20 сентября 2019 13:45

Забрать, уволить, посадить: как у Зеленского хотят наказывать чиновников за коррупцию

Забрать, уволить, посадить: как у Зеленского хотят наказывать чиновников за коррупцию

Верховная рада остановилась в шаге от возвращения ответственности за незаконное обогащение чиновников и депутатов. Эту норму в начале года отменил Конституционный суд, вызвав тем самым недовольство у западных партнеров и кредиторов.

Исправлять ситуацию, чтобы реабилитироваться в глазах международных доноров, взялась новая власть. Законопроект Владимира Зеленского наряду с уголовной ответственностью за незаконные активы (на сумму более 14,4 млн гривен) предусматривает их конфискацию, если стоимость имущества на миллион гривен и больше превышает доходы госслужащих.

О том, как президент Зеленский хочет вернуть ответственность за незаконное обогащение и какие нормы его законопроекта вызвали разногласия среди депутатов – в материале РБК-Украина.

На прошлой неделе парламент 316 голосами "за" поддержал в первом чтении законопроект (№1031), который не просто возобновляет уголовную ответственность за необоснованные активы депутатов и чиновников, но и предусматривает их конфискацию в рамках гражданского процесса.

Голосование за законопроект во втором чтении, согласно календарному плану на эту неделю, должно было состояться сегодня, 20 сентября. Но в четверг профильный антикоррупционный комитет Рады не успел обсудить около трех сотен поправок, поданных к исходной редакции документа. Теперь, если сегодня комитет не соберется для рассмотрения проекта, его внесут в зал для утверждения в целом не раньше чем через две недели.

Забрать и простить
Уголовная ответственность за незаконное обогащение для чиновников, введенная в 2015 году, была одним из условий для получения Украиной безвизового режима с ЕС и сотрудничества с Международным валютным фондом. В феврале этого года Конституционный суд, рассмотрев обращение 59 народных депутатов, признал статью Уголовного кодекса о незаконном обогащении неконституционной и противоречащей принципу презумпции невиновности. В результате статья, позволявшая привлечь чиновников к уголовной ответственности за незаконные активы, утратила силу.

Решение КСУ, среди прочего, раскритиковали западные партнеры, постоянно призывавшие Украину к активной борьбе с коррупцией и усилению антикоррупционного законодательства. Тогда же в Раде зарегистрировали больше десятка вариантов законопроекта о возврате наказания за незаконное обогащение, в том числе один неотложный – авторства пятого президента Петра Порошенко. Но, погрузившись в череду избирательных кампаний, парламент прошлого созыва так и не вернул уголовную ответственность за незаконные активы чиновников.

Сменив Порошенко в президентском кресле, Зеленский также внес свой вариант документа о возвращении ответственности за незаконное обогащение. Его партия "Слуга народа", взявшая большинство мандатов в новой Раде, еще до начала работы определила этот законопроект как приоритетный.

В отличие от старого варианта статьи, документ Зеленского внедряет механизм гражданской конфискации незаконных активов чиновников без дальнейшего привлечения к уголовной ответственности. Иными словами, если разница между приобретенными активами и законными доходами чиновника будет в пределах от 1 млн гривен (от 500 прожиточных минимумов для трудоспособных) до 14,4 млн гривен (до 15 тысяч необлагаемых минимумов доходов граждан), тогда его незаконное имущество может быть конфисковано в гражданском процессе без уголовного наказания. Но при этом ему грозит увольнение с госслужбы.

Проектом предлагается взимать в гражданском порядке активы, незаконно полученные чиновником в течение четырех лет до начала действия закона, если на момент вступления в силу закона эти активы находились в собственности чиновника или третьих лиц, которые приобрели их по его указанию или за его деньги. Эта норма очень спорная, говорит первый заместитель главы антикоррупционного комитета Ярослав Юрчишин ("Голос").

"И Венецианская комиссия, и профильные антикоррупционные организации советовали применять спецконфискацию. Но норма о конфискации активов, полученных в течение четырех лет до вступления в силу закона, означает обратное действие закона. Это не совсем логично, это то, что можно обжаловать в Конституционном суде и нивелировать весь закон. Есть правило, что у законов нет обратного действия", – сказал РБК-Украина Юрчишин.

Европейский суд по правам человека утверждает, что такая практика может иметь место и не противоречит Европейской конвенции по правам человека, парирует глава антикоррупционного комитета Анастасия Красносельская ("Слуга народа").

"В этом законопроекте нет обратного действия. Применение гражданской конфискации законопроектом предусмотрено исключительно для имущества, которым чиновник владеет на момент вступления в силу закона. Либо же если это имущество на момент вступления в силу закона записано на третьих лиц, но фактическим бенефициаром является тот или иной чиновник", – отметила в комментарии РБК-Украина Красносельская. При этом активы, которые до вступления в силу закона были проданы независимому покупателю, не будут подпадать под конфискацию, уточнила она.

