09 июля 2007 11:31

Русский в Киеве

Бывший российский премьер размышляет о сегодняшнем Кремле

Посол России на Украине Виктор Черномырдин далеко не демократ западного образца. Но этот основатель "Газпрома" (ныне довольно состоятельный) и бывший премьер-министр и не претендует на такое звание. Однако за фасадом жесткого руководителя советской эпохи скрывается проницательный и своеобразный политик, добавляющий ярких красок в серую политическую палитру.

Часто обвиняемый в косноязычии, он редко заканчивает фразы. Но когда заканчивает, они быстро превращаются в афоризмы, лучшим примером которого стало его крайне популярное в России изречение "хотели как лучше, а получилось как всегда". Его характеристика сегодняшней ситуации на Украине не менее удачна: "Так никогда не было, а теперь все как раньше". Многие украинцы с ним согласятся.

  Черномырдин сожалеет о том снисходительном тоне, который звучит в российских СМИ по отношению к Украине. "Эти люди понятия не имеют о том, что происходит на Украине. Мы должны проявлять больше уважения - это пойдет нам на пользу. Борис Ельцин понимал это и никогда не позволял себе разговаривать таким тоном". Это не единственное, что отличает бывшего премьер-министра ельцинской эпохи от сегодняшнего Кремля. "Я не совсем понимаю роль правительства в России. Что оно делает? У Ельцина и у меня было четкое разграничение: он отвечал за политику, а я управлял экономикой. Он никогда не вмешивался", - говорит Черномырдин.

Находясь на посту премьер-министра, он отбирал людей по способностям, а не по их взглядам. "После работы они могли быть кем угодно, но днем они должны были быть профессионалами". Почти все либеральные реформы в России проходили при его поддержке. В 1995 году он вел переговоры по телефону с чеченским террористом Шамилем Басаевым, когда тот захватил более 1200 заложников в больнице города Буденновска. "Это был самый важный момент, когда страна должна была понять, что новое правительство думает о своих людях", - говорит он. Благодаря вмешательству Черномырдина были спасены сотни жизней и начались мирные переговоры с мятежниками. Это было совсем не похоже на то, как власти (без)действовали во время захвата заложников в московском театре в 2002 году и в Беслане в 2004-м.

Мощный Черномырдин тяжело воспринял смерть Ельцина. "Это как с родителями: пока они живы, ты чувствуешь, что твои тылы прикрыты, а когда они уходят, понимаешь, что теперь ты один".

Автор
The Economist (Великобритания)