04 декабря 2017 11:00

Будапешт показал Киеву язык ультиматума

Будапешт показал Киеву язык ультиматума

Время сдачи национальных интересов прошло.

Шантаж. 

Такова суть нынешней политики Будапешта в отношении Киева. 

В последние недели глава МИДа Венгрии Петер Сийярто не раз повторял: Будапешт будет блокировать интеграцию Украины в ЕС и НАТО, если Киев не пойдет на изменение своего закона об образовании. Дескать, Венгрия "не пожертвует закарпатскими венграми на алтаре мировой политики". Как полагает Сийярто, если для Украины важно интегрироваться в структуры Евросоюза и альянса, то Киев должен выполнить свои международные обязательства и отозвать закон, "дискриминирующий" нацменьшинства.

При этом Сийярто заявляет: несмотря на конфликт с Киевом, Венгрия не хочет нарушать единство Евросоюза и не планирует срывать продление санкций против России. 

Закон об образовании — только часть требований Будапешта. По словам премьер-министра Виктора Орбана, решение Венецианской комиссии относительно этого украинского закона не снимет претензий Будапешта к Киеву. Как считает Орбан, образовательный закон — это лишь одна из точек напряженности. По его мнению, в двусторонних отношениях существуют и другие темы, чувствительные для Будапешта, — законопроекты по вопросам гражданства и языка, а также вопрос о возвращении церковного имущества.

Для украинцев, четвертый год воюющих с Россией, происходящее в украино-венгерских отношениях — чудовищное дежавю. Тональность заявлений Будапешта напоминает риторику Москвы, которая публично позиционировала себя защитником русскоязычного населения на территории бывшего Советского Союза. Закончилось это вторжением, оккупацией Крыма и части Донбасса, гибелью тысяч украинских граждан. 

Российско-украинская война и стала одной из причин появления в законе об образовании статьи 7, касающейся языка обучения. Официальный Киев наконец-то пришел к осознанию банальной истины — государственный язык служит для страны объединяющим фактором и способствует самоидентификации ее граждан. При этом Павел Климкин и Лилия Гриневич не раз заявляли на встречах со своими венгерскими коллегами: закон об образовании будет вводиться во взаимодействии с национальными общинами и с учетом их особенностей. 

"Украина готова к диалогу с любой страной по имплементации языковой статьи. Мы исходим из необходимости обеспечить равный доступ всех граждан Украины к украинскому языку. При этом мы не нарушаем прав национальных меньшинств, а только даем им дополнительные возможности инкорпорироваться в украинское общество. Их нынешнее положение — дискриминационное: не зная государственного языка, представителям национальных меньшинств нельзя полноценно реализовать себя в Украине. Закон об образовании исправляет эту несправедливость", — заявил в комментарии ZN.UA замминистра иностранных дел Василий Боднар.

И Киев, и Будапешт имеют свои национальные интересы. Иногда они совпадают, иногда — диаметрально противоположны. Естественно в ситуации, когда возникают конфликты, искать компромиссы. Однако в правительстве Орбана не хотят слышать аргументы украинской стороны, требуя, чтобы украинское государство вернуло статус-кво. Используя язык ультиматума, Будапешт (в отличие от Варшавы и Бухареста) не собирается вести диалог с Киевом по закону об образовании. 

Нельзя назвать нормальной ситуацию, когда глава МИДа Венгрии игнорирует предложение своего украинского коллеги вместе поехать в Закарпатье и едет туда один. И при этом еще утверждает, что считает украинское предложение запоздалым. Сложно назвать нормальной ситуацию, когда Петер Сийярто во время визита Павла Климкина в Будапешт заявил, что украинское правительство не должно говорить, что хорошо и плохо для венгров Закарпатья. А правительство какой страны должно? Венгрии?

Еще месяц назад один высокопоставленный украинский дипломат говорил, что "Орбана удалось успокоить, а проблему пригасить". Основания для подобных надежд были. В середине октября украинцы и венгры согласовали основные положения протокола, который должен был снять проблему. Ожидания не оправдались: правительство Орбана решило не подписывать документ. 

Последующие консультации показали: венгры не стремятся к поиску компромисса. Более того, венгерские министры в своих публичных заявлениях сознательно искажают слова украинских чиновников, заявляя, что Киев не собирается учитывать выводы Венецианской комиссии. Это лишь повышает температуру конфликта.

