05 июля 2007 11:05

Андриан СЕВЕРИН: Парламентская демократия является важной для Украины

Андриан СЕВЕРИН: Парламентская демократия является важной для Украины

Депутат Европейского парламента, Председатель Делегации ЕС-Украина Андриан Северин часто бывает в Украине и считает, что у нашей страны есть европейская перспектива. Он также участвовал в 4-ом саммите Ялтинской европейской стратегии. Что нужно делать Киеву с одной стороны, а Брюсселю с другой, чтобы европейская перспектива Украины была как можно быстрее реализована? Какие три самые важные цели следует решить украинским политикам? Можно ли принимать новую украинскую конституцию на референдуме? Какие преимущества может дать Украине введение двухпалатного парламента? Насколько реальной является для Украины угроза федерализации вследствие введения двухпалатного парламента? Об этом «Дню» в эксклюзивном интервью представителя Европарламента Андриана СЕВЕРИНА.

«СЛОВО СТРАТЕГИЯ В НАЗВАНИИ САММИТА ЯВЛЯЕТСЯ ЧРЕЗВЫЧАЙНО ВАЖНЫМ»

— Господин Северин, каково ваше впечатление от 4-ого саммита Ялтинская европейская стратегия?

— Я думаю, что это событие, которое нужно приветствовать. По моему мнению, Украине нужны такого рода дебаты. Ведь она нуждается в повышении собственной познаваемости, а этого можно достичь благодаря подобным дебатам. Мы обсуждали европейское будущее Украины, а также будущее самой Европы. Кроме того, мы говорили о необходимости реформироваться в Европе не только внутри, но и о необходимости иметь глобальное видение и глобальную стратегию. После того, я думаю, что слово стратегия в названии саммита является чрезвычайно важным. Нам нужно обсуждать стратегию. Причем не только с точки зрения украинской и европейской перспективы, а и в соответствии с глобальной перспективой. Я думаю, что здесь была прекрасная возможность это сделать. Я был также поражен тем, что в дебатах принимали участие люди высокого ранга и профессиональности. Это, конечно же, является гарантией высококачественного вклада и идей. Здесь прозвучал ряд важных идей. Я думаю, что становится все более понятным, что у Украины есть европейская перспектива. Я не говорю об идентичности, потому что она уже здесь присутствует. У Украины есть европейская перспектива. Эта перспектива важна как для Украины, так и для Европы. Было очевидно, что европейское членство и европейская интеграция принесет Украине много новых качеств и выгод. Но это касается и ЕС, который также получит много выгод от членства Украины. Поэтому это двухсторонний путь, удовлетворяющий интересы обеих сторон. Также необходимо взаимное сотрудничество.

Если дело обстоит именно так, то я должен акцентировать внимание на необходимости выполнения нескольких условий. Одно из них заключается во внутреннем демократическом прогрессе в Украине. И это Украина должна сделать в первую очередь, возможно, с помощью Европы. Но в любом случае это задача Украины. Второе условие заключается в демократическом прогрессе в ЕС. Безусловно, это задача для европейцев. Еще одним фактором, я не называю это условием, является улучшение отношений ЕС, регионального и глобального игрока, соседа Украины — России. Если мы хотим быть реалистами и прагматиками, необходимо сказать, что в контексте хорошего сотрудничества между Россией и ЕС европейская интеграция Украины будет существенно более легкой и быстрой. Дискуссии прояснили следующие три вещи. Бесспорно, Россия должна стать более взаимосвязанной с ЕС. Экономическое сотрудничество, экономические взаимоотношения важны. Но мы не можем взаимодействовать, если наши рыночные и политические системы, связанные с рынком, несовместимы и непохожи. Нельзя иметь контролируемую экономику с одной стороны, свободную экономику с другой стороны и достичь взаимосвязанности. Потому что в таком случае отношения будут односторонними и будет существовать опасность для другой стороны. В то же время Россия должна, возможно, изменить свою ментальность и понять, что ЕС не является врагом, а другом, или во всяком случае, потенциальным другом или естественном партнером. Поэтому она должна делать все возможное чтобы строить доверие с ЕС. Со своей стороны ЕС также должен делать свою работу.

