15 июля 2019 14:23

Учиться жить рядом с Россией.

Учиться жить рядом с Россией.

Острая фаза противостояния с РФ завершилась, и надо учиться жить с врагом у ворот. 

Врагом свирепым, коварным, иногда активным. Местами — умным. Крайне опасным как для окружения, так и для самого себя.

Тема не новая, сказать что-нибудь оригинальное трудно, но время такое, что даже банальности порой имеют смысл. Итак, обычно к базовым национальным интересам причисляют независимость, государственный суверенитет, территориальную целостность, а иногда и поступательное общественное развитие. Но менее очевидно то, что базовые интересы могут противоречить друг другу

В нашем, украинском случае за территориальную целостность можно заплатить независимостью. Россия на такой обмен пойдет с радостью. И уже неоднократно шла в своей истории: стоит вспомнить Литву 1939-го. 

Есть и противоположные примеры — послевоенная Германия с ее отказом от объединения в пользу радикальных реформ и американского безопасного зонтика; Финляндия, утратившая часть территории и суверенитета, но сохранившая независимость, превратившись со временем из глухой российской окраины в одну из наиболее развитых стран; да и отказ коммунистического лидера Литвы А.Снечкуса от Кенигсберга в 1945 году занимает важное место в этом ряду.

Невозможность обеспечить поступательное развитие означает в перспективе потерю целостности, суверенитета, а со временем — и независимости. Мантры о крепкой идентичности и "крепости в осаде" без общественной сопротивляемости, эффективных публичных институтов, в том числе современной армии и настоящих спецслужб, экономического прогресса не стоят эфирного времени, на них потраченного. Следовательно, надо выстроить иерархию интересов и понимать, что развитие — необходимое условие реализации остальных интересов.

Настоящей победой для Украины будет ее прогресс как суверенного, независимого государства. Мы не можем и не должны ограничивать свой мир Россией, как продолжают делать многие пламенные патриоты. В конце концов, что такое пылкое отрицание, как не проявление латентной любви? 

Распад РФ может оказаться неблагоприятным сценарием для Украины, привести к появлению мощных и, что опаснее, неконтролируемых угроз. Впрочем, оставим Россию россиянам, ибо она для нас — лишь внешняя сила, которую надо учитывать. 

 Российская Федерация — великий сосед Украины, которого связывают с нами (иногда кажется, что слишком тесно) не только 1974 километра сухопутной границы, но и история, география, экономика, да и культура. Россия является, и еще долго будет являться, ключевым фактором как внешней, так и внутренней политики Украины, своеобразной точкой отсчета, осью, вокруг которой в значительной мере оборачивается наша политическая жизнь. И действительно, что, как не отношение к России, ну и, конечно, персональные споры, разделяет наши политические силы на разные лагеря?

Российская Федерация почти в четыре раза превышает Украину по количеству населения; по номинальному ВВП (1630 млрд долл. в 2018 году) превышает Украину почти в 15 раз (в расчете на душу населения — в четыре раза); и по величине экономики занимает 11-е место в мире. 

РФ адаптировалась к западному санкционному режиму, а невысокие темпы роста ее экономики обусловлены внутренними причинами, а именно — структурными и институционными проблемами (межотраслевые деформации, коррупция, общая неэффективность государства и т.п.) и сырьевой структурой. Нефть и газ — основа российского бюджета, хотя в течение последних лет российское руководство постепенно уменьшает эту зависимость. В 2018 г. ВВП РФ вырос на 2,3%, в 2019 г. этот показатель прогнозируется на уровне 1,2%. В целом, благодаря успешному "вставанию с колен" и "победам по всему периметру", ВВП РФ в 2018 г. вернулся где-то на уровень 2010-го. 

 Несмотря на падение последних лет, жизненный уровень россиян — один из самых высоких за всю историю. Средняя зарплата по России за 2018 год составляла 42 550 рублей, что в 2,3 раза выше средней зарплаты по Украине (7810 грн). В течение многих лет упрощается коммуникация граждан с государством, модернизируется инфраструктура, в частности социальная.

РФ планомерно готовится к большой войне с Западом, для чего не только развивает военные возможности, но и соответствующим образом совершенствует инфраструктуру, в частности и транспортную. 

Несмотря на падение официальных военных ассигнований после 2016 г., военные затраты России в 2018 г. составляли 3,8% ВВП, или 61 387 млрд долл. (по данным Всемирного банка) — третий показатель в мире, то есть превышают украинские более чем в 15 раз. 

