16 сентября 2021 16:13

Почему инвестор не идет в «село»?

Недостаток знаний и финансов - не единственные препятствия для мелких аграриев

Почему инвестор не идет в «село»?

Многие школы в Украине 1 сентября не открыли двери. Оптимизация. Громады поставлены на растяжку: «закрыть нельзя сохранить», потому что едва сводят концы с концами. Все ждут инвестора, как мессии, который придет, наполнит бюджет и накормит всех «хлебами», то есть начнет реализовывать различные социальные проекты. Судя по мечтаниям сельских и поселковых голов, он обязательно должен быть большим и добрым. И, может, он уже ткнул пальцем в карту и выбрал себе нишу для инвестиций, может, он уже едет или летит на крыльях любви к громадам, но ему надо время, чтобы все согласовать, построить, наладить. А тем временем из сел выедет еще несколько тысяч молодых людей, не родятся дети, и над школами снова нависнет топор оптимизации. Словом, пока солнце взойдет, роса глаза выест. В этой ситуации выигрывает тот, кто не ждет манны небесной, и довольствуется маленькой синицей, а не журавлем в небе. То есть поддерживает маленькие стартапы. Потому что понимает, что важны не столько деньги в бюджет, сколько детские голоса, которые зазвенят в селах только тогда, когда молодые семьи получат работу.

Файна поляна

Недавно, путешествуя по Тернопольщине, которая славится своей склонностью к миграции, наткнулся на кооператив «Файна поляна». Как сообщил глава кооператива Тарас Андрийчук, его основали трое садовников, впоследствии в объединение на правах полноправных членов вошли 25 хозяев и с десяток ассоциированных членов. Общая площадь плантаций кооператива, на которых выращивается летняя и ремонтантная малина - около 20 га. Три года назад начали строить в селе Городище цех заморозки ягод, их инвестиция получила существенное дополнение со стороны государства в рамках программы поддержки кооперации, на эти деньги приобрели компрессорное оборудование и двери к холодильнику. В течение двух следующих сезонов по той же программе установили линии сортировки и доработки ягод. «И это без каких-либо откатов, договорняков, блата, все по-честному, то есть в нашей стране что-то начало меняться к лучшему», - говорит Тарас. Он вошел в кооператив уже после его основания. «Я посадил малину, но не знал, что с ней дальше делать, как ее выращивать, сбывать, я хотел найти единомышленников, которые искали ответы на подобные вопросы. В одиночку мы проиграем, вместе – чего-то стоим», - объясняет парень. Продукцию дорабатывают, замораживают и сбывают посредникам, которые ее экспортируют. «Мечтаем о собственном экспорте, но к этому этапу мы еще не готовы...»

Тарас выращивает малину на отцовском и на соседском огороде, который взял в аренду. Пробовал добиться выделения земли под ОСГ? Да, но это сегодня практически невозможно, потому что ее уже просто нет, признается Тарас. А поэтому планирует взять в аренду три пая для расширения плантации. Как видим, громадам еще долго будет откликаться тот период, когда землей вне сел распоряжался Госгеокадастр.

Меня интересует, смог бы я полноценно содержать семью из трех-четырех человек, выращивая малину и клубнику. Все зависит от площади, объясняет Тарас. На 10 сотках выжить невозможно. Но если хозяин имеет 4 га, то не трудно подсчитать общий доход, исходя из того, что цена малины в этом году составляет 80 грн / кг, а средняя урожайность - 10 т \ га. Калькулятор выдает солидную цифру - около 2,5 млн грн за сезон. С такой суммой молодая семья будет чувствовать себя достаточно комфортно. Но ягодный бизнес позволяет прожить и на 1-2 га, ничем больше не занимаясь. Что, впрочем, и требовалось доказать.

