09 октября 2019 10:34

Украина в эпицентре кризиса: что показали записи Волкера и что не стоит делать Киеву

Украина в эпицентре кризиса: что показали записи Волкера и что не стоит делать Киеву

ВШтатах продолжается серьезный политический кризис, глубину, длительность и окончательный исход которого сейчас трудно предположить. А Украина не только остается в самом центре политического урагана, но и более того — делает новые ошибки, которые усложняют ее выход из конфликта с наименьшими потерями.

Что сказал Курт Волкер

За последнюю неделю произошли красочные события, а мы узнали много нового в контексте американского кризиса. Палата представителей Конгресса США продолжает слушания об импичменте президента Дональда Трампа. В деле появляются все новые детали, документы и показания.

Но наибольшее внимание в последние дни приковано к показаниям бывшего специального представителя Госдепа США по делам Украины Курта Волкера. Он находился на этой должности с июля 2017-го года вплоть до пятницы 27 сентября 2019-го года, когда стал первой заметной жертвой скандала.

Курт Волкер уже пообщался с конгрессменами в рамках расследования. Процедура представления показаний Волкер длилась более 9-ти часов и оставила смешанные чувства. С одной стороны, мы видим человека, который действительно за последние два года прилагал немало усилий по оказанию помощи Украине. Он поступил достойно, когда ушел в отставку и предложил дать свои показания.

Однако, основное внимание сейчас приковано не к его формальным показаниям, а к предоставленным им записям телефонных текстовых сообщений. Из них мы узнали о масштабном заговоре в Вашингтоне, который преследовал цель заставить украинское руководство вмешаться в политическую жизнь США и повлиять на их выборы 2020-го года на стороне президента Трампа.

В заявлении, предоставленном в Конгресс, Курт Волкер утверждает, что пытался остановить давление на Киев, однако, тексты его сообщений свидетельствуют об обратном — он находился в самом эпицентре операции по координации этого давления. Складывается впечатление, что дипломат считал, что вовлечение Украины в это дело является необходимой жертвой для обеспечения дальнейшего предоставления помощи США нашей стране.

Сейчас, наверное, он не хочет остаться единственным, о ком скажут, что он был в центре этой операции — и поэтому стремится раскрыть всю сеть, весь масштаб заговора.

Такие разные послы США

Другая личность, находившаяся в центре дела, до недавнего времени была гораздо менее знакома украинцам — это посол США в ЕС Гордон Сондланд. Этот человек (к слову, в отличие от Волкера), являлся, по сути, доверенным лицом Трампа в «украинской операции». Предоставленная информация свидетельствует о том, что он координировал давление на Киев.

Гордон Сондланд, несмотря на то, что занимает должность посла, не является профессиональным дипломатом. Зато является успешным предпринимателем. В 2016-м году он стал мегадонором кампании Трампа, в частности, предоставил ему 1 миллион долларов на проведение инаугурации. Это — типичный политический назначенец.


К сожалению, такая практика, когда крупные доноры получают влиятельные дипломатические должности, существовала в США при разных президентах. Посол Сондланд выступал как человек, действовавший от имени Трампа. Следует признать, что появление Сондланда на Украине еще тогда вызвало некоторое недоумение: почему именно посол в ЕС задействован в украинских делах? Сегодня на этот вопрос есть четкий ответ. Очевидно, что президент Трамп в своих попытках подтолкнуть Киев к определенным действиям не доверял официальным каналам, понимая, что большая часть государственных служащих США будет против, а поэтому может разоблачить его аферу. Поэтому формальные каналы связи с Украиной почти не использовались. Дело продвигалось преимущественно в обход государственного департамента. И Трамп недаром остерегался участия дипломатов в своих договоренностях.
На данный момент единственным человеком, который через призму этих сообщений выглядит прилично — это Уильям Тейлор, который сейчас исполняет обязанности посла США на Украине. Посол Тейлор прибыл в Киев на смену своей предшественницы Мари Йованович. Она, как известно, преждевременно была освобождена от должности — как теперь можно предположить, из-за ее гарантированного несогласия участвовать в этом заговоре. Таким образом, Тейлор оказался в Киеве в самый разгар давления на украинское руководство.

Из смс-сообщений видно, что он подвергал критике задержку предоставления помощи, утверждая, что США теряют доверие украинцев. А в начале сентября, за несколько дней до момента разблокировки помощи, он спрашивал, действительно ли в Вашингтоне решили заблокировать визит Зеленского и помощь, требуя от Украины участия в решении внутриамериканских политических разногласий. В этой истории Тейлор представляется как олицетворение добросовестного кадрового дипломата, который готов защищать национальные интересы США и не хочет играть в разные грязные политические игры.

Чиновники под ударом

Есть еще два момента, касающиеся непосредственно позиции Белого дома в этом деле.

