05 июня 2007 11:59

Дмитрий Выдрин: «Если при Кучме власть конвертировали в трубы, то теперь — в землю»

Дмитрий Выдрин: «Если при Кучме власть конвертировали в трубы, то теперь — в землю»

Н а лавочке у входа в офис народного депутата Дмитрия Выдрина, расположенного недалеко от Конституционного Суда, мирно сидели трое активистов и играли в карты. Чтобы те не падали в щели между досками, они подложили синий партийный флаг.

Выглядели активисты очень мирно, однако Дмитрий Игнатьевич убежден, что в итоге противостояние двух мегаблоков может иметь крайне неприятные и непредвиденные последствия. Пока еще действующий парламентарий рассказал, как его коллегам удается в обход моратория скупать тысячи гектаров земли, и что некоторые из них делают, оказавшись за бортом Верховной Рады.

» Каков ваш прогноз развития политического кризиса?
— Мы вышли за рамки, когда прогнозы возможны. Мотивы основных игроков меняются едва ли не каждый день. Скажем, мотивом Партии регионов на каком-то этапе было сохранение самого парламента и стабильности в нем. Однако сейчас есть основания полагать, что их мотив — досрочные выборы, в ходе которых регионалы будут стремиться получить «контрольный пакет акций». Мотивом некоторых игроков в «Нашей Украине» еще до недавнего времени было сотрудничество с правительственной коалицией. А теперь их мотив — посадить большинство членов этой коалиции в тюрьму. На политическом поле происходит броуновское движение: мечутся несколько крупных игроков, а вокруг них — рой мелких сателлитов. Кстати, берусь утверждать, что если досрочные выборы будут проведены летом, то осенью или весной нас ждут еще одни. Ситуация будет развиваться примерно так: в парламент пройдут две мегасилы, которые за месяц раздавят друг друга. Проигравшая сторона сначала оспорит результаты выборов, поскольку будет множество нарушений. Однако победители смогут надавить на суды и наблюдателей, и парламент все-таки будет признан. Тогда проигравшие (а их будет намного больше, чем 150 человек) напишут заявления о сложении полномочий, как это делают сейчас БЮТ и НУ, и парламент опять рассыплется…

» На чем основан такой прогноз?
— Летом провести выборы без нарушений, в принципе, нельзя. Невозможно будет сформировать нормальные избирательные списки, что открывает широчайшее поле для фальсификаций, провести полноценную кампанию в округах… Нормальные выборы реально провести глубокой осенью, в последнее воскресенье октября (28 октября — прим. «ВД»), либо в первое воскресенье марта 2008-го (2 марта — прим. «ВД»).

» Как вы оцениваете шансы «Вольных демократов» (партия, в политсовет которой входит Выдрин — прим. «ВД») на перевыборах, особенно если они состоятся летом?
— Если выборы состоятся летом, — партия «Вольных демократов» не будет в них участвовать. Нас же раздавят заявлениями о нарушениях.

» Вас не пугает пример вашего «Яблука» на выборах-2002 или партии «Вiче» в 2006-м, которые себя так позиционировали?
— Мы проанализировали свои ошибки. Во-первых, у нас украли много голосов на уровне избиркомов. Мы оказались неплохими креативщиками, но плохими бюрократами. И потом, мы изменили своей идеологии: за два месяца до выборов мы отказались от приоритетной защиты среднего класса и стали заигрывать с другим электоратом. Надо было оставаться в своей нише. Дело в том, что долгое время я занимался политологией. И, как политолог, могу сказать, что Украина не выживет в двух случаях: без среднего класса и если она политически распадется на два мегаблока, имеющих географическую привязку. Нужны партии, которые могут мигрировать по всей Украине. Я не хочу быть членом партии, которую любят только на Западе, но ненавидят на Востоке, или наоборот. Пусть я буду в маленькой партии, но зато ее членов без проблем принимают и в Харькове, и в Ужгороде.

» От ваших коллег-парламентариев приходилось слышать другие аргументы. Скажем, «мне в списке не все соседи нравятся, но через мегаблок я сумею сделать и то, и то»…
— Лично убедился, что при существующем императивном мандате сделать ничего нельзя. Я 20 лет писал о необходимости частной собственности на землю. Поэтому никак не мог поддержать мораторий на продажу земли и единственный из фракции проголосовал против. Но потом мне сказали, что я должен голосовать так, как считает нужным фракция. А зачем я тогда в парламенте, если моя квалифицированная точка зрения никого не интересует?

» Насколько я понял аргументацию фракции БЮТ, если сейчас продавать землю, то она достанется не крестьянам, а каким-то транснациональным корпорациям, которые ее скупят за бесценок.
— Вы знаете, именно это сейчас и происходит. Если есть прозрачная схема купли-продажи — землю может купить фермер, если нет — то ее купят те, у кого есть юристы, которые знают, как обойти мораторий. Я изучал, что происходит с землей в Кры- му — и меня больше всего потрясло, как одна олигархическая структура забрала четыре гектара земли на самом побережье. Они обменяли 40 тыс. кв. м на картину неизвестного художника площадью 40 кв. см, изображающую кусочек моря! По действующему законодательству ты не можешь купить землю, но можешь поменять. Обычный человек до такой схемы не додумается. Поэтому мораторий выгоден олигархическим корпорациям, которые сумеют провести подобную схему.

