09 марта 2020 11:48

Берни Сандерс ратовал за более тесные связи, и СССР увидел в этом возможность

Берни Сандерс ратовал за более тесные связи, и СССР увидел в этом возможность

Мэр Берлингтона, штат Вермонт, написал своему советскому коллеге из провинциального города, что хочет, чтобы Соединенные Штаты и Советский Союз "жили вместе как друзья". Ему было неведомо, что его стремление к дружбе согласовалось с усилиями советских чиновников в Москве, нацеленными на то, чтобы показать американский империализм в качестве основного источника угрозы войны.

Этим мэром был Берни Сандерс, и об истории его поездки в Советский Союз в 1988 году уже рассказывалось ранее. Но многие детали дипломатии холодной войны Сандерса до и после этого визита - и попытки Советского Союза использовать антивоенную программу Сандерса в своих собственных пропагандистских целях - в значительной степени оставались вне поля зрения. The New York Times изучила 89 страниц писем, телеграмм и внутренних государственных советских документов, в которых в гораздо больших подробностях раскрываются масштабы личных усилий Сандерса по установлению связей между его городом и страной, которую многие американцы все еще считали врагом, несмотря на начавшиеся в то время реформы под руководством Михаила Горбачева, советского генерального секретаря.

Они также показывают, что Кремль рассматривал эти отношения с городами-побратимами в качестве средства влияния на американское общественное мнение о Советском Союзе.

Эти документы являются частью государственного архива в Ярославле, который стал побратимом Берлингтона. Документы открыты для общественности, хотя сотрудники архива говорят, что до сих пор никто не просил ознакомиться с ними, - говорится в статье. - Ничто в документах не заставляет предположить, что Сандерс был единственным местным американским чиновником, на которого были направлены пропагандиские усилия, или даже то, что он был особенно восприимчив к ним, хотя в документах его называют социалистом. Но документы действительно говорят об интенсивной подготовке Советов к использованию заинтересованности Сандерса в свою пользу.

Кампания Сандерса не оспаривает подлинность документов . На момент объявления Сандерсом в 1987 году, что Берлингтон будет искать советский город-побратим, несколько десятков других американских городов уже имели такие отношения или стремились к их заключению.

В своем заявлении предвыборная кампания Сандерса указала, что их кандидат "гордится" своими низовыми дипломатическими усилиями, и отметила, что в то время идея сближения советских и американских городов пользовалась поддержкой на самом высоком уровне.

"Мэр Сандерс гордился тем, что присоединился к десяткам американских городов в стремлении положить конец холодной войне с помощью программы городов-побратимов, которая поощрялась самим президентом Рейганом, - заявил представитель кампании Сандерса Майк Каска. - Взаимодействие между Берлингтоном и Ярославлем, которое продолжается и по сей день, подтверждает давнюю точку зрения Сандерса: встречаясь лицом к лицу, мы можем сломать барьеры и стереотипы, существующие между людьми и их правительствами".

Участие Сандерса в дебатах о холодной войне усилилось в 1980-х годах, когда он решительно выступил против планов администрации Рейгана, согласно которым Берлингтон и другие американские города должны были разработать планы эвакуации на случай возможной ядерной войны. Вместо этого Сандерс связался с Советским Союзом через организацию, базирующуюся в Вирджинии, запросив партнерство с противником времен холодной войны по программе городов-побратимов в попытке покончить с угрозой ядерного уничтожения.

"Мы говорили: цель состоит в том, чтобы не было ядерной войны, чтобы она не планировалась и к ней не готовились", - заявил Терри Буришиус, член муниципалитета Берлингтона, который сопровождал Сандерса в поездке.

Это была также эпоха перестройки и гласности, экономических и культурных изменений, продвигаемых Горбачевым, которые у одних на Западе вызвали оптимизм, а у многих других - скептицизм, в отношении того, что Кремль был готов занять более примирительную позицию за рубежом и предоставить 'большие свободы своему народу.

В то время как Сандерс подвергся критике со стороны президента Трампа и его кампании за это обращение к Советам, его сторонники говорят, что это была своевременная попытка с целью помочь ослабить напряженность, и она контрастирует с симпатиями Трампа к таким правителям, как нынешний президент России Владимир Путин.

В декабре 1987 года, как показывают записи, Сандерс провел телефонный разговор с Юрием Меньшиковым, секретарем организации, занимающейся программой городов-побратимов в Москве. В последующем письме в том же месяце Сандерс указал, что получил известие о том, что Ярославль был бы идеальным партнером. Он предложил возглавить делегацию Берлингтона в Ярославль, чтобы заложить фундамент отношений между городами-побратимами. Он предложил приехать 9 мая - в день, когда Советский Союз празднует победу над нацистской Германией - и сказал, что он особенно заинтересован в обсуждении вопросов экономического развития, полиции, уборки улиц зимой, библиотек, а также систем водоснабжения и канализации.

В итоге визит в Ярославль был запланирован на начало июня, после того как делегация Сандерса, состоящая из 12 человек, посетила Москву и Ленинград (ныне Санкт-Петербург). Сандерс назвал поездку "очень странным медовым месяцем": незадолго до отъезда он женился на своей давней партнерше Джейн О?Мира Дрисколл.

