25 июня 2020 12:12

Зе-Судебная реформа. Вторая попытка

Зе-Судебная реформа. Вторая попытка

22 июня во Верховной Раде зарегистрировали президентский законопроект, который должен в очередной раз начать полноценную судебную реформу в Украине. Участие в разработке этого документа принимали международные партнеры Украины, в частности послы стран Большой семерки и Международный валютный фонд. Среди основных требований к украинской власти были две: обновить органы судейского самоуправления и отказаться от сокращения Верховного суда - с более 190 до 100 судей. Работа над реформой продолжалась несколько месяцев и, наконец, Банковая показала окончательный текст документа.

После Революции достоинства в Украине было две попытки стартовать полноценную судебную реформу. Впервые это произошло при президенте Петре Порошенко, второй раз – Владимире Зеленском. В обоих случаях речь шла о необходимости обновить и очистить судебную ветвь власти, избавиться от нечестных судей и восстановить доверие у общества к людям в мантиях. Однако  можно констатировать, что все эти попытки были не слишком удачными.

Проблема обновления

В 2016 года в Украине стартовали масштабные изменения в судебной сфере. Ликвидировали Высшие специализированные суды, созданные во времена экс-президента Виктора Януковича и Андрея Портнова, который был руководителем управления администрации президента по вопросам судоустройства. Их полномочия вернули в Верховный суд, который также создали с нуля. Кроме того ликвидировали Высший совет юстиции, а ему на смену создавали Высший совет правосудия (ВСП). Последний должен был отвечать за независимость судебной ветви власти, формирование добропорядочного и профессионального судейского корпуса. К его компетенции, в частности, относились вопросы назначения и увольнения судей, рассмотрение дисциплинарных жалоб на них и тому подобное.

Высшая квалификационная комиссия судей (ВККС – структура в судейском самоуправлении, ответственная за подбор кандидатов в судьи – ред.) должна была провести тотальную проверку людей в мантиях на добродетель: для этого стартовала масштабная аттестация. Более того, к процессу привлекли экспертов от общественности, которых объединили в Общественный совет добродетели (ОСД). Последний должен был заняться изучением биографий судей и давать свои заключения по ним. Например, соответствует ли состояние судьи его доходам, принимал ли он сомнительные решения и тому подобное.

Однако эти изменения трудно назвать успешными. Скажем, на своих местах остались почти все судьи Майдана – судьи, которые выносили неправосудные решения по протестующим: аресты, лишения права управлять автомобилем, запрет митингов и тому подобное. Например, до сих пор на своих должностях находятся Владимир Бугиль, Елена Мелешак, Евгений Аблов, Владислав Девятко, Виталий Циктич и тому подобное. Несмотря на решение ВККС остается в должности судья Богдан Санин, который 30 ноября запретил Майдан в центре Киева, что в свою очередь привело к избиению студентов.

Из-за переназначения таких судей в свое время даже возник конфликт между ВККС и ОСД: представители общественности заявили, что выходят из процесса обновления судебной власти, поскольку не имеют реальных полномочий, а их имена используют как ширму для имитации реформы. О не слишком удачных изменениях также свидетельствует тот факт, что в обновленный Верховный суд смогли попасть люди, в отношении которых были негативные выводы Общественного совета добродетели, например – о сомнительных источниках происхождения имущества и доходов.

 

В конце концов, так и не решили проблему Окружного административного суда, который имеет исключительные полномочия для отмены решений органов центральной власти. То есть этот суд может отменить постановление, например, Кабинета министров. Может восстановить в должности уволенных чиновников, подозреваемых в коррупции – как в случае с председателем Государственной фискальной службы Романом Насировым. Решать, может ли тот или иной человек занимать должность министра – как в случае с экс-главой Министерства здравоохранения Ульяной Супрун.

Удачным в судебной реформе Порошенко можно назвать разве что создание Антикоррупционного суда. Не в последнюю очередь это произошло за счет участия международных партнеров Украины, в частности – Международного валютного фонда и экспертов-международников, которые принимали участие в отборе конкурсантов на должности в Антикорсуд. И в результате конкурс не смогли пройти недобросовестные кандидаты.

Накануне президентских выборов 2019 более 20 общественных организаций, так или иначе вовлеченных в процесс обновления судебной власти, обратились к кандидатам на пост главы государства с дорожной картой реформ в судебной сфере. Среди основных предложений можно было выделить несколько.

