04 октября 2017 10:55

Как обуздать Путина

Выводы трансатлантической рабочей группы

Как обуздать Путина

Владимир Путин не только подрывает нашу демократию, — дестабилизируя Запад, он обеспечивает себе власть над Россией на долгий срок. Опасно, что Соединенные Штаты и Европа не понимают эту стратегию и не торопятся ей противостоять.
 
К этим пугающим выводам пришла рабочая группа, собранная POLITICO 19 сентября в Нью-Йорке, в кулуарах Генеральной ассамблеи ООН, из экспертов высокого уровня. На фоне таких угроз, как Северная Корея, ИГИЛ (организация, запрещенная в России, — прим. перев.) и рост правого экстремизма по обе стороны Атлантики, мы решили узнать, что скажут некоторые из лучших умов Европы и США, специализирующихся в области безопасности, если мы сведем их в одной комнате и предложим откровенно обсудить наиболее серьезные угрозы, с которыми наши континенты сталкиваются в сферах их компетенции.
 
Оказалось, что в первую очередь их волнуют Россия и амбиции Путина. Российскому президенту сейчас 64 года, но многие из участников рабочей группы предположили, что он может остаться во главе своей страны еще на десятилетие, если не больше. При этом в долгосрочной перспективе ему будет непросто сохранить власть, ведь он не сможет опираться ни на демократическую легитимность, ни на процветающую модернизированную экономику.
 
Вот почему, как полагают эксперты, Путин стремится подрывать западные институты и сеять рознь в западных обществах. Его усилия направлены не столько на то, чтобы обеспечить тем или иным силам победу или поражение, сколько на то, чтобы заставить Запад выглядеть слабым и бессильным. Это должно позволить российской власти казаться по сравнению с ним сильной и легитимной. Чтобы держать россиян под своим авторитарным ярмом, Путину необходимо, чтобы они не завидовали свободам Берлина, Лондона или Вашингтона.
 
"Путин хочет сделать мир безопасным для российской автократии. Это означает, что ему необходимо дискредитировать демократию в принципе, что он и пытается сделать, и ослабить западные институты, что он тоже пытается сделать«,- заметил один из членов рабочей группы.
 
Эта дискуссия кладет начало трансатлантическому журналистскому проекту POLITICO Cabinet, запущенному европейской и американской редакциями POLITICO. Она проводилась по правилам Чатем-хауса: имена участников были оглашены, но все цитаты приводятся без авторства. (Список участников см. здесь.)
 
Безусловно, эксперты признают, что Россия — лишь одна из некоторых растущих угроз Западу. Американское противостояние с Северной Кореей выглядит взрывоопасным: один военный просчет способен, говоря словами одного из участников, «все испортить». Китай остается соперником, требующим серьезного внимания, и вызовом в долгосрочной перспективе, хотя пока Пекин, по-видимому, заинтересован в том, чтобы действовать в рамках существующего международного порядка, а не подрывать его. Терроризм, который один из членов группы предпочел осторожно назвать не «врагом», а «тактикой», остается проблемой, уносящей множество жизней и подрывающей социальную стабильность.
 
Однако в целом рабочая группа сошлась в том, что Россию следует считать геополитической угрозой номер один. Несколько экспертов заявили, что Россия фактически объявила Западу политическую войну — даже если Европа и Соединенные Штаты это пока не осознали.
 
«Россия — это активная, опасная и непосредственная угроза», — сказал один из участников.

«Россия остается политической угрозой. Она ведет против наших обществ политическую войну, подрывает наши ценности, пытается нас деморализовать и разделить, стремится усилить поляризацию в нашей политике, чтобы мы перестали бороться с ее попытками колонизировать такие страны, как Украина», — подчеркнул другой.
 
Противостоять Путину
 
Вот некоторые из ключевых моментов обсуждения.
 
Украина — центральный элемент противостояния между Россией и Западом. Вопрос о том, станет она российским вассалом или сумеет интегрироваться в Европу, жизненно важен для России и для Путина. От этого зависит легитимность и долговечность его правления.
 
«России необходимо победить на Украине, потому что европеизация Украины станет концом путинизма — не концом России, а именно концом путинизма», — подчеркнул один из экспертов.
 
Власть Путина над Россией, возможно, не так прочна, как кажется. Во-первых, это связано с западными экономическими санкциями, которые воздействуют на Россию, затрудняя жизнь российскому бизнесу и обычным гражданам. Во-вторых, экономика России зависит от ископаемого топлива, а нефтяные цены сейчас невысоки и в ближайшее время вряд ли вырастут до прежнего уровня.
 
