03 июня 2019 09:44

Вздрогнем

Вздрогнем

Они думают о месте в новой системе власти, — кто-то хочет его отстоять, а кто-то — захватить. 

"— Этот сухой, проверенный?

— Да уж, рванет — так рванет!"

к/ф "Тот самый Мюнхгаузен"

"Не понимаю, — признался король Матиуш. — Сколько надо времени, чтобы понять все это? 

— Наверно, лет пятьдесят, — ответил министр. 

Матиуш вздохнул. Корона всегда казалась ему тяжелой, но сейчас она его так тяготила, как будто была артиллерийским снарядом".

Януш Корчак. "Король Матиуш Первый"  

Им не очень рады в ресторанах. Они сидят часами, разговаривают негромко, часто переходят на шепот и ничего не едят. Время от времени они замолкают, задумчиво всматриваются в пустоту и опасливо косятся на посетителей за соседними столиками. 

Эти люди, ставшие в последние недели атрибутом киевских ресторанов в районе Печерска, озабочены. В их глазах — беспокойство о себе, детях, женах. Они думают о месте в новой системе власти, — кто-то хочет его отстоять, а кто-то — захватить. Они ищут выходы на администраторов и шоферов "95-го квартала", которые помогли бы получить место на кастинге. 

Там, на просмотрах, подыскивают (используя знакомую основателям "Квартала" терминологию) актеров, помощников режиссеров и ассистентов продюсеров. Они, заработавшие славу, деньги и успех идеями и их воплощением на экране, имеют право считать себя креативными единицами и не понимают необходимости менять кухню. Конечно, они с благодарностью примут и идеи, но только в дар и без юридического оформления. В шоу-бизнесе романтикам не место. 

Главный вызов — в размере "съемочной площадки". Можно найти три десятка актеров, которых, в случае чего, можно выписать из соседней страны. Проблема обостряется на этапе поиска тысяч профессионалов без опыта ограбления государства. В принципе, ничего нового, та же задача стояла перед предыдущим руководством, но в какой-то момент ее решение было прервано, критерии подбора кадров ослаблены, что и сделало перспективными будущие уголовные преследования. 

Похожая на матовый шар закрытая корпорация непростых криворожских парней установила базовым критерием поиска кадров — "не вор". Очень жесткое, надо сказать, условие и (безусловно) очень желательное, но совершенно недостаточное. Под этот критерий ведь подпадают и бездарности, и аферисты, и просто городские (и общенациональные) сумасшедшие. Да и результат анализа на клептоманию зависит, как известно, от лаборатории, где его брали. Предвыборная кампания — тоже опыт... 

Они ищут, опасаются "подстав", гуглят в Интернете (там, как известно, неправду не напишут), опрашивают знакомых и друзей, принимают решения, — и ничто вышеперечисленное не гарантирует от ошибок. Не страшны сами ошибки, — опасным может быть их количество. К тому же все понимают, что нынешний набор людей — только первая итерация. Вторая наступит, когда настанет время формировать правительство и руководство госкомпаниями — реальную власть. Вот тогда за ошибки придется платить и успехом, и славой. А всем нам — деньгами. 

Искреннее желание некоторых членов команды, да и самого президента, как говорят, качественно изменить содержание госсектора, может войти в противоречие со стремлением бизнес-партнеров (и прежде всего — недавнего резидента Герцлии) поменять не схемы, а их элементы. Проблема в том, что опытные партнеры знают, где провода лежат, а команда — не знает. 

И тогда на простую, казалось бы, просьбу ее представителя в СБУ показать данные по расследованию коррупционных преступлений следует ответ в форме вопроса о наличии допуска к гостайне и передача инструкции по заполнению необходимых документов. 

Поэтому таким ценным кажется глава администрации, который сталкивался время от времени с государством во всех его проявлениях и научился эти проявления использовать. А как адвокат он прекрасно знает, что главное в этой работе — удовлетворение клиента, который должен воспринять любой приговор как победу. 

Работу он знает, — руководитель, говорят, глубоко уверен в эффективности назначения. Правда, адвокатура и конституционное право — несколько разные дисциплины. Так что когда зашкаливает желание удовлетворить шефа немедленно или сказывается незнание нюансов, то необходимыми представлениями при назначениях решают не заморачиваться. 

Конечно, опытные люди понимают, что установившаяся одноканальная связь президента с внешним миром через главу администрации — дело временное и опасное как для президента, так и для канала. Конечно, история знала всякие случаи, но единственным долговременным прецедентом был Виктор Балога, да и то только потому, что тогдашний его начальник любил подумать в одиночестве и слишком много времени уделял стратегическим вопросам развития пчеловодства. 

К тому же опыт подсказывает: реальный глава администрации (если он работает, а не мечтает) — сам президент. Именно он задает стиль и порядок работы подчиненных, именно под него подстраивается рабочий график и порядок работы с документами. 

Конечно, можно постараться убедить президента, что новый парламент и исполнительная власть в будущем — это не менее, а гораздо более важный фронт. И эта битва потребует усилий опытного и профессионального игрока, в результате чего Андрей Богдан окажется в списке партии "Слуга народа". 

Но время идет, а пока что в здании на Банковой, говорят, кто-то уже чувствует дух кризисных менеджеров 15-летней давности. Менеджмент того типа первым делом устанавливает в кабинете президента ванную и бойлер для постоянной подачи в купель теплой воды. 

