06 февраля 2019 11:13

Украина превратилась в российское поле битвы

Украина превратилась в российское поле битвы

Чехия — это страна, в которой трудятся более 120 тысяч наших соотечественников и с которой мы успешно наращиваем торговые отношения. Страна, вставшая, несмотря на некоторые «нюансы» в позиции руководства, на сторону Украины после аннексии Крыма и начала Россией гибридной войны на Донбассе. Страна, помогающая нам по мере своих возможностей в трудный для Украины час. Страна, с которой нас связывает не всегда простое историческое наследие. Чехи, сами пережившие советскую оккупацию, с симпатией относятся к европейским и евроатлантическим устремлениям Киева. У нас много общих интересов и совместных задач.

Томаш Петршичек возглавил МИД Чехии в середине октября прошлого года. Тридцатисемилетний социал-демократ имеет немалый опыт дипломатической работы, в том числе в европейских структурах. За несколько месяцев пребывания на посту шеф-дипломата своей страны уже успел заявить о себе как о принципиальном политике, имеющим четкую позицию по ключевым вопросам, включая украинский, и готовом отстаивать свое мнение, в том числе, и перед главой государства.

В воскресенье Петршичек прибыл на Украину со своим первым визитом. В преддверии его глава МИД ЧР дал интервью Укринформу.

Чешский бизнес подтягивается на Украину

Укрiнформ: Господин министр, это ваш первый визит в Украину в качестве главы МИД Чехии. Какие цели вы ставите перед собой, какие темы планируете поднимать и с кем встречаться?

Томаш Петршичек: Для меня это вообще первый визит на Украину. Моя делегация проведет переговоры с министром иностранных дел Павлом Климкиным. Я с нетерпением жду встречи с представителями гражданского общества Украины, а также с господином Мустафой Джемилевым, к которому испытываю глубокую симпатию и восхищение, не только из-за его смелого протеста против оккупации Чехословакии 50 лет назад, но и из-за его неустанной работы на благо крымских татар. Также я буду обсуждать вызовы и новые возможности на украинском рынке с чешским бизнес-сообществом в Киеве.

— Вы собираетесь посетить восток Украииы?

— Я с нетерпением жду посещения города и порта Мариуполь и линии разделения вместе с министром Климкиным. Мое намерение состоит в том, чтобы получить непосредственное представление о жизни населения в восточной Украине, а также последствиях фактической блокады Азовского моря и порта Мариуполь.

— Достаточно долгое время высокопоставленные чешские политики не посещали Украину. Изменится ли ситуация в ближайшее время?

— Это не совсем так. Заместитель председателя нижней палаты чешского парламента господин Пикал (Войтех Пикал — заместитель спикера парламента ЧР от партии «Пиратов» — прим. ред.) принял участие в поминовении голодомора всего несколько недель назад. Кроме того, у нас прекрасные отношения на рабочем уровне с вашей дипломатией, и я уверен, что мой визит — это лишь первый визит на высшем уровне чешского политика в этом году.

— Как вы оцениваете состояние чешско-украинских двусторонних отношений, в частности, в торгово-экономической сфере?

— Наши отношения уже очень близки и продуктивны, но их потенциал гораздо больший. В частности, в сфере торговли чешский бизнес пока еще не полностью осознает возможности, которые представляет большой украинский рынок и имплементация Соглашения об ассоциации/углубленной и всеобъемлющей зоне свободной торговли между Украиной и ЕС. Мы прилагаем усилия для развития взаимных экономических связей, и не без успеха. В прошлом году товарооборот увеличился более чем на 15 процентов. Некоторые инвесторы открывают для себя украинский рынок как альтернативу российскому, с которого они решили уйти. На мой взгляд, мы можем ожидать, что в ближайшие годы присутствие чешского бизнеса в Украине будет более значительным.

«Восточное партнерство» плодотворнее, чем мы рассчитывали

— Ваш визит посвящен, в частности, 10-летию программы «Восточное партнерство», принятой, как известно, во время председательства вашей страны в ЕС. С вашей точки зрения, достаточно ли успешно развивается эта программа?

