10 ноября 2017 10:42

Чего достигла Украина за год правления Трампа

Чего достигла Украина за год правления Трампа

Ровно год назад на выборах в США победил Дональд Трамп, а бывший посол США в России Майкл Макфол написал свой знаменитый твит, что «наибольшим лузером» в мире в результате голосования стала Украина.

Это мнение уже тогда вызвало вопросы: было понятно, что если какой-то стране и суждено больше всего проиграть от победы Трампа, то это, в первую очередь, сами Соединенные Штаты.

Год спустя можем констатировать: Украина не стала «главным лузером» от президентства Трампа. Хотя и наибольшим победителем — тоже нет.

Отсутствие «проигрыша» Украины особенно заметно на фоне других государств, лидеров которых хозяин Белого дома фактически внес в черный список.

Но также было бы не очень мудро считать, что у нас с Трампом — прекрасные отношения.

Год назад в этот день, как только стало известно о победе Дональда Трампа, автор этих строк на страницах «Европейской правды» задала ряд вопросов, ответов на которые в тот момент не было. На некоторые из них спустя год появились ответы. Некоторые — до сих пор остаются без ответа.

Важно вернуться к этим вопросам, чтобы реалистично оценить, где мы и где мы можем быть в отношениях с Америкой Трампа.

Кто кого одолеет: система Трампа или Трамп систему?

Похоже, что Дональд Трамп не одолел систему, но и не слился с ней, до сих пор оставаясь в ней инородным телом. «Есть Трамп, а есть политический истеблишмент», — такое мнение до сих пор приходится слышать от американских чиновников в ответ на замечание о непредсказуемости некоторых позиций США.

Такое впечатление, что существуют два параллельных правительства. И в этом заключаются реалии образца ноября 2017 года.

Конгресс действительно оказался сдерживающим фактором для нового президента США.

Согласитесь, еще год назад казался нереальным сценарий, при котором санкции в отношении России будут не только сохранены, но и усилены и закреплены законодательно. К тому же — поддержаны почти единогласно и в Палате представителей, и в Сенате. А то, что Трамп все это подпишет, выглядело таким же невероятным, как летальное оружие при президентстве Обамы.

Не будем лукавить: у такого единодушия есть несколько объяснений, и главное из них связано не столько с военной агрессией России против Украины, сколько с предвыборной агрессией России против США. Но результат от этого не меняется.

Насколько Трамп способен учиться и менять свои представления?

Сегодня уже сложно поверить, что в начале президентства Трампа его советником по нацбезопасности был такой персонаж, как любитель выступать на Russia Today и вести телефонные разговоры с российским послом Майк Флинн.

Или в то, что в Белом доме работал подстрекатель к ослаблению антироссийских санкций, одиозный Стив Бэннон.

Сегодня же некоторые американские инсайдеры говорят, что в контексте нашего региона «правое ухо Трампа завоевал генерал Мэттис» — политик, которого с самого начала считали одной из немногих положительных фигур в новой администрации. Однако следует помнить: даже если он и ему подобные представители администрации завоевали ухо президента, остается под большим вопросом, способны ли они завоевать его мозг.

Сразу после избрания Трампа президентом автору этих строк приходилось вести серьезные дискуссии со многими американскими коллегами-экспертами, которые доказывали, что Украина не должна быть наивной: Трамп не способен менять свои взгляды. Не афишировать их в нужной ситуации — да, но менять — нет.
 
Они твердо придерживаются этого мнения и сегодня. Это означает, что украинские надежды на влияние окружения Дональда Трампа и его трансформацию под влиянием тех или иных советов могут быть несколько завышены.
 
Трамп до сих пор не признал и вряд ли признает Россию угрозой.

Он как восхищался, так, скорее всего, и дальше (просто уже не публично) будет восхищаться Путиным как лидером. Слово «Украина» как вызывало, так, скорее всего, и дальше будет вызывать у него не самые приятные эмоции (из серии «это те, кто поддерживал Хиллари, и там, где беспорядки на границе?»). Недаром Трамп был очень удивлен, когда узнал на переговорах с Порошенко в Нью-Йорке, что украинцы строят самолеты…

А вот президент Порошенко кое-чему научился за годы взаимодействия с Белым домом.

Например, с Трампом он избежал ошибки, которую сделал при Обаме и которая заложила основы недоверия к нему со стороны американского президента. Он уже публично не призывает президента США предоставить Украине летальное оружие, как просил в Конгрессе при предыдущей администрации.

На этот раз он не загоняет в угол президента США своими просьбами и каждый раз повторяет, что Украина вполне довольна нынешним уровнем сотрудничества в сфере безопасности и обороны.

Тем более, что вопрос предоставления летального оружия нынешняя администрация удачно разыграла и без Украины. Американцам удалось заставить россиян поверить, что положительное решение об оружии может быть принято в любой момент. А это — действительно рычаг в диалоге с Путиным.

Какова роль Америки Трампа в урегулировании конфликта на Донбассе?