При этом, блокируя евро- и евроатлантическую интеграцию, правительство Орбана действует отнюдь не в интересах венгров, проживающих в Украине. "Поддерживая диалог Киева с ЕС и НАТО, делая свой взнос в усилия этих организаций по противодействию российской агрессии, Будапешт поддерживает и венгров Украины. Блокирование инициатив Украины в этом направлении — удар по всему украинскому обществу, в том числе и по этническим венграм", — сказала в комментарии ZN.UA посол Украины в Венгрии Любовь Непоп.

Почему же Будапешт прибегает к такой сомнительной политике как шантаж и угрозы в адрес Киева? Зачем, демонстрируя неуступчивость, сознательно обостряет двусторонние отношения? Хотя Любовь Непоп и полагает, что "в обсуждении закона об образовании слишком много эмоций", холодного расчета здесь куда больше. И анализ внутри- и внешнеполитических причин столь жесткого и бескомпромиссного поведения венгерского правительства показывает, что украино-венгерские отношения еще долго будут находиться в состоянии конфронтации.

Во-первых, резкие заявления Виктора Орбана и членов его кабинета в отношении Киева рассчитаны, прежде всего, на внутреннего потребителя — венгерских избирателей. 

В апреле 2018 г. состоятся парламентские выборы. Правящая партия "Фидес", имеющая рейтинг в 40%, планирует получить абсолютное большинство и не собирается давать шанс своему основному конкуренту — радикальной партии "Йоббик". Тем более в вопросе, являющемся краеугольным во внешней политике правительства Орбана, — защита прав венгров, проживающих за рубежом. О том, какое значение придает Будапешт этому вопросу, свидетельствуют слова премьера, не так давно заявившего, что национальная миссия Венгрии — сохранить все зарубежные венгерские общины.

Во-вторых, похоже, что для правительства Виктора Орбана язык ультиматума — это способ не просто сохранить нынешние права венгров в Закарпатье, а выбить максимальные дивиденды от Киева в контексте расширения прав венгерской диаспоры в Украине. Вице-премьер Венгрии Жолт Шемьен заявлял, что этнические венгры за рубежом имеют право на автономию и венгерское гражданство. Идея отдельного Притиснянского избирательного округа также бытует в среде венгерского истеблишмента.

По сути, Будапешт делает все, чтобы оторвать венгров от Украины, подпитывая сепаратизм. 

В-третьих, раздувая конфликт с Киевом, Будапешт пытается сыграть еще и на евросоюзовской площадке.

Виктор Орбан за годы своего премьерства сумел серьезно осложнить отношения Венгрии и Евросоюза. На протяжении семи лет шла борьба и с "брюссельскими бюрократами", и с беженцами, и с Джорджем Соросом и финансируемым им Центрально-Европейским университетом.

Брюссель уже не один год обвиняет Будапешт в отступлении от демократических норм, в том числе в ограничении свободы слова и других гражданских свобод, и призывает уважать базовые ценности ЕС и выполнять принятые организацией решения. Тщетно: авторитарный Орбан игнорирует Брюссель, усиливая собственную власть. Не случайно в мае 2015 г. президент ЕС Жан-Клод Юнкер публично назвал Виктора Орбана "диктатором".

Сегодня над Будапештом нависла угроза применения статьи 7 договора о Евросоюзе, которая может лишить Венгрию права голоса в Совете ЕС. Эту идею лоббирует президент Франции Эммануэль Макрон. Переключая внимание Брюсселя с Будапешта на Киев, правительство Орбана стремится перебить критику в адрес Венгрии со стороны Евросоюза украинской темой. Дескать, вовсе не Венгрия, а Украина — страна, нарушающая базовые европейские ценности. 

В Венгрии полагают, что подобная тактика приведет к успеху. Быть может, "финт" не удастся с Европейским Союзом, но уж точно получится с Украиной. В Будапеште считают, что Киев ослаблен, нуждается в союзниках в войне с Россией и партнерах в евро- и евроатлантической интеграции, и потому вынужден будет пойти на уступки ради сохранения добрых двусторонних отношений. 