До некоторой степени легитимность Путина основана на благосостоянии России, и поэтому экономические трудности представляют для него определенную проблему. Один из участников предположил, что он может попытаться модернизировать экономику, если, как ожидается, в следующем году он снова будет избран президентом. Однако для этого потребуются менее напряженные отношения с Западом.
 
«Путин не так глуп, чтобы стремиться к сохранению олигархической, неэффективной экономической системы», — считает этот участник. После выборов следующего года может появиться «крошечное окно возможностей», которое даст Путину и западным странам шанс перезагрузить взаимоотношения. Но при этом необходимо, чтобы Соединенные Штаты и европейские страны действовали совместно. «Без этого совершенно точно ничего не получится».
 
Соединенные Штаты не ведут себя как лидер свободного мира — и это плохо. «И НАТО, и ООН рассчитаны на сильную лидерскую роль США… но ее нет, — заявил один из экспертов. — Америка уже некоторое время не исполняет эту роль».
 
Отчасти дело в откровенно скептическом отношении президента Дональда Трампа к возникшему после Второй мировой войны трансатлантическому проекту — от НАТО до Европейского Союза. Впрочем, как отметил другой участник, европейские страны также были недовольны тем, что президент Барак Обама считал отношения с Европой второстепенным вопросом.
 
«Сейчас весь мир задается одним стратегическим вопросом: насколько же в действительности хрупка приверженность Америки демократическим ценностям? Это сейчас обсуждается повсеместно», — пояснил еще один член рабочей группы.
 
Мы проигрываем в области кибербезопасности. «Мы не понимаем, как нам реагировать на кибервторжения», — заявил один из участников. Российское хакерство демонстрирует, что «мы на десятилетия отстали от угроз, упустив направление в котором они развиваются, и теперь нам нужно срочно понять, как наверстать упущенное».
 
«[Компании] рассматривают кибербезопасность как разновидность IT, пока им не приходится осознать, что здесь нужна совсем другая политика, — сказал другой участник. — Вопрос заключается в том, кто за что отвечает в данной сфере и как это определять. Пока исчерпывающего ответа нет».
 
Мы так и не решили, кто будет главным в вопросах кибербезопасности. Проблемы в этой сфере возникают не только у бизнеса. Правительства тоже не могут разобраться, кто должен нести за нее ответственность: разведывательное сообщество, военные или ведомства, занимающиеся внутренней безопасностью.

Участники разошлись во мнениях о том, какая из американских правительственных структур лучше всего способна справиться с этой задачей. Некоторые полагали, что для нее лучше всего подходит Агентство национальной безопасности или Кибернетическое командование США, подчиняющееся Пентагону. Некоторые, напротив, предпочитали Министерство внутренних дел, утверждая, что на военных возлагают слишком много надежд в области киберугроз.
 
«В сфере национальной безопасности принят стратегический и централизованный подход, основанный на дисциплине и иерархии… В киберпространстве все это абсолютно бесполезно, — заметил один из спорщиков. — Напротив, во внутренних делах в ходу тактический децентрализованный подход и поощряется низовая инициатива».
 
Российская пропаганда выигрывает информационную войну. Участники указали на различие между российскими кибератаками диверсионного характера — такими, как изменение итогов выборов или нарушение работы энергетической сети,- и мерами, направленными на распространение разногласий и неразберихи. Первому западные правительства умеют противостоять, второе зачастую по-прежнему ставит их в тупик. Один из членов группы упомянул о недавней российской попытке вызвать в Германии всплеск антииммигрантских настроений с помощью сфальсифицированной истории о якобы изнасилованной арабами девочке из семьи русских немцев.
 
«Они стремятся нарушить работу нашей системы, посеять рознь и сомнения. Они продвигают любых экстремистов — от сторонников превосходства белой расы до радикальных леваков, — полагает другой участник. — Им не важны конкретные взгляды. Для них главное — мешать, сбивать с толку и сеять в НАТО и в Евросоюзе хаос».
 
Что необходимо сделать?
 
Участники группы выявили не менее шести необходимых мер, с помощью которых можно будет защитить Запад от российских угроз.
 
1. Нужно не позволить Путину наложить руки на Украину — или, по крайней мере, на большую ее часть.
 
Эксперты были едины в том, что взращивание европейской демократической Украины может сорвать планы Путина — даже если такие части страны, как Крым, останутся в российских руках. Европеизированная Украина будет подрывать легитимность Путина внутри России, заставляя россиян задаваться вопросами о том, почему в России сохраняются автократическая власть и клептократическая экономика, в то время как исторически и культурно близкая к ней Украина успешно вестернизировалась.
 