Первое – это решение проблемы Окружного админсуда Киева. Общественность предлагала ликвидировать это учреждение, а ее полномочия передать в Верховный суд. Также речь шла об обновлении Высшей квалификационной комиссии судей и Высшего совета правосудия. Общественность предлагала создать комиссии по тому же принципу, что и при отборе кандидатов в Антикорсуд: то есть отсевом недобросовестных кандидатов должны были заниматься не только украинские эксперты, но и иностранные специалисты.

Собственно, эти предложения принял тогда еще кандидат в президенты Владимир Зеленский. Он даже успел использовать это в своей предвыборной агитации. Впоследствии эти же предложения приняла и новая партия Зеленского – «Слуга народа». За реализацию этих инициатив взялись в Администрации президента. В частности, ответственными  были Руслан Рябошапка (ныне бывший генеральный прокурор) и Андрей Богдан (бывший глава Офиса президента). Часть этих предложений реализовали в проекте закона под номером 1008, который Глава государства подал в Верховную Раду в конце августа прошлого года. Во втором чтении депутаты проголосовали за него в октябре, документ стал законом №193-их и начал действовать в ноябре.

Фактически, судебная реформа Зеленского должна была начаться с роспуска ВККС. В дальнейшем украинские и международные эксперты должны были сформировать комиссию, которая бы отобрала новых членов Высшей квалификационной комиссии судей. Также примерно по тем же принципам должны были создать и этическую комиссию, которая должна была «подчистить» Высший совет правосудия от нечестных членов (если бы такие факты обнаружили).

Впрочем, дальше роспуска ВККС реформа президента не продвинулось. Стоит пояснить, что ответственность за проведение дальнейшего конкурса возложили на плечи ВРУ. Та, в свою очередь, так и не смогла сформировать конкурсную комиссию, поскольку ей якобы не подошли кандидатуры экспертов-международников. Общественный сектор, в свою очередь, обвинял Высший совет правосудия в срыве реформы. ВСП заявлял, что ничего не может сделать, поскольку международные партнеры Украины фактически отказываются участвовать в отборе членов ВККС.

Международные партнеры, в свою очередь, говорили о необходимости изменить отдельные положения будущего конкурса ( возможность Высшего совета правосудия проигнорировать решение конкурсной комиссии, незначительную роль экспертов-международников во время отбора и т.д.). В результате ситуация зашла в тупик. Высший совет правосудия несколько раз продолжал сроки для формирования конкурсной комиссии, однако так и не изменил правила отбора членов ВККС. Наконец в марте ВСП заявил, что не может провести конкурс. Чем фактически расписался в невозможности реализации судебной реформы президента.

Примерно в это же время Конституционный суд признал часть предлагаемых изменений неконституционными, такие как сокращение судей Верховного суда, создание этической комиссии, которая должна проверять ВСП и так далее. Первая попытка Зеленского изменить судебную систему провалилась.

Заход на второй круг

Пока Высший совет правосудия продолжал сроки для формирования конкурсной комиссии, которая должна была сформировать новую ВККС, на Банковой взялись за новый проект судебной реформы. В процесс активно включилась общественность и международные партнеры Украины, в частности представители стран Большой семерки и Международный валютный фонд. Как объясняют собеседники «Букв», приближенные к разработке проекта закона, МВФ заинтересовался этой темой не в последнюю очередь из-за опасений относительно будущего Приватбанка в судах, от судьбы которого зависела дальнейшая финансовая стабильность страны.

Предложения, которые предлагали реализовать в реформе, трудно назвать новыми. Опять говорилось о необходимости решить проблему сверхшироких полномочий Окружного админсуда Киева, международники подчеркивали  необходимость перезапустить органы судейского самоуправления, которые в дальнейшем смогут сформировать профессиональную судебную систему. Также требовали отказаться от идеи сократить количество судей Верховного суда. Переговоры продолжались в течение нескольких месяцев и в результате якобы согласовали черновик реформы, который должен был стать проектом закона.

Отдельные положения будущих изменений судебной системы даже попали в меморандума с МВФ, который Украина подписала в конце мая. Там, в частности, говорилось о необходимости сделать более весомой роль международных экспертов во время конкурса в ВККС, возможность для этих же экспертов проверить на добродетель членов ВСП, должна была быть решена проблема ОАСК (скачать англоязычную версию меморандума можно здесь).

Наконец, текст законопроекта, который должен перезапустить судебную реформу, зарегистрировали в Верховной Раде 22 июня. И он сразу вызвал ряд вопросов. Ведь он несколько расходится с текстом упомянутого меморандума.