Продолжается перевооружение, в том числе авиации, ракетных войск и других ударных компонентов, совершенствуется система управления, внедряются автоматизированные системы, трансформируется система мобилизации. Активизирована боевая подготовка, прежде всего в Западном и Южном военных округах. Российские военные пытаются думать, и иногда это им удается. 

Опыт СССР свидетельствует, что даже масштабная и 40-летняя подготовка к войне со всем миром не означает, что такая война начнется. В современном же мире военные инструменты играют меньшую роль, чем полвека назад.

Развитие внутриполитической ситуации в России свидетельствует, что руководство государства может быть гибким, а общество в целом такими уступками пока что удовлетворено. "Дело Голунова" продемонстрировало, что впервые после перестройки и начала правления Б.Ельцина российское общество оказалось способным не на локальный бунт, а на нечто похожее на консолидированное сопротивление власти. 

И хотя оппозиция маргинализирована и контролируема компетентными органами, это, как уже по крайней мере дважды произошло в российской истории (в 1917-м и 1989–1991-х годах) не гарантирует режиму и его защитникам светлое будущее, а наоборот, создает условия для взрыва внесистемных движений, если, конечно, хватка В.Путина не ослабнет. Не исключены другие варианты, в частности возникновение значительно более жесткого авторитарного режима. Выходец с Кавказа уже правил в Кремле…

Развитие внутриполитической ситуации в РФ в среднесрочной перспективе многовариантно, а прогнозировать его крайне трудно. В ближайшие годы в России возможно все или почти все. И, надеясь на положительный сценарий, Украине надо готовиться к отрицательным. 

 При этом следует не только радоваться российским проблемам, но и понять, что дестабилизация РФ или приход в Кремль нового лидера вряд ли приведет к коренным изменениям российской политики в отношении Украины в более конструктивную и добрососедскую.

 С учетом военной силы, политического влияния и пропагандистских мощностей РФ была и остается великим государством, главным соперником США вместе с КНР, как это признают американские стратегии национальной безопасности и национальной обороны. 

Из-за продолжительной экономической стагнации долгосрочная стабильность в России маловероятна, тем более стабильность ее зоны влияния (особых интересов). К тому же опыт российских интеграционных проектов на территории бывшего СССР подтверждает их политическую обусловленность и слабую экономическую жизнеспособность.

В связи с сопротивлением украинских общества и государства, поддержанного США и государствами ЕС, Россия изменила тактику на украинском направлении, но сохранила свои стратегические цели. И сегодня руководство РФ и, что значительно хуже, большинство россиян рассматривают Украину как мятежную провинцию, которая рано или поздно вернется под скипетр "белого царя". 

Российская угроза окончательно обрела длительный характерЦена же "украинского вопроса" для РФ значительно выше, чем для наших западных партнеров, особенно для большинства государств ЕС.

 

рядом с Россией

 

Военные инструменты — и в дальнейшем последний аргумент Кремля, в то же время значительно активизирована политическая и информационно-пропагандистская игра, подкрепленная экономическими мерами. Зачем искать военные приключения, если украинцы постепенно справляются с собственным укрощением сами, и намного эффективнее, чем это могут сделать российские танки? Кажется, это уже поняли в Белокаменной.

Вследствие российской агрессии Украина потеряла около 7% территории. Россия провозгласила оккупированный Крым своим регионом и под официальные отрицания причастности ("их там нет") установила оккупационные режимы в отдельных районах Донецкой и Луганской областей. Украина потеряла до 20% ВВП, сугубо военные затраты выросли с менее чем 1,1% в 2013 году до более 3,2% в 2019-м.

Россия усложнила европейскую и евроатлантическую интеграцию Украины. И хотя на официальном уровне в ЕС и НАТО речь идет о "ненадлежащем выполнении Киевом домашнего задания", что тоже правда, но Россия почти всегда незримо присутствует в отношениях Украины с западными, и не только, партнерами.

Благодаря победоносным пятилетним усилиям многих высоких должностных лиц, активистов и экспертов реформы, либеральные ценности и евроинтеграционные стремления в значительной мере дискредитированы. Высокая национальная риторика иногда сопровождает процесс получения дельты. Общественное мнение становится все более иррациональным и манипулируемым, а общественные настроения радикализируются. Исчезло табу на политическое насилие. Измена воюет с победой, и вместе они успешно одолевают остатки здравого ума.

