13 августа 2018 11:02

Конкурс в Высший антикоррупционный суд: дьявол кроется в деталях

Конкурс в Высший антикоррупционный суд: дьявол кроется в деталях

Надо требовать от ВККС придерживаться закона. 

2 августа официально стартовали конкурсы в Высший антикоррупционный и Верховный суды. 

Тема Антикоррупционного суда месяцами не сходила с полос украинских и международных СМИ. Закон принят, но следующий, не менее важный шаг — это непосредственное создание Высшего антикоррупционного суда, которое начинается с отбора судей. 

Результаты первого конкурса в Верховный суд (а практически по тем же условиям будут отбирать антикорсудей) продемонстрировали: действующая политическая власть хочет контролировать суды через зависимых судей. Высшая квалификационная комиссия судей (ВККС) не разочаровала Банковую и во время того конкурса показала, что может умело менеджерить такие проекты. Примечательно, что у половины состава ВККС, в том числе у ее главы Сергея Козьякова, в сентябре нынешнего года должен закончиться срок полномочий. Но в отставку Козьяков и К° не собираются и остаются еще на два года. Дескать, сроки их полномочий определил предыдущий Закон "О судоустройстве и статусе судей". И их почему-то не останавливает тот факт, что документ сегодня уже не действующий. 

Именно поэтому Высшая квалификационная комиссия в этом составе будет отбирать судей в Высший антикоррупционный и Верховный суды. Общественный совет добропорядочности (ОСД) был в процессе создания Верховного суда с самого начала, поэтому его члены хорошо знают все уловки и манипуляции, к которым может прибегнуть ВККС во время отбора судей нового Высшего антикоррупционного суда, а также отбора в Верховный суд. В целом процедура будто бы прозрачная и честная, но дьявол кроется в деталях. Немного о них.

Деталь №1. Прием документов

Адвокаты сталкиваются с трудностями уже на первом этапе конкурса. ВККС вообще может не допустить их к участию в конкурсе из-за несоответствия искусственно установленным требованиям. В частности, ВККС, в придачу к закону, в своих внутренних актах определила требования к документам, которыми адвокаты должны подтверждать наличие необходимого стажа (7 лет для судьи Антикоррупционного суда и 10 лет — Верховного). 

Такими документами для адвокатов являются документы, подтверждающие, что они принимали непосредственное участие в судебных заседаниях, где представляли клиентов (адвокат должен предоставить не просто доверенность, а заверенные копии судебных решений, в которых указана его фамилия). При невозможности собрать и надлежащим образом заверить документы опытные адвокаты вообще не смогут принять участие в конкурсе. 

Сам же процесс принятия решений относительно допуска адвокатов к конкурсу непрозрачный: представленные ими документы не публикуются, и общество не сможет убедиться в том, что ВККС действовала объективно, допуская одних кандидатов и не допуская других. Результаты же конкурса в Верховный суд показали, что на этапе допуска ВККС отсеяла 45% адвокатов, подававших документы, и только 7% — судей.

Деталь №2. Спецпроверка

После приема документов перед началом оценивания все кандидаты проходят процедуру спецпроверки. ВККС присылает запросы в Минобразования, МЗ, МВД, НАПК, чтобы убедиться в правдивости данных об образовании кандидата, состоянии его здоровья, достоверности декларирования. Во время конкурса в Верховный суд в рамках спецпроверки НАПК проверяло соответствие данных деклараций судей данным официальных реестров. При этом НАПК проверяло только кандидата и игнорировало информацию о доходах членов его семьи. 

По данным Анны Соломатиной, бывшего руководителя департамента финансового контроля НАПК, во время проверки кандидатов в Верховный суд могли иметь место манипуляции. Со временем Общественный совет добропорядочности выявил по меньшей мере 44 кандидата из 381, указавших неправдивые данные в своих декларациях. Эти нарушения были очевидными — или данные деклараций не соответствовали данным реестров, или имели место случаи недекларирования имущества в бумажных декларациях. Но Высшая квалификационная комиссия решила руководствоваться выводами НАПК, а не очевидными фактами, на которые указывал ОСД. 

Деталь №3. Минимально допустимый балл

Кандидаты, успешно прошедшие спецпроверку, принимают участие в квалификационном оценивании, которое проходит в два этапа: экзамен (анонимное тестирование + выполнение практического задания) и изучение досье с проведением собеседования. Фактически на первом этапе тестируют знания, на втором — добропорядочность кандидата.

