионов, а не отдельного региона. Именно поэтому мы заявляем, что эта серьезная дискуссия может разрешиться после проведения референдума. Инициирование референдума состоялось, подписи собраны, но, к сожалению, Президент, который, согласно Конституции, обязан назначить референдум, не выполняет свою функцию.

— На ваш взгляд, граждане достаточно информированы о НАТО? В бюджете есть средства на разъяснительную работу по этому вопросу с населением?

— В бюджете Украины отдельной строкой предусмотрены средства на проведение информационной кампании о НАТО. И эти средства, к слову, исчисляются миллионами гривен. Кстати, ряд народных депутатов от коалиции, в числе которых и я, неоднократно посещали Генеральный штаб НАТО. Мы проводили и проводим дискуссии с представителями тех стран, которые недавно стали членами НАТО, с тем, чтобы получить максимальный объем информации и донести ее к населению Украины. Более того, всех сторонников НАТО мы призываем, чтобы они также, не искажая, доносили эту информацию людям.

— Недавно спикер инициировал введение моратория на уличные акции. Вместе с тем вы первые вывели людей на Майданы…

— Подождите, во-первых, парламент обратился к украинскому народу с целью донести свою позицию, которая состоит в том, что нынче фактически идет разрушение парламентаризма в стране. Во-вторых, мы призвали население занять активную гражданскую позицию, при этом не провоцировать противостояния. И то, что люди вышли на Майдан, это их инициатива. Есть ли среди них провокаторы? Есть. Я лично был свидетелем, когда ко мне подошли несколько человек и попросили включить их в состав николаевской делегации. Позже оказалось, что это были сознательные провокаторы. Я не исключаю, что это все организовывают известные люди, и я не исключаю, что камеры, которые это снимают — это циничная попытка вызвать недоверие к тому, что сейчас происходит на Майдане. Я не знаю, каким образом происходит организация жизнедеятельности палаточных городков и так далее. Наверное, производится централизованное питание, и это нормально. Мы и впредь будем поддерживать людей, организовывая их быт, и кормить, в том числе. Однако могу твердо сказать, что нынешний Майдан не является коммерческой сиюминутной акцией.

— До каких пор будут длиться акции протеста представителей коалиции?

— Это гражданская позиция людей, которые стоят на Майдане, и как долго они будут выражать ее, надо спросить у них. Я предполагаю, что люди будут стоять до тех пор, пока не почувствуют, что прекратилось нарушение Конституции и законов. На мой взгляд, решение Конституционного Суда должно поставить точку, поскольку оно даст четкий ответ гражданам, кто прав, а кто виноват в этом конфликте.

— Представители коалиции инициируют отставку министра обороны. Неужели его высказывание о том, что он будет подчиняться лишь указам главнокомандующего и послужило основанием для поднятия этого вопроса?

— Министр, как и каждый гражданин, должен руководствоваться, во-первых, Конституцией, во-вторых, законами Украины и только, в третьих, указами Президента. Я не исключаю, что его высказывание неправильно истолковали, поскольку сейчас эмоции влияют на всех, в том числе и на господина Гриценко. Однако то, что он сказал, было расценено как готовность игнорировать Конституцию и законы, а подчиняться лишь указам Президента. Ему предложили прийти в парламент и прояснить свою позицию. Он это проигнорировал. Но, вместе с тем, я убежден, что решение пребывания на посту министра обороны будет базироваться, в первую очередь, на основании действий, а не слов. Мы посмотрим, как себя будет вести армия, тогда прояснится и позиция министра.

— Кстати об армии. Президент дважды за полторы недели собирает у себя руководство силовых структур. Во время этих встреч постоянно звучат заявления о недопустимости вмешательства силовиков в политическое противостояние. Однако представители коалиции ежедневно развивают именно такой сценарий, заявляя о танках, которые якобы может задействовать Президент. Это что, мания преследования или, напротив, подстрекание гаранта именно к таким, крайне радикальным действиям?

— Почему мы об этом говорим? А если ничего нет, и не будет, зачем их дважды за неделю собирать? Вы говорите о том, что вам разрешают слышать, но вы ведь не знаете о том, какие поручения даются после того, как журналисты уходят. Вы не знаете, кто это координирует и какая в этом роль господина Балоги, и как выдаются снайперские винтовки представителям «Альфы». Если не существует проблем с нарушением Конституции, зачем к судьям КС приставлять вооруженных людей?