Но поездки было недостаточно, чтобы финализировать отношения городов-побратимов. Сандерсу еще предстояло убедить советских чиновников в Москве, чтобы они дали свое согласие и разрешили ярославским представителям приехать в Берлингтон. Публично он давал хвалебные отзывы, а в частном порядке - усилил свои лоббистские усилия.

 

Через два дня после возвращения в Вермонт Сандерс написал письмо в советское посольство в Вашингтоне с просьбой помочь в организации программы города-побратима. "Я твердо убежден в том, что если наша планета хочет выжить, и если мы хотим пустить сотни миллиардов долларов, которые США и Советский Союз сейчас тратят на оружие уничтожения, в сферы продуктивного человеческого развития, необходимо значительно увеличить контакты между гражданами.

В ходе переговоров с мэрией Берлингтона ярославские чиновники координировали свои переговоры с советскими чиновниками в Москве. В письме в Москву с просьбой одобрить поездку в Соединенные Штаты ярославские чиновники обещали, что они будут говорить о "миролюбивой внешней политике" Советского Союза и изменениях, осуществляемых Горбачевым. Они приложили состоящий из 7 пунктов план информационно-пропагандистской работы с конкретными темами для обсуждения для каждого из трех членов делегации. За этим планом следует 9-страничное руководство, изданное советским министерством иностранных дел, о том, как донести информацию о политике Горбачева до международной аудитории. В нем в качестве особо важных целей для советской пропаганды описываются антивоенные движения, контакты между городами-побратимами и иностранными деятелями культуры.

В июле ярославские чиновники официально дали добро на отношения между городами-побратимами, что подтверждается одобрением Москвы. Сандерс направил электронное сообщение советскому космонавту Валентине Терешковой, первой женщине в космосе и главе Союза советских обществ дружбы и культурной связи с зарубежными странами, поблагодарив ее за ускорение этого процесса.

"Я уверен, что программы городов-побратимов, такие как программа Ярославля и Берлингтона, помогут улучшить советско-американские отношения и содействовать более мирной международной обстановке", - писал Сандерс.

Программа городов-побратимов была чем-то вроде кульминационного пункта для почти десятилетнего внешнеполитического активизма в мэрии Берлингтона. Будучи мэром, Сандерс проводил ряд международных усилий, которые часто связывали его с левыми движениями и лидерами в других странах, и в то же время - шли вразрез с администрацией Рейгана, которую он характеризовал как следующую стратегии военной эскалации, которая рискует развязать ядерную войну. 

Сандерс лично руководил визитом советской делегации в Берлингтон в октябре для подписания соглашения о побратимстве, проведя, как минимум, трое переговоров по телефону с ярославскими должностными лицами и передав подробную программу, рассчитанную на семь дней. Там был визит на фабрику мороженого Ben & Jerry's, где соучредитель Бен Коэн сказал советским чиновникам, что они могут взять все, что им нравится, в сувенирном магазине, вспоминал в интервью один из членов делегации Юрий Новиков.

Хотя ярославские документы показывают, что Советы планировали пропагандистские усилия в Берлингтоне, Каска, представитель кампании Сандерса, отмечает, что, когда ярославская делегация прибыла в Вермонт в октябре 1988 года, в реальности все было по-другому. "Вместо пропаганды чиновники с обеих сторон обсуждали ограничения советской системы и их общее желание избежать ядерной войны", - сказал Каска.

Три десятилетия спустя, на фоне сообщений о том, что Кремль благосклонно относится к кандидатуре Сандерса на пост президента (так же, как и к кандидатуре Трампа), отношения между Берлингтоном и Ярославлем продолжаются и в эпоху возобновившейся напряженности в отношениях между Вашингтоном и Москвой".

В феврале любительская хоккейная команда Yaroslavl Bears ("Ярославские медведи") приняла участие в ежегодном турнире по хоккею Lake Champlain Pond Hockey Classic в Берлингтоне: "ярославские чиновники сообщили, что посольство США в Москве предприняло особые усилия, чтобы вовремя оформить визы".

Некоторые из жителей Ярославля, вовлеченные в отношения с Берлингтоном, по-прежнему с тоской оглядываются на опьяняющую атмосферу, в которой происходил визит Сандерса в 1988 году - в то время, когда железный занавес начинал рушиться, и Советский Союз, казалось, был готов к демократическим переменам и взаимодействие с американцами казалось новым и захватывающим. По словам Новикова, бывшего главы Ярославского медицинского института, который, по его подсчетам, совершил 10 поездок в Берлингтон, он видел по телевизору, что Сандерс не хочет, чтобы русские вмешивались в предвыборную кампанию. По мнению Новикова, целью президента Сандерса должно быть, по крайней мере, восстановление того уровня сотрудничества, который существовал в последние годы холодной войны.

Временами глобальная ориентация Сандерса на посту мэра вызывала негодование в США, и были жалобы, что он тратит время на международные дела, которые мало связаны с Берлингтоном. Но тогдашние аргументы Сандерса о ценности того, что он делает, перекликаются с темами его нынешних предвыборных речей. Незадолго до поездки в Россию Сандерс заявил муниципальному законодательному совету Берлингтона, что он надеется, что это уменьшит риск вооруженного конфликта.

"У нас не может быть хорошей полиции, пожарной службы или отдела планирования, если будет ядерная война, - заявил Сандерс, согласно официальному протоколу одной из встреч. - Огромные расходы обеих стран на вооруженные силы душат местную экономику".