» Как депутаты, у которых нет шансов быть переизбранными, готовятся к тому, что останутся без мандатов? Вы ведь общаетесь на эту тему с коллегами?
— Для многих это будет шок. Люди настолько свыклись с возможностью показывать из окна машины «корочку»… Развращает не столько неприкосновенность, сколько ощущение суперпривелигированности. Знаете, как-то я, выпив с одним из мэров Киева много вина, спросил его: «Чем тебе нравится власть? Возможностью заработать большие деньги?» А он отвечает: «Нет. Тем, что это дает возможность унижать тех, у кого есть деньги». Вообще, необходимо снижать привлекательность депутатского и чиновничьего кресла. Сегодня само кресло — это уже большой бизнес. Хотя я и против императивного мандата, но должен признать, что с его помощью у депутатского кресла отпилили одну «бизнесовую» ножку. Но оно стоит на трех других довольно устойчиво. Поэтому нужно «отпилить» депутатскую неприкосновенность и льготы. Начиная, скажем, с бесплатных полетов на самолетах. Компании на этом зарабатывают хорошие деньги, потому что депутат летит бесплатно, но цена билета для бюджета чуть не в два раза выше, если бы он купил его в кассе. Или возьмем бесплатное пользование VIP-залами. Приехать и вернуться через VIP-зал стоит 700 грн., хотя единственная услуга — в том, что тебя встречает и провожает к самолету мини-автобус. И за это налогоплательщик платит 700 грн.

» Депутат понимает, что останется без «корочки», чиновник — что станет разменной монетой в политических договоренностях…
— Знаете, все люди смертны, но все стараются не думать о своей смерти. Депутаты и чиновники не верят в свою политическую смерть. Боятся этого настолько, что запрещают себе об этом думать. Для них это все равно, что держать для себя гроб в гараже…

» Вы знаете, старообрядцы зачастую так и делают!
 — В этом — мудрость религии, но в целом у общества другие привычки.

» Во времена Кучмы многие чиновники или депутаты за отведенное им время успевали что-то «под себя» приватизировать и, оставшись без кресла, в принципе имели чем заняться. Приближающийся роспуск парламента и, как результат, общая смена власти не активизировали в депутатской среде разговоры, что кто-то хочет «урвать кусок» госсобственности?
— Сейчас это уже сложнее. К тому же самые лакомые объекты уже приватизированы. Поэтому кто-то готовится к карьере топ-менеджера, кто-то — собирается устроиться в бесчисленные международные институции (меня самого приглашали). Кстати, я несколько раз случайно становился свидетелем переговоров, связанных с землей. Поскольку заводы и облэнерго поделены, сейчас депутаты и чиновники стали активно осваивать землю и недвижимость. И я знаю депутатов, которые, даже работая в оппозиции, за год приобрели тысячи, а то и десятки тысяч гектаров. Если при Кучме власть конвертировали в трубы, то теперь — в землю.

» В окружении и «оранжевых», и «бело-голубых» есть люди, ратующие как за войну, так и за мир. Кто из них сильнее в данной ситуации, какие у кого наработаны сценарии?
— На Ющенко сильнее влияют финансовые экстремалы, которые хотят получить возможность очень быстро заработать, а на Януковича — стабилизаторы, которые уже зарабатывают. Все в полном соответствии с названием вашего журнала — власть денег. Ситуация, однако, усугубляется тем, что у нас ястребы и голуби часто меняются — то ли местами, то ли полом. Украинские политики — трансвеститы. Они меняют не только окраску, но и политический пол, свои качества. Есть политики, которые за год из голубей стали ястребами, и наоборот. Условно говоря, полтора года назад Анатолия Кинаха можно было назвать ястребом, который настаивал на максимально жестком отношении к «бело-голубым». А сейчас он — голубь, выступающий за сближение позиций. В БЮТ депутат Александр Ковтуненко выступал за то, чтобы всех в нынешнем правительстве считать бандитами и посадить в тюрьму, а перейдя в коалицию, заговорил о необходимости примирения. Причем если трансвеститы биологические меняют пол только один раз, то политические — неоднократно меняют и партию, и принадлежность к голубям и ястребам. Хотя большинство украинских политиков — куры. Курица, когда кудахчет, не подает смысловых сигналов — это выражение смутных эмоций. У большинства политиков кудахтанье — это не информационный поток, а смутное выражение удовлетворенности от должности, денег или гнева и зависти по отношению к тем, у кого это уже есть.

 

Автор
Власть Денег
Источник