Нельзя сказать, что расчеты Будапешта беспочвенны. В прошлом Киев часто, жертвуя своими национальными интересами, шел на уступки в принципиальных вопросах, только бы лишний раз не злить соседей и сохранить с ними хотя бы видимость добрых отношений. Украинская власть слишком долго закрывала глаза на венгерские флаги на украинских госучреждениях и то, что украинские граждане не знают государственного языка. Как и на не согласованные с украинской стороной визиты венгерских чиновников в Закарпатье. 

Так чему удивляться, если украинские парламентарии консультируют правительство Венгрии по поводу проблем в отношениях с Украиной? На днях на сайте венгерского правительства появилась информация об официальной встрече вице-премьера Венгрии Жолта Шемьена с давним партнером Виктора Медведчука, народным депутатом Нестором Шуфричем. Сообщалось, что были обсуждены вопросы, связанные с украино-венгерскими отношениями, вопросы венгров в Украине и украинского гражданства.

Но Революция достоинства и российско-украинская война изменяют Украину. Наша страна становится другой. И пусть Будапешт призывал Киев исключить этнических венгров из призыва в армию, сами украинские венгры наравне с другими гражданами Украины добровольно шли на войну и погибали за свободу страны.

И хотя неразумно сориться с соседями, когда в доме пожар, есть вопросы, в которых нельзя делать уступки, как бы тебе ни было плохо. Суверенитет государства и укрепление позиций государственного языка — из их числа.

Сейчас идет процесс формирования полноценного украинского государства и украинской идентичности. Он неизбежно будет сопровождаться политическими и дипломатическими конфликтами с нашими соседями. Потому как страны расположены рядом. Потому как история народов слишком часто переплеталась за минувшие столетия. Потому как у каждого из государств — свои национальные интересы.

Разумный выход из ситуации при возникновении конфликтов — поиск компромиссов. Киев, в отличие от Будапешта, к этому готов.

Отметим, что венгерские власти уже не первый раз совершают демарши из-за политики соседних стран по укреплению позиции государственного языка. В 2009 г. между Словакией и Венгрией разгорелся конфликт из-за принятия словацким парламентом новой редакции закона "О государственном языке". Он усиливал контроль за использованием госязыка на официальном и административном уровнях. В частности, в массмедиа, в образовательных, медицинских и других учреждениях. Закон также устанавливал штрафы за его нарушение в 5 тыс. евро.

В Будапеште критиковали закон за то, что он, дескать, дискриминирует права венгерского меньшинства, поскольку создаются условия для исчезновения венгерского языка из общественного употребления в местах компактного проживания словацких венгров. В Братиславе отвергли эти обвинения и заявили, что словацкие власти не пойдут на уступки в вопросе утверждения словацкого языка и не будут реагировать на требования и ультиматумы как внутри Словакии, так и за ее пределами. Международное сообщество тогда поддержало Братиславу.

Для украинской власти это неплохой пример того, как следует отстаивать национальный интерес.

Дальнейший алгоритм действий Украины будут во многом определять выводы Венецианской комиссии, которые должны быть обнародованы 11 декабря. Ее решение по закону об образовании пока не очевидно. Можно лишь прогнозировать, памятуя о ее вердикте по закону Колесниченко—Кивалова в декабре 2011 г., что в выводах будет сказано об обеспечении надлежащего баланса между развитием и использованием государственного языка (как объединительного фактора в жизни общества) и защитой языка национальных меньшинств.

Но что будет делать Киев, если выводы Венецианской комиссии будут негативными? Станет игнорировать решения "венецианки", как это неоднократно делал Будапешт? Или пожертвует национальными интересами и гордостью ради изменчивой поддержки "союзника"? 

Специалисты рекомендуют не поддаваться на шантаж. Иначе у шантажистов велик соблазн раз за разом использовать средство, ставшее эффективным. Но вот к какому варианту склоняется Киев? "Время сдачи национальных интересов прошло. Мы не приемлем шантажа и угроз. Как только появится выводы Венецианской комиссии, мы их максимально учтем. Но имплементируя это решение, Украина не собирается отказываться ни от закона об образовании, ни от статьи 7", — поясняет позицию украинской власти Василий Боднар. 

Главное, чтобы у Киева хватило мужества до конца следовать этой позиции, не прогибаясь под внешним давлением. Иначе пиар-технологам Банковой вновь придется представлять поражения нашими внешнеполитическими победами.
Автор
Зеркало Недели
Источник