Раньше погружение президента в теплую жидкость на работе чередовалось с сауной и охотой. Для людей современных существует социальная сеть. Там проводил часы, как известно, предшественник, и это ему мало что дало. И если там же зависнет новоизбранный президент, впору будет принимать закон о запрете использования Фейсбука главой государства (Инстаграм не опасен, его можно оставить). Правда, призывы отключить Трампу Твиттер ничего не дали, но у того ведь кризис самовыражения, а Владимир Александрович, как мне кажется, этого недостатка лишен. 

Переход от заявлений к действиям требует от президента серьезной и быстрой работы над собой. Если созыв СНБО после гибели двух шахтеров является демонстрацией желания действовать, — это прекрасно. Но надо учитывать, что такие трагедии, к огромному сожалению, являются неотъемлемой частью нашей жизни. Как бы заседание СНБО при таком подходе не пришлось делать постоянно действующим… 

Формирование администрации и власти в целом — проблема глубинная и стратегическая, но не самая больная. Прежде всего, надо принять меры по предотвращению уже стартовавшего передела собственности — даже не на высшем, а на среднем уровне. На ближайшие три месяца единственной общественно легитимной властью кроме президента остаются только мэры, — все остальные связи рушатся, стремительно текут старые "крыши", и это — замечательное время для захвата имущества со стрельбой, титушками и прочей нечистью. 

Первыми под каток попадут бизнесы, связанные с предыдущей властью, причем не столько центральной, сколько региональной. И в этом процессе примут участие не десяток юристов, а десятки тысяч людей. Награбленное (если оно есть) надо возвращать законно. Хотя, сами понимаете, выглядит эта фраза сегодня как заклинание, особенно если помнить о тысячах глотнувших пьяный воздух свободы судьях. 

Надо сформировать список "Слуги народа", имея в виду, что первая сотня его будет подвергнута тщательному анализу, так как именно она даст всем количественное представление о влиянии Коломойского или кого-нибудь другого на принятие решений. 

На выборах придется защищать позиции на юго-востоке от Оппоплатформы и Оппоблока, вместе или по отдельности — не имеет значения. Ресурсы для атаки там есть, тема известная — "мир несет Медведчук", интенсивность — 112 сообщений в день. 

На северо-западе материализовался, наконец, несистемный брат, который вполне может стать выходом для тех, кто терпеть не может власть как таковую, но не готов смириться, например, с демонстративным двуязычием Зеленского. Или кому вообще не нравится выражение его лица. "Блокчейн, реформы, мова, віра" под легкий рок-н-ролл от лица, не испорченного воровством, имеет неплохую перспективу. 

И на фоне этого праздника представительской демократии пополам с бандитизмом президенту крайне необходимо выстроить свои отношения с окружающим миром, тем более что в наших условиях миры внутренний и внешний тесно переплетены и взаимосвязаны. 

О неоднократных предостережениях международных партнеров по поводу назначения А.Богдана главой администрации уже сказано много. Это не остановило президента, в том числе потому, что, как говорят, он крайне болезненно относится к посягательствам на свободу собственного выбора. С другой стороны, утверждают западные аналитики, команда нового президента не всегда может перевести сигналы с дипломатического языка на обычный. Ну, например, фразу "Мы были бы очень признательны, если бы вы…" они понимают буквально, хотя на самом деле она означает "Мы очень сильно хотим именно этого!". 

Дело может дойти до того, что со стороны представителей США и Западной Европы (кроме послов) могут быть полностью исключены контакты с главой администрации, включая переписку. 

Понятно, что таким образом президент хочет расширить свое суверенное поле. Но еще одно настоятельное пожелание наших партнеров его, вроде бы, не сужает. Речь идет, как утверждают западные дипломатические источники, о публичном заявлении об отсутствии каких-либо связей с Коломойским и приверженности сохранения Приватбанка в государственной собственности. Пока что — тишина.

Все это может создать трудности общения с многоуровневым американским истеблишментом. Поиски новой командой "волшебной кнопки" успехом не увенчались просто потому, что ее там нет. Конечно, нельзя терять контакты с демократами, хотя бы потому, что они контролируют Палату представителей, да и вообще — друзья. Но крайне необходимо укрепить связи с deep state — сообществом в сфере обороны и безопасности и, конечно, администрацией Трампа, тем более что в отношениях между ними установилось хрупкое, но перемирие. Первым и главным индикатором этих отношений станут любые (даже телефонные) контакты с Майклом Помпео, которого многие американцы называют фактическим вице-президентом, и который манерой общения отличается от Рекса Тиллерсона как бультерьер от мальтийской болонки. 

И, наконец, сейчас нам как никогда необходим плотный диалог с Германией и Францией. Как и ожидалось, там возникло ощущение, что для новоизбранного президента нет ничего невозможного, а "красные линии" исчезают, как акварель под летним дождем. 

"Они подчеркнули, что пришло время сделать выбор в пользу прекращения конфликта на Востоке Украины", — говорится в сообщении пресс-службы Елисейского дворца по итогам разговора с Владимиром Путиным и Ангелой Меркель. Нет, это еще не превращение "Нормандской четверки" в формат "3+1", где "1" — это Украина, но сигнал к немедленному формированию новой команды переговорщиков, готовых к тонкой игре. 

100 дней нового президента закончатся с первым школьным звонком. У нас впереди жаркое, тяжелое, бурное и занимательное лето, когда каждый день точечными и не очень взрывами будет разрушаться правящая страной прослойка. 

Очень хочется, чтобы 1 сентября мы все, слегка оглохшие от канонады, пошли в новую школу. Нам всем надо будет многому учиться.