Поднятая целина

Вы думаете, в других регионах на сельских территориях лучше с работой? Везде одно и то же. Пять лет назад группа участников войны на Востоке Украины, вернувшись в Доманевку и Мостовое Николаевской области, снова встретилась со своей давней знакомой проблемой - безработицей. Ничего не изменилось за эти годы. Регион как был в глубокой депрессии, так и не вышел из нее. После недолгих размышлений пришли к выводу, что надо действовать по принципу: «Под лежачий камень вода не течет». Но с чего начать? Ни знаний, ни опыта, ни денег. Решили обратиться к канадскому проекту UHBDP - в лоб же не ударят. Сотрудничество с проектом и фондом «Ласка» началось с посещения агрономических мероприятий, которые проводили эти организации. С помощью консультантов изучали различные модели бизнеса и формы регистрации. Решили создать кооператив. Учредителями его стали 18 участников, из которых шесть женщин и двое инвалидов. Бизнес-идея заключалась в том, чтобы круглогодично выращивать в закрытом грунте плодоовощную продукцию, которой остро не хватает в этом регионе, удаленном от крупных рынков и торговых сетей. Следующий вопрос - земля, причем единым массивом. Тогдашняя местная власть выделила ее... на территории полигона твердых бытовых отходов. Парни схватились за головы: неужели что-то вырастет? Но решили не отступать. Знали, что UHBDP помогает тем, кто сам сделал несколько шагов к успеху, то есть проявил смекалку, трудолюбие и упрямство. То есть это был первый тест на способность кооператива. В конце концов, расчистили площадь. Сделали анализы почвы: она оказалась не просто пригодной, но и гораздо богаче соседних полей, потому что на этой площади десятилетиями ничего не выращивалось. Словом, это была целина, которую надо было поднимать. Решили поставить здесь теплицы, в которых выращивать плодоовощную продукцию: салаты, огурцы, томаты, перец, капусту и другие виды ранней зелени. Но прежде чем приступить к делу, снова сели за парты кооперативной академии, где полгода овладевали агрономией, маркетингом, бухгалтерским учетом. Первый урожай получили ранней весной 2021 г. - свыше 200 кг редиса, который потребители размели за несколько дней. Успех вдохновил кооператоров, вселил веру в собственные силы. Можем! Еще с большим жаром бросились оборудовать две другие теплицы размером 10х30м, где начали монтировать систему капельного орошения, подводить свет.

Кооператоры вошли в деловой вкус. Те же консультанты надоумили их изготавливать топливные брикеты из зеленой массы. Помогли приобрести необходимое оборудование и смонтировать его в селе Мостовое. СОК «Оберег-АГРО» стал примером для других ветеранов Николаевской области: за год здесь образовалось еще три кооператива «атовцев». А недавно ветераны, работающие на земле, объединились в Ассоциацию ветеранского агробизнеса.

А вот пример из Запорожской области. Десять лет назад в одном из депрессивных районов Запорожской области был основан ягодный кооператив «Макартет». До этого каждый житель села Садовое выращивал на своих участках томаты, огурцы, перец и сбывал, где придется. Решили объединиться, начали с одного гектара малины, постепенно увеличивали площади и дошли до 7 га. Основные культуры - малина, земляника, смородина красная, черная смородина, ежевика. С помощью проекта UHBDP научились современным технологиям, умению формировать оптовые партии, искать клиентов. Появились прибыли. Стали постепенно переходить на технологию закрытого грунта.

«Регистрация кооператива дает нам возможность работать с сетями, получать финансовую поддержку, оформлять официально на работу сезонных работников, что очень положительно сказывается на бюджете громады, и главное дает уверенность...» - говорит председатель кооператива Ольга Мизина.