— Ну, в Европе многое произошло с 2009 года, и это партнерство прошло через свои трудности. И, тем не менее, оно приносит больше плодов, чем мы ожидали 10 лет назад. Для меня это уникальное партнерство — одна из лучших внешнеполитических инициатив ЕС. Оно основывается на общих ценностях, таких как демократия, верховенство права, права человека, а также на праве каждой страны выбирать свое будущее. Политическая трансформация, возможно, еще не прошла точку невозврата, и есть много незавершенных дел. Однако большинство граждан шести стран разделяют то, что мы называем европейскими ценностями и европейской идентичностью, что является мощным связующим фактором.

Соглашения о свободной торговле с Украиной, Грузией и Молдавией стимулируют реформы во многих областях и дают импульс экономическому, социальному и региональному развитию. Страны-партнеры получают доступ к рынку ЕС, насчитывающему более 500 миллионов потребителей и, что более важно, к рынку с четкими правилами и стандартами качества. ЕС уже является крупнейшим торговым партнером для пяти стран Восточного партнерства, для Белоруссии — вторым по величине. И объемы торговли неуклонно растут. Так что я верю, что программа успешна.

— ЕС активно помогает Украине в проведении реформ, как на уровне советников, так и в финансовом плане. Расскажите, пожалуйста, о программах, в которых участвует Чешская Республика.

— Чехия является многолетним сторонником Украины. С 2014 года Украина получила гуманитарную помощь и помощь в целях развития на общую сумму 8 миллионов евро. Наши проекты развития ориентированы в основном на образование и здравоохранение. Например, мы предоставляем финансовую помощь для реформы образования или для перемещенных из Донецкой области университетов. В сфере демократических преобразований мы осуществляем проекты по медийной грамотности, а также поддерживаем правозащитников из оккупированного Крыма. Наша гуманитарная помощь полезна людям, живущим в непосредственной близости от линии разграничения. Я знаю, что, например, летние лагеря для травмированных детей очень успешны.

Мы настроены противодействовать российскому давлению

— На встрече министров иностранных дел стран НАТО в Брюсселе 4-5 декабря, на которую был приглашен и украинский министр Павел Климкин, поднимался вопрос о перспективе членства Украины и Грузии в альянсе. Как вы видите такие перспективы?

— Хорошо известно, что Чешская Республика с симпатией относится к евроатлантическим устремлениям Украины и Грузии, в том числе к перспективе членства в НАТО, поддерживает их. Мы ценим, что и Грузия, и Украина развивают свое партнерство и сотрудничество с НАТО, а также проводят свои внутренние реформы. Достижение военно-технической готовности к членству является обязательным условием, и домашнее задание не выполнено до конца, как мы все знаем.

Потом, есть также политические предпосылки и соображения в сфере безопасности. Россия сделала все возможное, чтобы отрицать политическое право двух стран выбирать свои механизмы безопасности, она не колебалась выйти из Договора об обычных вооружённых силах в Европе (ДОВСЕ), вторгаться, аннексировать территории, принуждать, заниматься подрывной деятельностью, дестабилизировать и Грузию, и Украину. Мы все сталкиваемся с последствиями: евроатлантическая безопасность находится на самом низком уровне за четверть века или около того, недоверие и эскалация достигли высот времен холодной войны.

Это трудные времена, и Украина, и Грузия нуждаются в нашей поддержке и получают ее. Как политическую, так и материальную. Однако продвижение к членству в НАТО в этих условиях требует большой решимости и терпения и остается долгосрочным усилием, даже с точки зрения его самых восторженных сторонников, таких как чехи.

— Тогда же в Брюсселе вы сказали, что «российские угрозы и гибридные действия на востоке Украины, в Азовском море и в Грузии подрывают европейскую безопасность». Какой вклад может внести Прага и что она делает для противодействия таким угрозам?