Норма про четыре года дает возможность реанимировать более 60 производств, которые вело НАБУ по незаконному обогащению с 2015 года, пояснила замглавы антикоррупционного комитета Галина Янченко ("Слуга народа"). "Это не будет касаться тех, кто станет госслужащим после вступления закона в силу. Гражданская конфискация незаконных активов будет касаться только тех, кто в течение четырех лет до вступления закона в силу работал госслужащим", – рассказала РБК-Украина Янченко.

Спорный порог
Если же разница в активах и доходах чиновника превышает 15 тысяч необлагаемых минимумов доходов граждан, то в таком случае ему уже грозит уголовная ответственность, следует из принятого в первом чтении законопроекта.

Для сравнения, в отмененном варианте статьи уголовная ответственность наступала в том случае, если сумма незаконных активов составляла одну тысячу необлагаемых минимумов и больше.

"Почему такой большой скачок – не объясняли ни нам, ни нашим международным партнерам, – рассказал Юрчишин. – Этот порог может быть снижен. Мы предлагали упустить к трем миллионам, но пока дискуссия еще продолжается".

Возможность людей, обвиняемых в незаконном обогащении, попросту откупиться, вернув это имущество – не совсем справедливая норма, считает Юрчишин. "Пятнадцать миллионов – это одна из строчек бюджета здравоохранения. И на эту сумму люди недополучили лекарств. Соответственно, это уже не просто вопрос денег, это уже вопрос здоровья и жизни людей", – рассуждает парламентарий.

Стартовый порог для уголовной ответственности в 15 тысяч необлагаемых минимумов доходов граждан действительно повлек дискуссии внутри комитета, подтверждает Янченко. Но его нужно сохранить в редакции ко второму чтению, полагает депутат.

"Один миллион, предусмотренный для процедуры гражданской конфискации – это примерно 40 тысяч долларов. На мой взгляд, это относительно небольшая сумма с учетом того, что 28 лет большинство страны фактически жило "в тени". Мы можем получить ситуацию, когда определенные активы человек получил, не украв, но не совсем официально. Гражданская конфискация – также достаточно серьезная санкция, ведь у человека забирают его имущество", – уверена Янченко.

Основной фокус этого законопроекта должен быть направлен на то, чтобы наполнять государственный бюджет, возвращая украденное, уточнила парламентарий.

К тому же гражданская конфискация может быть даже проще для практического применения, отметила Красносельская. "Но ни о какой амнистии для активов коррупционеров речь не идет", – утверждает глава антикоррупционного комитета.

Согласно документу, чиновнику, уличенному в незаконном обогащении на более чем 14,4 млн гривен, грозит лишение свободы на срок от 5 до 10 лет с лишением права занимать определенные должности на срок до трех лет. Также эти незаконные активы подлежат конфискации по решению суда.

Под активами в проекте имеются в виду денежные средства, недвижимость, другое имущество, имущественные права, нематериальные активы, объем уменьшения финансовых обязательств, а также работы или услуги, предоставленные лицу, уполномоченному на выполнение функций государства или местного самоуправления.

Рассматривать дела о признании активов необоснованными и их взыскании в пользу государства будет Высший антикоррупционный суд. Он будет выносить решение в пользу той стороны, чьи доводы были более убедительными в сравнение с оппонирующей стороной.

К слову, в предыдущем варианте статьи незаконными рассматривались те активы, "законность оснований приобретения которых не подтверждено доказательствами". Эту норму раскритиковал КСУ в своем заключении, так как она нарушает презумпцию невиновности. Именно по этой причине из текущего текста законопроекта ее убрали.

Но документ не позволяет установить, законно ли получены те или иные активы, говорит член антикоррупционного комитета Виктория Сюмар из "Европейской солидарности".

"Той классической статьи о незаконном обогащении в этом законопроекте нет. Там есть вопрос о конфискации имущества и ответственности, если твои активы превышают твои доходы, не учитывая те накопления, сбережения, которые у тебя были до того, как ты пришел на госслужбу. Это не совсем логично, ведь многие люди пришли из бизнеса. Надеюсь, это будет учтено ко второму чтению", – сказала РБК-Украина парламентарий.

Кроме того, по словам Сюмар, предложенный законопроект фактически нивелирует банковскую тайну. "Этот документ открывает данные касательно всех физических лиц, которые теоретически могут быть причастны к незаконному обогащении того или иного госслужащего. Здесь будет еще много дискуссий в процессе подготовки документа ко второму чтению", – резюмировала она.

Автор
РБК-Украина
Источник