Чтобы двигаться дальше, в рамках каждого этапа оценивания кандидат должен набрать минимальный допустимый балл — на тестировании, практическом задании. Интересно, что минимальный балл не определен заранее. ВККС устанавливает его только после того, как кандидаты сдадут тесты или напишут практическое задание. Это открывает широкое поле для манипуляций, ведь ВККС получает возможность корректировать минимальный балл в интересах или против отдельных кандидатов. 

Официально ВККС утверждает, что устанавливает минимальный балл на основании деперсонифицированных результатов, но убедиться в том, что ее членам неизвестны присвоенные кандидатам коды, невозможно, особенно во время практического задания, когда член ВККС читает работу кандидата, в которой могут быть какие-то специальные пометки.

Во время конкурса в Верховный суд ВККС допустила манипуляции с минимальным баллом, установив так называемый третий минимальный допустимый балл по результатам экзамена (анонимное тестирование + практическое задание). Сначала ВККС объявила результаты практического задания и фамилии победителей, т. е. тех, кто преодолел минимальный балл, а через день реанимировала часть аутсайдеров новым минимальным баллом по сумме двух оценок. Таким образом, те кандидаты, которые не сумели набрать минимальный балл на практическом задании, но по сумме баллов получили больше, чем сумма двух минимальных баллов, продолжили участие в конкурсе. Уже после этих манипуляций с баллами ВККС внесла изменения в Положение о порядке и методологии квалификационного оценивания, которыми легализировала эту систему. 

Деталь №4. Практическое задание 

Практическое задание состоит в том, что кандидаты пишут судебное решение на основе выдуманной фабулы. Качество подготовленных заданий проконтролировать невозможно. Во время первого конкурса в Верховный суд часть кандидатов, в то время действующих судей предыдущего Верховного суда, получили фабулу на основании дела, которое они рассматривали за несколько месяцев до этого. Текст задания вообще ничем не отличался от обстоятельств дела — были сохранены все даты, имена, названия и т. п. 

Написанные кандидатами работы проверяют сами члены коллегии ВККС. При этом методологию оценки работ ВККС публиковать отказалась. После того как математическим образом были подтверждены возможные манипуляции с баллами кандидатов, ВККС отказалась обнародовать тексты самих работ и оценки, поставленные каждым членом. Таким образом, ВККС может использовать практическое задание, чтобы выбросить из конкурса определенных кандидатов, поскольку процесс полностью засекречен.

При этом в Законе Украины "О судоустройстве и статусе судей" говорится: Высшая квалификационная комиссия судей Украины обязана обеспечить прозрачность экзамена. Норм, которые бы позволяли ВККС засекретить работы кандидатов или выставленные баллы, в законе нет.

Деталь №5. Нравственно-психологические тесты

Нравственно-психологическое тестирование используется для оценки кандидата по критериям добропорядочности, профессиональной этики, личной и социальной компетентности. Тестирование проводят профессиональные психологи, в то время как баллы на основании результатов тестирования и вывода психолога ставят сами члены ВККС. По закону, результаты психологического тестирования не оглашаются, соответственно, убедиться в объективности выставления баллов невозможно.

Как выяснилось после конкурса в Верховный суд, один из показателей, оцениваемый в рамках этого тестирования, — лояльность. Кандидаты, не демонстрирующие высокой лояльности, получают низкую оценку психолога. Подтверждение этого — низкая оценка по результатам второго этапа, которую получил адвокат Максим Селиванов. По результатам экзамена этот кандидат лидировал, а после теста оказался в аутсайдерах. Психолог якобы пришел к выводу, что Селиванов не сможет быть судьей Верховного суда, поскольку является частным предпринимателем и не работал в прямом подчинении. По результатам второго этапа, на котором оценивалась добропорядочность, значительно снизился и рейтинг судьи-изобличителя Сергея Бондаренко. 

Деталь №6. Баллы

Каждый кандидат может набрать максимум 1000 баллов, из них за экзамен — 210 баллов (и этот показатель более или менее объективированный), остальные 790 баллов кандидат получает на основе субъективных оценок членов ВККС. Положение о порядке и методологии квалификационного оценивания разбивает эти 790 баллов по разным показателям: добропорядочность, профессиональная этика, личная и социальная компетентность и т. п.