«Украина — это ключ к сдерживанию и потенциальному изменению России», — заметил один из участников.
 
2. Украине следует предоставить некое предварительное членство в Европейском Союзе.

Некоторые из участников предположили, что Европейскому Союзу необходимо разработать для Украины специальный статус, не подразумевающий полного членства, так как украинская экономика пока не готова к окончательной интеграции. Главным препятствием остается коррупция, борьбу с которой должен продолжать Киев. При этом предоставление Украине «ассоциированного членства» продемонстрировало бы, что Европа не оставит эту страну на произвол судьбы. Такое решение укрепило бы позиции проевропейски настроенных демократов и блокировало бы попытки Путина сильнее втянуть Украину в российскую орбиту.
 
3. Необходимо продолжать оказывать на Россию экономическое давление с помощью санкций.
 
Участники сошлись в том, что американские и европейские санкции, наложенные на Россию после того, как Путин в 2014 году захватил Крым, сказываются на российской экономике и мешают путинским попыткам дестабилизировать остальную часть Украины. Однако они отметили, что в западной коалиции имеются трещины и что от ее единства может зависеть судьба Украины.
 
4. Март 2018 года станет для Путина ключевым моментом.
 
Мало кто сомневается, что в следующем марте Путина переизберут на новый шестилетний президентский срок. Однако после этого российскому лидеру придется принимать определенные стратегические решения. Если Путин хочет модернизировать российскую экономику и снизить ее зависимость от нефти, газа и горнодобывающего сектора, в начале нового срока у него появится окно возможностей для этого. По словам участников, после выборов Западу следует внимательно отслеживать признаки того, что Путин готов к новым отношениям с ним, в большей мере основанным на сотрудничестве, и быть готовым ответить на эти сигналы. В частности, если Путин назначит премьер-министром сторонника модернизации, это будет важным знаком.
 
5. Правительствам нужно активнее делиться секретами с частным сектором.
 
Правительство США слишком плохо информирует частные фирмы и общество о киберугрозах, заметил один из участников. Причина этого заключается в правилах, запрещающих распространение разведданных.
 
«Правительство знает некоторые вещи, но мы не делимся ими с отраслью. Меня это просто сводит с ума, потому что некоторые из этих вещей отрасль должна знать, чтобы обеспечивать нашу безопасность, — заявил этот член группы, обсуждая расследование, которое ведет ФБР в отношении одной московской компании, занимающейся интернет-безопасностью. — Если теперь наше правительство говорит, что с определенной компьютерной компанией не следовало работать, почему оно не объявило об этом раньше?»
 
6. Укрепление безопасности подразумевает борьбу за «кибергигиену».
 
Как заметил один из участников, соблюдение базовых правил «кибергигиены» — например, требований менять пароли и не открывать приложенные файлы — могло бы предотвратить от 80% до 90% известных кибератак. «Почему бы правительству не пропагандировать „кибергигиену"? Ведь реклама, которая напоминает о том, что следует мыть руки, у нас есть. Почему же нет аналогичной рекламы на эту тему?»
 
7. Чтобы противостоять российскому информационному оружию, нужно больше работать с информацией.
 
НАТО и Европейскому Союзу следует расширять усилия по определению и анализу российской дезинформации, а также по борьбе с ней, подчеркнул тот же участник. У обоих объединений есть свои «кустарные» программы по противодействию, «но, чтобы они могли противостоять российской дезинформации, на них следовало бы выделять в пять раз больше денег».
 
«Оборона подразумевает разоблачение. Нам нужно разоблачать ботов и троллей и ставить на них большой красный штамп: „Русская пропаганда"», — считает другой участник.
 
Худшие сценарии
 
В конце дискуссии мы предложили участникам рассказать, какие угрозы Соединенным Штатам и Европе мешают каждому из них спать по ночам. Вот некоторые из ответов:
 
«Мне мешает спать по ночам опасность [военного] просчета».
 
«Недостаток политической уверенности, уверенности в себе на Западе. Ощущение, что у нас просто ничего не получается».
 
«Я тоже считаю, что главная угроза, с которой мы сталкиваемся, — это угроза утратить веру друг в друга. На мой взгляд, это самое страшное».
 
«Мой кошмар… это мои опасения, что новая американская администрация разрушит многое из сделанного нами за последние 50 лет».
Автор
Politico (США)
Источник