Потому что недостаточно просить Россию изменить ментальность, как недостаточно просить Россию формировать доверие с ЕС. Со своей стороны Евросоюз также должен формировать доверие с Россией. И все русофобские искушения или склонности внутри ЕС, безусловно, должны быть нейтрализованы. Мы, члены ЕС, также должны рассматривать Россию как важного партнера. Конечно, Россия может быть демократичной. Мы должны учитывать это. Также должны понять, что российский путь к демократии отличается от пути Центральноевропейских стран к демократии. Поэтому мы должны понимать проблему большой страны, которая пытается реформировать себя. И эти проблемы значительно больше, нежели проблемы малых стран, которые пытаются себя реформировать. ЕС также должен сделать свою часть работы в отношении России. И понятно, что Украина также должна пытаться осуществлять сбалансированную политику как на Востоке, так и Западе. Потому что, действительно, чем лучше отношения Киева с Москвой, тем быстрее будет происходить европейская интеграция Украины.

И самое главное, что европейская интеграция Украины не направлена против России. И Украина должна разработать общую стратегию, чтобы Россия воспользовалась выгодой интеграции Украины в ЕС.

«Я НЕ ДУМАЮ, ЧТО ВЫБОРЫ ДАДУТ ОТВЕТ НА ТРИ ГЛАВНЫХ ВОПРОСА...»

— Увидели ли вы в выступлениях украинских должностных лиц, что у Украины есть такая стратегия?

— Я думаю, что они работают над такой стратегией. К сожалению, я думаю, что много людей, присутствующих на саммите, попали в «избирательную» ловушку. Они считают что свободные и честные выборы — это все что касается демократии. И более того, они думают, что это своего рода панацея разрешения проблем страны. Я не думаю, что выборы в общем или, в частности, решат любые проблемы. О’кей. Если люди чувствуют, что лучше провести эти выборы, это дело украинцев и их лидеров. Конечно, более важно то, чтобы они были свободными и справедливыми. Но я не думаю, что эти конкретные выборы подскажут ответ на три главных вопроса, которые стоят перед страной. Создание механизма противовесов и сдерживаний между институциями. Эти дебаты должны быть деперсонализированными. Потому что у меня такое чувство, что они являются слишком персонализированными. Противовес и сдерживание — это не борьба за власть, а это институции, являющиеся объективным путем создания конституции не для нынешних лидеров, а выработка конституционного решения на будущее, внедрение механизма, который будет справляться с любыми вызовами. Вторая проблема заключается в слишком «интимных» связях между бизнесом и политикой. Безусловно, бизнес важен везде и бизнесмены являются активными, предприимчивыми и, следовательно, влиятельными. Само по себе влияние — вещь неплохая. Если бизнес прозрачный и легальный — это одно дело. А контроль бизнеса за политикой — это уже что-то другое. Поэтому, я думаю, что задача политиков и политической элиты — доказать деловым людям, что бизнесмены должны заниматься собственным бизнесом и оставить политику политикам. А со своей стороны, политики должны работать так, чтобы предложить справедливые рамки для свободной конкуренции бизнесменам. Третья проблема которая действительно является важной в Украине, заключается в разрешении культурного раскола между восточной и западной частью страны. Никому не нужно, чтобы в ЕС интегрировалась половина или часть Украины. Необходимо, чтобы интегрировалась вся Украина. Поэтому украинским политикам нужно признать существование культурного раскола и не нейтрализовать его, а сделать частью объединяющей политики в Украине. И ни в коем случае частью разъединяющего развития Украины. Я думаю, что эти три цели чрезвычайно важны. Впрочем, наиважнейшим вызовом являются выборы. Я полагаю, что украинские политики должны серьезно относиться к этому. Потому что, честно говоря, до сих пор я не слышал ни одной великой идеи, направленной на эту проблему.