— На протяжении текущей пленарной недели представители коалиционных фракций депутатского корпуса рассмотрели и проголосовали ряд законопроектов. Скажите, какой смысл их принимать, если Президент их ветирует, поскольку в СП Раду называют нелегитимной? Это что, игра на публику? Кстати, ваш коллега по фракции Тарас Чорновил заявил, что если Виктор Ющенко не подпишет эти законы, это сделает спикер. Но ведь, если придерживаться такой логики, можно дойти до абсурда…

— Знаете, по этому поводу Конституция четко говорит, что парламент есть единственным законодательным органом. Конституция говорит о том, что, приняв закон, Верховная Рада направляет его Президенту, который на протяжении двух недель должен либо подписать его, либо вернуть его в парламент, фактически используя право вето. И если на протяжении двух недель, Президент не подписывает закон и не возвращает его в ВР, это должен делать глава парламента. Теперь касательно высказываний новоявленного юриста господина Балоги, который заявляет, что Верховной Рады сейчас нет. Я предлагаю Балоге прочитать 90-ю статью Конституции Украины, в которой четко указано, что даже если издан указ о досрочном прекращении полномочий ВР, статус парламента не изменяется до начала первой сессии парламента следующего созыва. Следовательно, сейчас Верховная Рада, принимая законы, использует те полномочия, которые на нее, как на высший законодательный орган, возлагаются, поскольку на Украине действует правовой принцип непрерывности власти. Не может быть так, чтобы какая либо из ветвей власти бездействовала.

— Прокомментируйте позицию руководства Минфина, которое намедни заявило о том, что не будет выполнять решение СНБО, которым предусматривается выделение средств на проведение досрочных выборов. Это законно, конституционно?..

— И логично (смеется). Министерство финансов сегодня не имеет права выделять средства из бюджета другим способом, кроме как по закону о бюджете. Для того, что бы эти средства были выделены, необходимо в парламенте утвердить изменения к закону о бюджете. Ни одно решение РНБО, которое формулируется указом Президента, не имеет высшей юридической силы, нежели закон. И поэтому, издав указ о роспуске парламента, который вызывает сомнения касательно его конституционности, СНБО выдает решение о финансировании выборов, на основании этого указа, что также вызывает сомнения.

Так вот не могут быть реализованы эти указы и постановления, поскольку закон имеет высшую юридическую силу. Существует некая иерархия: наивысшую юридическую силу имеет Конституция, далее за своим юридическим статусом следует закон, и только потом указ Президента. Поэтому, господин Азаров, как законопослушный представитель правительства, просто вынужден был пояснять нашим коллегам, что он не имеет право этого сделать.

— Секретарь СНБО господин Гайдук думает по-другому. В частности, он отметил, что в ситуации отказа правительства выполнять указ Президента должны разбираться правоохранительные органы.

— Я убежден, что заявления подобного содержания можно расценивать как давление на членов правительства, дескать, если вы не сделаете, мы вас посадим.

— Скажите, откуда у вас столько уверенности в том, что КС примет решение в пользу коалиции?

— Кстати, я вам откровенно скажу: решение Верховного Суда в 2004 году протянутое за уши. Абсолютно ничего общего с правосудием тот процесс не имел. Это была легитимизация политического решения. А мы не хотим сегодня идти на аналогичный прецедент, потому что это очень опасно. Сегодня Президенту Ющенко не нравится Верховная Рада, он ее распускает, завтра парламент не понравится президенту Иваненко и он распустит его, послезавтра кому-то еще. Это опасная тенденция, поскольку, таким образом, уничтожаются непосредственно основы демократии. Верховная Рада — это независимая ветвь власти. Президент не имеет права вмешиваться в ее деятельность, так как распределение власти, построено на конфликте интересов, на принципе сдерживания и противовесов. Именно поэтому мы спокойны в отношении КС. У нас железобетонная позиция. Это позиция, которая базируется не только на праве, но и на здравом смысле.

— Как вы считаете, если КС признает указ неконституционным, оппозиция вернется в сессионный зал и после всего, что произошло в последнее время, реально будет начать все с чистого листа?

— А куда ж она девалась, оппозиция? Все мы тут, в Киеве (смеется). Правда, сегодня наблюдается заочное оппонирование друг другу. А мы предлагаем перенести это оппонирование в публичную и правовую плоскость. Как? Посредством публичного, с трансляцией на всю страну заседания Конституционного Суда. Давайте публично продемонстрируем не эмоции, не обвинения в том, кто бандит, кто предатель, кто Иуда, кто борец за счастье украинского народа. Давайте будем апеллировать правовыми позициями, получим решение суда и подчинимся этому решению. Коалиция заявила о том, что подчиниться решению КС, но, к сожалению, мы не услышали такой же четкой позиции из уст Президента и оппозиции, а это очень тревожный сигнал. И я очень надеюсь, что апелляция к демократии, к духу Конституции не окажется лишь циничной попыткой захватить власть.

— Скажите, почему некоторые ваши сторонники стоят на Майдане с флагами РФ? Да и вообще, почему самая крупная фракция в парламенте — Партии регионов, когда ее называют пророссийской, не доказывает, что это не так?

— Ну, во-первых, я сегодня был на Майдане и не увидел там ни одного российского флага, в то время как украинских там было более двух сотен. Во-вторых, если бы у Партии регионов не было стремления и заинтересованности сохранить единство украинской нации, я думаю, не было бы шагов Януковича в 2004 году, направленных на устранение конфликта, не было бы и сейчас шагов Януковича навстречу Ющенко. Именно проукраинская позиция Партии регионов и есть единственной гарантией и надеждой на то, что Украина не будет разделена.

 

Автор
День
Источник