Есть немало оснований считать, что Трампу всегда импонировала и, скорее всего, до сих пор импонирует идея отдать решение проблемы Украины на аутсорс Европе. Идея, которая была достаточно популярной в Вашингтоне и без Трампа (как и вопрос «нахлебников в НАТО», которых надо заставить тратить 2% ВВП на оборону).

Просто стиль Белого дома раньше был другим.

Нет ничего удивительного в том, что и сейчас американские собеседники говорят: наша задача — отвести Россию из Украины, а дальше вы уже с Европой реинтегрируйте и отстраивайте.

Нам повезло, что Трамп, связанный сейчас по рукам и ногам обвинениями в сговоре с Россией, не может оставить без внимания вопрос Украины и при всем желании не может действовать откровенно против воли Киева. В этом плане у Обамы было гораздо более широкое поле для маневра по перезагрузке отношений с Россией: никакого серьезного внутреннего сопротивления.

Поэтому если и будет оказываться какое-то давление на Украину в плане выполнения Минска — то только через тех, кто в благосклонности к России особенно замечен не был и считается другом Украины в администрации.

Такое давление возможно уже до конца года.

В Вашингтоне почему-то многие считают, что Путин действительно готов приятно удивить мир в вопросе Донбасса.

Как бы там ни было, лицом американской политики в отношении Украины становится Курт Волкер. На вопрос, кто генерирует украинскую политику в Вашингтоне, все как один американские собеседники называют именно его.

Но возникает другой вопрос. Если украинская политика в Вашингтоне — это Волкер, не означает ли это, что американская политика на украинском направлении — это политика по решению конфликта с Россией, а не полноценные двусторонние отношения двух стратегических партнеров?

Кроме того, до сих пор нет ответа на вопрос, кем является сам Трамп в украинско-российском конфликте: союзником Украины или отстраненным рефери? Как, кстати, и госсекретарь Тиллерсон.

Имеют ли реформы в Украине значение для администрации Трампа?

Фраза Рекса Тиллерсона «нет смысла бороться за тело Украины на Востоке, если ее душу сгубит коррупция» является, возможно, самым сильным высказыванием американского политика о коррупции в Украине.

Несмотря на это, украинские реформы сегодня имеют сомнительное значение для Белого дома. Сложно представить, что чиновник уровня вице-президента США при Трампе будет звонить Порошенко, требуя уволить конкретного чиновника, как было с требованием Байдена уволить генпрокурора.

Было бы крайне наивно думать, что Трамп предан успеху Украины.

Можем прогнозировать, что при Трампе отношения между Киевом и Вашингтоном и дальше будут развиваться с прицелом прежде всего на безопасность и торговлю.

Но есть важный нюанс: даже если лично для Трампа вопрос реформ второстепенен, то для тех людей в Вашингтоне, для кого Украина важна и кто делают все, чтобы сохранить ее в повестке дня, реформирование Украины важно.

Но для того, чтобы они и в дальнейшем сохраняли Украину в повестке дня, наша страна должна демонстрировать результаты.

Символический уголь

Из трех возможных тактик — обязать, заинтересовать, задобрить — Украина на американском направлении сделала акцент на последней.

Много лести, сравнение Трампа с Рональдом Рейганом и даже покупка угля в Пенсильвании — бесспорно эффектный и эффективный шаг для налаживания контактов с Белым домом Трампа. И это — шаг скорее из разряда быстро «задобрить», чем стратегически «заинтересовать».

Трамп, очевидно, оценил то, что Порошенко свое слово сдержал: обещал купить — купил. И как символическое доказательство, даже привез кусок того самого угля из Украины на встречу в Нью-Йорке.

Не исключено, что неожиданно быстрая готовность Трампа встретиться в сентябре в Нью-Йорке была не только очередным прикрытием на фоне расследований по России, но и неким знаком благодарности за уголь, купленный в электорально важном штате Ржавого пояса.

Уголь для Порошенко стал таким же символическим элементом в налаживании мостов с Трампом, как в свое время для налаживания контакта с президентом Обамой стал обогащенный уран, который Янукович торжественно повез «сдавать» в Вашингтон. Это был тоже эффектный и эффективный жест, но, к сожалению, краткосрочного действия.
 
Стоило Януковичу сделать одну серьезную ошибку (посадить Тимошенко) — и эффект волшебным образом улетучился…

* * * 

Подытоживая, нам действительно стоит осознать: Украина не очень волнует Трампа-президента. Мэттиса — возможно. Волкера — вполне вероятно. Трампа — нет. Наша стран не входит в список ключевых приоритетов хозяина Белого дома.

Но, как ни парадоксально, в этом есть и определенный плюс.

Отсутствие в топе приоритетов первого лица позволяет тем людям, которые действительно беспокоятся об Украине, продолжать курс предыдущей администрации даже через год после смены президента США.

И не просто продолжать, но и делать новые правильные шаги, которые не требуют одобрения первого лица. Тем более в ситуации, когда внутренняя политика в США работает на Украину. Чего не всегда скажешь о внутренней политике в самой Украине.

Алена Гетьманчук — директор Центра «Новая Европа».
Автор
Європейська Правда