КОНСТИТУЦИЯ ЯВЛЯЕТСЯ СЛИШКОМ СЛОЖНЫМ ДОКУМЕНТОМ, ЧТОБЫ ЕГО ПРИНИМАТЬ НА РЕФЕРЕНДУМЕ

— А что вы можете сказать о некоторых предложениях украинских политиков принять новую Конституцию посредством референдума?

— Я думаю, что Конституция является слишком сложным документом, чтобы его можно было принимать на референдуме. На референдум можно выносить простые и четкие вопросы. А также фундаментальные вопросы, которые являются непростыми. Ответ граждан на эти вопросы должен быть простым: «да» или «нет». Конституция как продукт нескольких людей и нескольких партий является очень сложным компромиссом. Поэтому вы не можете идти на компромисс с людьми посредством референдума. Потом, я считаю, что это очень плохая идея просить людей принимать конституцию посредством референдума — будь-то европейская, румынская, американская или украинская Конституция. Но что может быть приемлемым, так это вырабатывание нескольких принципов, причем очень четких принципов, которые могут быть написаны на половинке листа бумаги. И тогда попросить людей одобрить эти принципы. Это совсем другое дело, например, вы можете голосовать за президентскую республику или президентско-парламентскую. Но даже эти вопросы, которые могут быть поставлены на референдум, являются очень сложными для людей, которые даже не обязаны знать общую теорию государства и права. Если людям сказать президентская или парламентская республика, то они этого просто не понимают. Потому что человеку требуется много теоретических знаний по конституционному праву, чтобы ответить на эти вопросы. Поэтому, по- видимому, можно переформулировать эти вопросы так, чтобы акцентировать внимание на сущности проблемы. И тогда спросить у людей, хотят ли они, возможно, сильного лидера, который может в большей или меньшей мере руководить сам, находясь под контролем парламента и представителей народа. Захотят ли они, чтобы у них был президент, который способен поддерживать равновесие между другими институциями государства. Возможно, это подходит для мирной страны, где президент является гарантом равновесия, контролирующий или способствующий взаимному контролю институций. Или они хотят, чтобы у них был президент, который выполняет функции, но обязан отчитываться перед другими институциями.

«ДЛЯ УКРАИНЫ НАИЛУЧШЕЙ ФОРМОЙ ПРАВЛЕНИЯ ЯВЛЯЕТСЯ ПАРЛАМЕНТСКАЯ РЕСПУБЛИКА»

— Какая форма правления является наилучшей, по вашему мнению, для Украины?

— Для Украины наилучшей формой правления является парламентская республика. Потому что у Украины, как и многих других стран в этом регионе — тоталитарное прошлое. Я считаю, чтобы покончить с тоталитарным прошлым и тоталитарными искушениями, для Украины будет лучше идти к парламентерской республике. Другим аргументом в пользу этого является то, что в Европе большинство стран является парламентскими демократиями. Даже если в Европе есть монархии, они все равно являются парламентскими демократиями с особым исключением — Францией, которая является наполовину президентской республикой. Поэтому я полагаю, что парламентская демократия является важной для вашей страны. Это также важно с точки зрения внутреннего, структурного многообразия украинского общества. Вам нужна гибкость для того, чтобы обеспечить единство народа. Президентская демократия является менее гибкой и, возможно, она может быть более эффективной при принятии решений. Но она и значительно более опасна в плане сохранения людей объединенными. Такого рода демократии не хватает внутреннего механизма сохранения равновесия в институциях, а также в обществе.

«...В ДВУХПАЛАТНОМ ПАРЛАМЕНТЕ ДУМАЮТ ДВАЖДЫ»

— Господин Северин, как вы относитесь к идее Президента Украины ввести двухпалатный парламент?