— Я думаю, что вопрос скорее в том, как мы можем помочь друг другу. Российское военное и гибридное давление становится более интенсивным и диверсифицированным, особенно по отношению к соседям, а также к Европе в более широком смысле, и мы полны решимости противостоять ему. Это требует больше ресурсов, новых возможностей и, что важно, больше коллективных усилий, в том числе в улучшении осведомленности о ситуации и координации наших ответных действий. Украина превратилась в российское поле битвы не только в классическом военном смысле, но и с точки зрения применения гибридных методов. Альянс также должен принимать советы экспертов и обмениваться информацией и опытом. В целом, партнерство и консультации по нашей деятельности — очевидный выбор. Альянс, со своей стороны, может поддерживать Украину в конкретных областях, таких как киберпространство, стратегические коммуникации или повышение стойкости населения, например, путем поддержки независимых СМИ или разоблачения фейковых новостей. И это именно те вопросы, на которых мы сосредоточены в нашем сотрудничестве с Украиной либо на двусторонней основе, либо, например, в рамках Платформы НАТО-Украина по противодействию гибридной войне.
Страны ЕС должны играть по одним правилам

— В соседней Германии идут активные дебаты по поводу газопровода «Северный поток — 2». Чешская Республика практически не участвует в них — как по причине того, что этот трубопровод не затронет страну напрямую, так и потому, что чешские компании не участвуют в проекте. И все же: какова позиция Праги в этом вопросе?

— Наша позиция во многом такая же, как и по любому другому проекту: гораздо важнее того, сколько трубопроводов будет построено, является то, чтобы соблюдались нормы и законодательство ЕС. Чешская Республика является частью газового рынка ЕС, где все игроки должны придерживаться правил. И наконец, что не менее важно, весь газ, который потребляется в Чехии, поступает со спотового рынка в Роттердаме.

— Не секрет, что позиция президента Чехии зачастую отличается от позиции правительства и МИД в том, что касается украинской и российской политики. Такой «раскол» существует, в частности, в подходе к санкциям: Милош Земан против них, правительство и премьер-министр Андрей Бабиш — за. Вас это беспокоит? Вы чувствуете какое-то давление?

— Мнение моего президента заключается в том, что любые санкции как инструмент внешней политики не работают. Однако именно правительство Чешской Республики отвечает за внешние связи нашей страны. Более того, все высшие представители нашей страны, включая президента, согласились на встрече в сентябре 2018 года, что причины введения ограничительных мер все еще существуют.

Квота для украинских работников может увеличиться до 40 тысяч

— В Чешской Республике проживает большая и очень активная украинская община, многие украинские специалисты приезжают на работу в вашу страну. Как вы оцениваете общую ситуацию в этой области?

— Украинцы являются самым большим национальным меньшинством в Чешской Республике, и я рад, что они нашли новый дом в нашей стране. Кроме того, несколько тысяч молодых людей учатся в чешских университетах, и это особенно многообещающе для нашего сотрудничества в будущем.

— На днях правительство Чехии приняло решение расширить штат сотрудников, занимающихся рассмотрением заявок от граждан Украины, поскольку квота для украинцев, которая в настоящее время составляет 20 тысяч человек в год, может быть удвоена. Насколько эффективна «Программа Украина», запущенная в 2016 году?

— Благодаря продолжающемуся экономическому росту Чехии на рынке труда наблюдается высокий спрос на квалифицированных работников, который невозможно удовлетворить за счет внутренних ресурсов. Это открывает возможность для украинских работников, которые считаются квалифицированными и трудолюбивыми, получить новый опыт работы в различных (обычно высокотехнологичных) компаниях в Чешской Республике, который впоследствии может быть использован в Украине. Реализуемая уникальная и очень успешная программа содействия позволяет претендентам из Украины подать заявку на получение вида на жительство в связи с трудоустройством (так называемые трудовые карточки). В настоящее время годовой объем составляет 21 тысячу человек. Чешское правительство рассматривает вопрос об увеличении квоты до 40 тысяч человек в год, однако окончательное решение пока не принято.

Автор
Укрінформ
Источник