Но ВККС обнародывает не баллы, выставленные по каждому из показателей (как каждым членом ВККС, так и усредненное значение), а только финальный балл и позицию кандидата в рейтинге. Это лишает возможности оценить объективность ВККС и сравнить оценки, выставленные разными членами. Важно, что закон не содержит запретов на обнародование этих баллов, вместе с тем требует, чтобы ВККС обеспечивала прозрачность каждого этапа оценивания.

Деталь №7. Добропорядочность 

Положение о порядке и методологии квалификационного оценивания, которое разработала и на основании которого действует ВККС, не содержит критериев добропорядочности. Там только показатели, которые ВККС учитывает во время оценки. При этом за соответствие требованиям добропорядочности и профессиональной этики кандидат может получить 500 баллов, а это 50% от максимального количества баллов. 

Кандидатам и обществу неизвестно, что именно и каким образом оценивают члены ВККС в рамках критерия добропорядочности. Такие критерии также невозможно вывести и из решений ВККС по результатам отклонения или согласия с выводами Общественного совета добропорядочности относительно кандидатов в Верховный суд. Решения ВККС преимущественно не содержат аргументов и мотивов. 

Единственное, что известно: члены ВККС якобы опираются на результаты нравственно-психологических тестирований и 300 баллов из возможных 500 ставят на основе вывода психолога. Остальные 200 — их исключительное и преимущественно не объясненное усмотрение. Таким образом, оценка кандидата по критерию добропорядочности — это возможность протягивать одних кандидатов и снижать шансы других.

Деталь №8. Конфликт интересов

По Закону "О судоустройстве и статусе судей", член ВККС не имеет права принимать участия в рассмотрении вопроса или принятии решения в случае наличия конфликта интересов или когда у него имеются предубеждения. Решение об отводе принимают остальные члены ВККС.

Во время первого конкурса в Верховный суд бывали случаи принятия решений при наличии конфликта интересов теми членами ВККС, которые или были связаны с отдельными кандидатами, или были предубеждены, ведь сами допускали те же нарушения, о которых шла речь в выводах Общественного совета добропорядочности относительно отдельных кандидатов.

В частности, член ВККС Тарас Лукаш принимал участие в голосовании относительно кандидатуры Вячеслава Наставного. Наставный же входил в состав комиссии, выбравшей Лукаша членом ВККС. В конце концов ВККС преодолела вывод ОСД, а Наставный стал судьей Верховного суда. Комментарии здесь лишние.

Деталь №9. Решение

Если вы зайдете на официальный веб-сайт ВККС, то не найдете там решений по результатам оценки кандидатов в Верховный суд. Даже относительно победителей конкурса. И это несмотря на неоднократные заявления о беспрецедентной прозрачности конкурса.

Обществу также неизвестно, как члены ВККС голосовали в случаях, когда ОСД приходил к выводу о недобропорядочности кандидата. Закон требует 11 голосов членов ВККС из 16 для преодоления вывода. Но ВККС отказалась обнародовать поименные результаты голосования, хотя закон не скрывает этих результатов, охраняя только тайну обсуждений в совещательной комнате, предваряющих принятие решения. Утаивание результатов голосования помогает членам ВККС избежать персональной ответственности за то, как они голосуют. 

Именно в этих девяти деталях и кроется огромное поле для манипуляций при отборе антикоррупционных и верховных судей. ВККС успешно пользовалась ими во время первого конкурса в Верховный суд. Именно поэтому ключевая задача общественности — не допустить повторения аналогичного сценария во время новых конкурсов в ВАСУ и ВСУ.

Надо требовать от ВККС придерживаться закона. Прозрачным должен быть не только процесс, но и результат конкурса. Члены комиссии должны честно объяснить обществу каждый балл, выставленный кандидату в Высший антикоррупционный суд. Также критически необходимо защищать и отстаивать каждого кандидата, чьи права будут своевольно нарушены ВККС.

Два года назад общественность и общество наивно надеялись, что память о жертвах Революции достоинства жива и что архитекторы и исполнители судебной реформы обеспечат обновление и очищение этой ключевой для страны ветви власти. Это была большая ошибка. И ее необходимо исправить теперь, при отборе судей в Антикоррупционный и Верховный суды. Иначе война за очищение судебной системы будет проиграна окончательно.

Автор
Зеркало Недели
Источник