— Я поддерживаю такое нововведение. Кто-то считает, что двухпалатный парламент является слабым. Это не так. Действительно, двухпалатный парламент является более дорогим, если говорить об этом с позиции денег и времени. Но демократия всегда является дорогой и требует времени. Однако я думаю, что для президента или премьер-министра значительно сложнее убедить две палаты, нежели одну. Если мы хотим иметь слабую демократию, то в стране нужен однопалатный парламент с небольшим количеством депутатов. Потому что даже малое количество членов в однопалатном парламенте может находиться под давлением исполнительной власти. Если мы хотим иметь более влиятельную парламентскую власть, тогда необходимо разумное количество членов парламента и двухпалатный парламент. Это также хорошо для принятия качественных законов. Потому что в однопалатном парламенте думают один раз, а в двухпалатном — дважды. Бесспорно, будет плохо, если будут ограничены полномочия или компетенция двух палат парламента и способа, как будут избираться члены этих палат. Очень важной является компетенция палат. Нельзя просто дублировать все. Некоторые законы должны приниматься обеими палатами на отдельных заседаниях, некоторые — одной палатой, а другие — двумя палатами на общем заседании. Например, вотум доверия или закон о бюджете могут голосоваться на общем заседании. Поэтому не обязательно, чтобы обе палаты принимали все законы. Некоторые да, некоторые — нет. Учитывая реалии Украины можно считать первую палату политической палатой, сформированную представителями депутатов, которых люди избирают на общих выборах. Они являются представителями всей Украины, если даже избираются в небольших округах. Вторая палата может считаться палатой, которая представляет преимущественно население различных регионов страны. Поэтому она будет напоминать бундесрат, хотя я не думаю, что Украина станет федеративной республикой. Но в любом случае у вас есть регионы и региональные проблемы. Вам необходимо территориальное единство страны и такая палата сведет вместе представителей регионов, чтобы они могли сотрудничать для сбалансирования развития различных регионов. Поэтому, возможно, вторая палата может рассматриваться как конгресс местных или региональных органов власти. А первая палата будет политической. Это может быть идеей, которая не будет являть собой риска для единства страны, а вместо этого даст стране такую гибкость, которая является абсолютно необходимой, главным образом, в отношении новых стран для сохранения их единства.

«САМ ПО СЕБЕ ФЕДЕРАЛИЗМ НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ОПАСНОСТЬЮ»

— То есть, вы не видите никакой угрозы федерализации Украины вследствие введения двухпалатного парламента? Один немецкий эксперт уже заявил, что это может привести к федерализму.

— Сам по себе федерализм не является опасностью или угрозой. Самые успешные страны в мире являются федерациями: США, Швейцария, Германия, Индия, Бразилия. Все они давно стали федеральными государствами, но они являются успешными. Даже Испания является федерацией, хотя официально эту монархию не называют федерацией. Но на самом деле она является федерацией. Поэтому я думаю, что федерация не является опасностью. Но с другой стороны, вы должны знать, что нет единого типа федерации. Существует несколько типов федерации. Есть более интегрированные, есть менее интегрированные федерации. Стоит напомнить, что федерация — это не группа государств, а унитарное государство с сильной структурой. В то время как конфедерация — комплекс стран с унитарной структурой.

Я думаю, что здесь, в Украине, не нужна федерация. Ваша страна уже объединена. Но вам нужно децентрализовать власть, потому что это современный образ мышления. Это позволит вам не только больше заботиться о своих гражданах, но также передать часть полномочий национального государства ЕС. Вы можете передать свои обязанности и право на принятие решений не только ЕС, но и вниз: местным органам власти и регионам. В данном случае я не думаю, что украинцы должны ждать, пока ваша страна станет более интегрированной в ЕС. Я думаю, что это можно начинать теперь, потому что это только консолидирует ваше государство. Как я уже сказал, это не повлечет к трансформации Украины в федерацию, но если даже будет такая идея, я не думаю, что вы должны так сильно бояться федерального решения. Важно дать правильный ответ на реальную проблему вашего общества.

 

Автор
День
Источник