Гордиевые узлы бюрократии

Недостаток знаний и финансов - не единственные препятствия для мелких аграриев. Самые серьезные - бюрократизм и законодательная неразбериха. Местная власть должна была бы разрубить эти Гордиевы узлы, но на самом деле их еще больше запутывает. «Есть две очень болезненные темы: регистрация кооперативов и семейных фермерских хозяйств на четвертой группе налогообложения...» - рассказывает менеджер по международным программам UHBDP Александра Гармаш. Как известно, в прошлом году был принят новый закон о кооперации. Были надежды на то, что он ускорит развитие кооперативного движения, но в реальности произошло не так, как мечталось. Например, в одной области клиентам UHBDP сказали, что  они не могут зарегистрировать сельскохозяйственный обслуживающий кооператив, потому что соответствующий закон утратил силу, а потому они должны регистрировать кооператив. Когда они пришли к регистратору, он объяснил, что не может регистрировать кооператив, потому что Госстат еще не имеет соответствующих кодов, а потому «давайте подберем какие-то другие коды». И теперь надо ожидать, когда в Госстате появится новый код, чтобы все новые кооперативы могли регистрироваться по новому закону, но пока это произойдет, кооперативы будут регистрироваться, как другие юридические лица. В другой области противоположная ситуация. Заявителям говорят: ну, смотрите, если кода нет, то давайте будем регистрировать по старому закону, ваше формирование получит статус сельскохозяйственного обслуживающего кооператива. И когда наши фермеры начинают друг с другом общаться, то возникает растерянность. «Что же происходит, почему в одной области нотариусы и регистраторы говорят одно, а в другой - другое?» - возмущается Александра Гармаш.

Подобная ситуация с регистрацией семейных фермерских хозяйств без статуса юридического лица на четвертой группе налогообложения. Например, группа людей из четырех человек: мама папа и два сына хотят организовать КФХ, но нотариус им говорит: вы родственники, но уже не семья, потому что по закону должны проживать вместе. Ну, хорошо, соглашаются заявители, давайте зарегистрируем КФХ только для папы и мамы, поскольку они родственники и еще проживают под одной крышей. Но когда дело доходит до нотариуса, он отказывается выполнять регистрацию, мол, в его практике такого еще не случалось, поэтому он не знает, как это делать.

Юристы UHBDP пытаются разъяснить нотариусам, что это их обязанность, согласно действующему законодательству, но они и слушать не хотят, потому что большая очередь, некогда и так далее. И тогда представители проекта начинают искать выходы на этого нотариуса через знакомых и влиятельных лиц. То есть цивилизованная Канада вдруг сталкивается с дикими украинскими реалиями. Еще один квест - человек приходит в налоговую с полным пакетом документов и сидит там 4 часа, поскольку эта служба не понимает, как регистрировать семейное фермерское хозяйство, потому что никогда этого не делала, а разобраться с законом некогда. «Если не будет институционального согласования между теми, кто принимает закон, и разрабатывает подзаконные акты, то мы получим ситуацию, когда люди либо не будут регистрировать кооперативы и КФХ, либо же вынуждены будут поголовно регистрировать общества с ограниченной ответственностью, а это далеко не то, что нужно сегодня мелким производителям...» - говорит Александра Гармаш.

А еще земля. Ее у громад после передачи еще немножко осталось. Но держат ее для так называемого крупного инвестора, или для «своих» и «наших». В таком случае вспоминается поговорка: «Один в поле не воин». Один канадский проект дело устойчивого развития сельских территорий в Украине с места не сдвинет. Кто-то может возразить, мол, какие могут быть претензии к правительству, которое ввело программу поддержки кооперации, выделило под нее реальные деньги, это же настоящая конфетка для мелкого аграрного бизнеса! Неужели ее надо разжевывать и класть в рот каждому жителю села? Ну, во-первых, тех денег, как кот наплакал, парням из «Файна Поляна» просто повезло, а во-вторых, Минагрополитики вместо того, чтобы обслуживать интересы агрохолдингов, следовало бы действительно взяться за дело аграрного просвещения на селе, используя инструменты сельскохозяйственного консультирования, которые действуют в каждом цивилизованном государстве. И зачем далеко ходить? Берите модель того же канадского проекта UHBDP и применяйте: обучение, консультации плюс гранты...

Автор
День
Источник
НОВОСТИ / Агрорынок