Общество не доверяет истеблишменту и властным институтам и ищет объект поклонения. Иногда кажется, что уже нашло.  Надолго ли? За очарованием приходит разочарование. В целом, за последние годы условия для дальнейшего развития Украины как современного государства существенным образом ухудшились. Ресурсов на очередной круг уже может не хватить.

Что делать? Прежде всего — меньше риторики, больше четко измеренных результатов. Меньше разговоров о ценностях, больше соблюдения их в повседневной жизни. Меньше героизма на камеры, больше — кропотливого труда. 

Нет ничего страшнее высокомотивированных и низкокомпетентных людей. Крики следует заменить спокойным обсуждением ситуации, уже давно зашедшей в тупик. Расшатать ситуацию внутри Украины, конечно, можно, вот только что будем делать потом?

Реформы безопасности и военная. Денег мало, а задачи грандиозные. Сдерживать Россию можно только за счет активных действий и интеллектуального преимущества. Принятый парламентом новый закон об охране секретной информации будет весить в разы больше, чем ряд международных научно-практических конференций высокого уровня и круглых столов. Полная реализация положений Стратегического оборонного бюллетеня важнее, чем внесение изменений в Конституцию. 

Поиск эффективных решений не должен сдерживаться вековечными догмами, главным критерием должна быть эффективность. 

Прогресс отношений со США и ЕС. Причем прогресс реальный, а не декларативный, партнерство, хотя и асимметричное, а не опостылевшие уже всем просьбы о помощи. Один на один нам взаимодействовать с РФ крайне сложно, если не невозможно, но надо понимать, что все в мире имеет свою цену.

 О самом наболевшем. О Донбассе. Да, надо настойчиво работать над деэскалацией. Прекращение огня остается насущной необходимостью и предпосылкой для мирного процесса.

Гуманитарные вопросы должны стать реальным государственным приоритетом. В Донецкой и Луганской областях живут преимущественно граждане Украины, и они, независимо от политических взглядов, должны чувствовать внимание государства. И здесь следует идти на нестандартные решения, потому что, например, цена "Воды Донбасса" с каждым днем для Украины растет. Надо, в частности, попытаться увеличить наглядное присутствие Украины на оккупированных территориях. 

 Повестка дня для разговоров в Минске неисчерпаема. Стоит только начать перечислять социальные, экономические вопросы, экологию и пр. 

Видение региона. Реинтеграция, замороженный конфликт, а может — модель "одна страна — две системы" наподобие Аландских островов? Возможны и другие варианты, с миротворческой миссией и временной международной администрацией включительно. Каждый из них имеет свои плюсы и минусы, разную меру реалистичности. Некоторые, как например, полной реинтеграции, Украина может и не выдержать, другие же — как международная администрация или "одна страна — две системы" — нуждаются в доброй воле обеих сторон. По крайней мере, надо начать спокойно обдумывать ситуацию, а не бросаться "зрадами" друг в друга.

Далеко не факт, что Россия действительно пойдет навстречу, но это не повод рыдать над сложной судьбой Украины. Мяч, по крайней мере, должен быть на их стороне.

Вопрос финансирования мирного процесса. Европейцы хотят покоя? За все в этой жизни надо платить. И механизмы таких платы и контроля над использованием инвестиций надо разработать.

Вопрос Крыма требует внимания не только на международном, но и на гуманитарном уровне. Задача государства — минимизировать страдания граждан, и не только на словах.

 Следует публично очертить красные линии в отношениях с РФ

Необходимо определиться с торговлей, прежде всего в критических отраслях. Речь идет прежде всего об углеводородах, о газовом транзите. 

В военной сфере надо работать над противодействием возможной широкомасштабной агрессии, что невозможно без привлечения помощи НАТО и государств — его членов. 

А еще есть вопросы санкций. Вопрос торгового транзита. Вопрос российских сателлитов.

И это лишь крайне ограниченный список вопросов, на которые надо ответить в отношениях с РФ. Причем не следует забывать, что эти отношения должны быть обеспечены соответствующей инфраструктурой, от аналитической поддержки (желательно без завываний о коварстве "мокшан") до соответствующих подразделений в спецслужбах. В этом направлении в последние годы сделано много, но надо сделать намного больше.

И в завершение. Надо не красиво умереть, а победить. Нейтрализовать агрессивную РФ сможет только успешная Украина, ибо успех наших трансформаций должен запустить необратимые процессы в России. И Кремль это осознал еще в 2014 году. Опять-таки, время действовать, а не кричать. Определенные шансы все еще сохраняются.  

Автор
Зеркало Недели