Например, речь уже не идет о отдельной комиссии, которая должна проверять членов Высшего совета правосудия. И вообще о проверке  речь не идет. Зато усложнена  процедура увольнения членов ВСП. Так, по предложению Банковой, чтобы уволить кого-то из Высшего совета правосудия, нужно найти 14 голосов в поддержку такого решения среди самих членов ВСП. Так же решили ситуацию с формированием правил конкурса (их прописывает все та же ВСП) по отбору новых членов Высшей квалификационной комиссии судей – именно этот момент, по словам представителей общественности, стал одним из ключевых, который остановил предыдущую реформу. Также вызывает опасения процедура участия в реформе экспертов-международников. Например, об этом заявил Центр противодействия коррупции.

«Президентский законопроект полностью отдает формирование новой квалификационной комиссии судей в руки нереформированного ВСП. Именно он будет определять правила проведения конкурса. Кроме того, если раньше в состав конкурсной комиссии могли войти только те международные эксперты, которые помогали отбирать судей Высшего антикоррупционного суда, то сейчас фактически любая международная или иностранная организация, которая работает в сфере правосудия или борьбы с коррупцией, сможет предложить любого человека, а ВСП получит право выбирать. Разумеется, симпатии ВСП будут на стороне “ручных” экспертов “, – говорится в заявлении Центра от 22 июня.

Впрочем, даже если опасения ЦПК не обоснованы и конкурсная комиссия с независимыми экспертами сможет сформировать профессиональную Высшую квалифкомиссию судей, она будет зависеть от ВСП, поскольку должна согласовывать с ней большинство своих решений.

«Если эту реформу проголосуют как есть, то ВККС становится просто приложением к Высшему совету правосудия. Надо понимать, что в первую очередь важна инфраструктура, которая влияет на карьеру судьи. И эта инфраструктура должна быть независимой. И не важно, какая у нее аббревиатура. Сейчас же ситуация напоминает историю с Высшими специализированными судами, которые в свое время создал Портнов: Янукович не контролировал Верховный суд, и решил забрать у него почти все полномочия и отдать их в специализированные суды. Здесь та же история. Даже если в конкурс войдут международные эксперты и смогут сформировать качественную квалификационную комиссию, последнее слово все равно остается за нереформированным ВСП», – комментирует «Буквам» ситуацию эксперт по вопросам реформы судов, председатель правления общественной организации «Фонд DEJURE» Михаил Жернаков.

В дополнение, в уже третей судебной реформе никак не упоминается Окружной административный суд Киева. Что довольно странно, учитывая громкий скандал, который произошел почти год назад. Напомним, тогда Национальное антикоррупционное бюро опубликовало аудиозаписи якобы из кабинета председателя суда Павла Вовка, на которых зафиксировано, как он со своими подчиненными обсуждает не только те или иные судебные дела, но и возможность воздействия на определенные государственные процессы. Например, на проведение квалификационной оценки судей ОАСК. Влияние на омбудсмена Людмилу Денисову. Отстранение отдельных членов Высшей квалификационной комиссии судей и назначения туда «своих» людей.

Отсутствие упоминаний о ОАСК вызывает беспокойство еще и потому, что госпожа Денисова может назначать своих людей в конкурсную комиссию, ответственную за перезапуск ВККС. Ведь в случае, если международные партнеры не подадут своих кандидатов, это имеет право сделать омбудсмен. На которую, судя по «записям Вовка», может влиять председатель Окружного административного суда Киева. Ответственность за решение этого вопроса сейчас в руках президента. Ведь именно он, согласно законодательству, может издавать указы о переформатировании или роспуске судов. В свое время ОАСК должен был распустить еще Петр Порошенко, в конце 2017 года. Сейчас же эту проблему должен решать Владимир Зеленский.

Собственно, если ключевые позиции реформы по ОАСК и обновлению органов судейского самоуправления останутся неизменными, возникает вопрос дальнейшего сотрудничества Украины с международными партнерами, в частности с МВФ. Ведь именно им Офис президента обещал ряд изменений в судебной сфере и даже подписывал соответствующий меморандум. А в обмен на это Украина должна была получить финансовую помощь. Впрочем, стоит помнить, что пока речь идет только о законопроекте. И до момента, пока депутаты его проголосуют, документ может понести ощутимые изменения. Однако для этого нужна та самая «политическая воля Банковой».

Автор
Букви
Источник