20 сентября 2018 12:32

У государства остался один шаг – урегулировать вопрос с мораторием на продажу земли

Иначе мораторий будет «расшатан снизу» и начнет работать по своим собственным правилам

У государства остался один шаг – урегулировать вопрос с мораторием на продажу земли

19 сентября юристы компании PwC Legal подали в Дрогобычский районный суд иск в интересах неназванного собственника земли во Львовской области и фермера Дмитрия Огнева, владельца фермы «Меринос-Запад», которым было отказано в нотариальном оформлении сделки купли-продажи сельхозземли. Этот иск стал следующим – после решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) – этапом работы по отмене моратория на продажу земли сельхозназначения в Украине. Ольга Балицкая, депутат Киевсовета, глава практики недвижимости PwC Legal, рассказала iAgro, почему иск подан именно сейчас, и каковы ожидания юристов.  

Идея обратиться с иском в суд возникла у нас еще после прочтения решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), когда его начали критиковать за то, что оно не содержало четкого предписания государству Украина отменить мораторий на продажу сельхозземли одномоментно и в тот же момент, когда оно было принято. Но ЕСПЧ далеко не всегда принимает решения, которые полностью меняют государственную политику. Это, скорее, исключение из правил.

Вместе с тем, любому здравомыслящему юристу, который умеет читать между строк, стало ясно, что ЕСПЧ сказал о том, что «мораторий является прямым нарушением первого протокола Конвенции о защите прав человека и основных свобод». Это цитата из решения ЕСПЧ, и этого должно было быть всем достаточно, чтобы сразу вызвать бум в поддержку этого решения. Но лоббисты моратория решили на это не обращать внимания.

Положения международных конвенций, которые ратифицировала Украина, имеют приоритет над актами локального законодательства. И, таким образом, норма конвенции, которая говорит о том, что мораторий является нарушением прав граждан Украины, будет явно приоритетной над нормой Земельного кодекса Украины. И это стало абсолютно очевидным.

Почему иски в украинские суды не были поданы раньше? Во-первых, решение ЕСПЧ должно было вступить в законную силу, а это произошло только в сентябре. Во-вторых, подготовка иска заняла время – ведь в данной ситуации все должно быть идеально, мы же не только в юриспруденцию играем, но и знаем, что наш противник достаточно силен.

Мы выбрали единственно возможный согласно законодательству Украины путь – если мораторий нарушает чье-то право, мы можем с целью защиты этого нарушенного права обратиться в суд. В данном случае селянин, который пожелал остаться неизвестным для прессы, и Дмитрий Огнёв, владелец крупнейшей в Украине и одной из крупнейших в Европе ферм по выращиванию овец, попытались заключить сделку купли-продажи земельного участка. Естественно, нотариус в этом отказала и выдала официальный отказ в совершении нотариального действия. Именно этот отказ, как юридический факт, и стал предметом обжалования в суде. Ссылаясь на Конвенцию, на гарантированные в том числе и Конституцией Украины права и свободы граждан, мы обратились в суд, чтобы восстановить нарушенное право, и просим суд обязать нотариуса нотариально заверить и зарегистрировать договор купли-продажи земли.

Я думаю, что даже студент второго курса, который еще не знает международного права, поймет, что наша позиция в суде – реально очень сильная. Но я думаю, что суд первой инстанции нам все-таки откажет в удовлетворении иска – вряд ли судья Дрогобычского суда рискнет «бодаться» с государством (хотя ведь все возможно!). Однако, я практически уверена, что или в апелляции, или в кассации будет признана наша правота.

Государство должно понять, что мы будем максимально популяризировать эту тему, и будем делиться материалами, поэтому подобные иски будут подаваться по всей Украине. А никто не может знать, особенно учитывая украинскую судебную систему и отсутствие прецедентного права, какой суд и какое решение по таким искам будет принимать. Я абсолютно уверена, что сейчас у государства остался один-единственный шаг – самому урегулировать вопрос с мораторием. Условно говоря, если власти захотят установить дополнительные, но, подчеркну, логичные ограничения права на покупку земли сельхозназначения (например, ограничения по площади земли в одни руки, или что-то подобное), то ему нужно это срочно сделать. Потому что иначе мораторий будет расшатан снизу, и начнет работать по своим собственным правилам.

Мы надеемся, что иск в Дрогобычский суд привлечет внимание государства – мы ведь с вами видим, что если ранее мораторий выглядел незыблемым и не было никаких попыток отменить его, то сегодня, учитывая и решение ЕСПЧ, и обращения от депутатов в Конституционный Суд, уже целый ряд политиков высшего ранга и бизнес-комьюнити высказываются категорично за отмену моратория. Поэтому мы ожидаем, что политически сложится ситуация таким образом, что нам не придется доводить этот иск до Верховного Суда даже не в силу того, что мы к тому времени выиграем суды, а в силу того, что мораторий все-таки будет снят.