Во-первых, все более втянутым в это дело оказывается вице-президент Майкл Пенс, которому Трамп поручил от его имени вести определенные коммуникации с Киевом. Неслучайно демократы недавно оформили требование о предоставлении документов из офиса вице-президента для расследования. В тоже время, из окружения Пенса поступают сигналы о том, что он нервничает, не чувствует себя уверенно.

Однако, под вопросом остается причастность к давлению на Киев государственного секретаря Майкла Помпео. 25 июля он присутствовал при разговоре Трампа с Зеленским — и потому должен быть в курсе общих контуров заговора. Именно поэтому, в Конгрессе видят в Помпео потенциального свидетеля в проведении расследования. Но госсекретарь туда не спешит, делая все возможное для защиты своих подчиненных от привлечения для дачи показаний.

Во-вторых, возникают вопросы относительно роли Совета национальной безопасности. Бросается в глаза, что в контексте скандала находится совсем не упомянутый Джон Болтон, хотя тот посещал Киев в конце августа и вполне мог стать связным Трампа — но им не стал. С одной стороны, это лишь подтверждает, что президент не совсем доверял своему бывшему советнику по национальной безопасности. С другой, Болтон не мог ничего не знать о давлении на Киев и поэтому, возможно, решил просто отстраниться от этого дела.

Как бы там ни было, сейчас, после начала скандала, стало еще очевиднее, что президент Трамп не очень доверяет Совету национальной безопасности. К слову, он уже объявил, что там произойдут большие сокращения персонала.

Кто еще фигурирует в этом скандале?


Авторитетный эксперт по вопросам постсоветского пространства Фиона Хилл вовремя покинула свою должность в Совете национальной безопасности, где она, собственно, занималась делами нашего региона. Пока нет оснований связывать её отставку с этой историей, но исключать здесь ничего нельзя. А вот ее преемник Тим Морисон фигурирует в смс-сообщениях от Волкера как ключевой посредник между заговорщиками и президентом. Мы видим, в частности, что он был готов согласовать дату визита Зеленского в Вашингтон сразу после того, как президент Украины согласился бы сделать официальное заявление.
В этом заявлении, как рассчитывали заговорщики, Зеленский должен был бы высказаться об инициативе Украины провести расследование относительно роли семьи Байдена (бывшего вице-президента Джо Байдена, который сейчас претендует на номинацию на пост президента, и его сына Хантера, который был членом совета директоров украинской компании «Бурисма») и так называемого вмешательства Украины в проведение выборов в США в 2016-м году.

Украинские вопросы

В придачу, мы немного больше узнали о том, что именно происходило по этому делу с украинской стороны. По словам посла Тейлора, Владимир Зеленский не хотел делать того, на чем настаивали эмиссары Трампа. Киев предлагал сделать общее заявление о своей готовности бороться с коррупцией, но с той стороны требовали обнародование конкретного текста, подготовленного американской стороной.

Это было позорное вмешательство в наши дела, нарушение не только формальных правил, но и общего духа двусторонних отношений. При этом, Украина была очень близка к тому, чтобы уступить давлению. Однако, здесь важно понять мотивацию Зеленского.

Но насчет нее ясности нет. Речь шла о готовности уступить с целью разблокировки американской помощи? Или Банковая была готова пойти на уступки только ради договоренности об официальном визите украинского президента в Вашингтон?

Однозначно, остаются вопросы относительно роли советника Зеленского Андрея Ермака. Каким был его статус, полномочия, квалификация для того, чтобы представлять Украину в этом деле? Почему от переговоров с США были отстранены органы, которые формально отвечают за ведение внешней политики, такие как МИД, посольство Украины в США?

Даже внешнеполитический советник президента Зеленского (на то время Вадим Пристайко) не упоминался в переписке как участник переговоров, хотя, очевидно, о сущности давления из Белого дома он был проинформирован.

Несмотря на то, что эпицентр политического шторма, однозначно, находится в Вашингтоне, некоторые выводы надо сделать и в Киеве. Важно отметить, что среди украинских экспертов в бурные дни, которые прошли, сложился полный консенсус относительно того, что нашему государству нужно максимально отстраниться от этого скандала, предоставив американцам самим разобраться в своих делах.

В этом контексте вполне нелогичны действия нового генпрокурора Украины Руслана Рябошапки. Как известно, в пятницу он неожиданно сделал заявление о том, что он якобы готовится возобновить расследование по «Бурисме». Как генпрокурора, это действительно его дело. Но такое заявление именно сейчас — абсолютно не актуально.

Такие решения с нашей стороны не дадут нам возможности дистанцироваться от американского скандала и выйти из этой ситуации с наименьшими потерями.

Автор
Економічна правда