21 мая 2020 12:27

Будущее доллара

Финансовая мощь Соединенных Штатов зависит от Вашингтона, а не от Пекина

Будущее доллара

В конце марта глобальные финансовые рынки начали рушиться на фоне хаоса, вызванного пандемией нового коронавируса. Международные инвесторы немедленно стали искать утешения в долларе, как они поступали в период финансового кризиса 2008 года, и Федеральному резерву США пришлось сделать огромное количество долларов доступным для его глобальных партнеров. С момента окончания Второй мировой войны прошло уже 75 лет, но доллар до сих пор сохраняет первенство на мировой арене.

Сохраняющееся господство доллара весьма примечательно, особенно если учесть подъем развивающихся рынков и относительное ослабление американской экономики, — в 1960 году на долю Соединенных Штатов приходилось 40% мирового ВВП, а сегодня — только 25%. Однако статус доллара будет зависеть от способности Вашингтона пережить бурю сovid-19 и разработать такую стратегию, которая со временем позволит стране решить вопросы с ее национальным долгом и структурным бюджетным дефицитом.

Статус доллара имеет значение. Роль доллара как основной глобальной резервной валюты позволяет Соединенным Штатам платить более низкие ставки по долларовым активам, чем им прошлось бы в иных условиях. Не менее важно и то, что это позволяет Соединенным Штатам иметь более значительные торговые дефициты, сокращает курсовые риски и делает американские финансовые рынки более ликвидными. Наконец, это выгодно американским банкам, поскольку они имеют расширенный доступ к долларовому финансированию.

Тот факт, что доллару удавалось сохранять за собой такой высокий статус на протяжении столь длительного периода времени, — это историческая аномалия, особенно в контексте роста мощи Пекина. В настоящее время китайский юань обладает наибольшим потенциалом для того, чтобы взять на себя ту роль, которую сейчас играет доллар. Размеры китайской экономики, перспективы будущего роста, ее интеграция в глобальную экономику и все более активные попытки интернационализировать юань указывают на расширение роли китайской валюты в будущем. Но самих по себе этих условий будет недостаточно. И широко разрекламированные успехи Китая в области финансовых технологий — включая стремительное развитие мобильных платежных систем и недавний пилотный проект, в рамках которого Народный банк Китая приступил к тестированию цифрового юаня, — этого не изменят. Цифровая валюта, которую поддерживает центробанк, не меняет фундаментальную природу юаня.

Пекину предстоит преодолеть немало препятствий, прежде чем юань сможет стать по-настоящему главной глобальной резервной валютой. Помимо целого ряда радикальных мер ему необходимо будет достичь большего прогресса в процессе перехода к рыночной экономике, усовершенствовать систему корпоративного управления и создать эффективные, хорошо организованные финансовые рынки, которые заслужат уважение международных инвесторов, чтобы Пекин мог снять ограничения на движение капитала и превратить юань в рыночную валюту.

Вашингтон должен четко понимать, что на самом деле стоит на кону в его соперничестве с Китаем. Соединенным Штатам необходимо сохранять первенство в сфере финансовых и технологических инноваций, однако нет никакой необходимости преувеличивать воздействие китайской цифровой валюты на американский доллар. В первую очередь Соединенным Штатам необходимо сохранять те условия, которые изначально позволили доллару занять господствующие позиции: это динамично развивающаяся экономика, в основе которой лежат разумные макроэкономическая и фискальная стратегии; прозрачная, открытая политическая система; лидерские позиции в мировой политике, экономике и системе безопасности. Коротко говоря, сохранение статуса доллара будет зависеть не от того, что происходит в Китае. Оно будет практически полностью зависеть от способности Соединенных Штатов адаптировать свою экономику после окончания пандемии Covid-19 таким образом, чтобы она и дальше оставалась моделью успеха.

Конкуренция Китая в области финансовых технологий

Многие из тех, кто возвращается из Китая, с энтузиазмом рассказывают о том, насколько безналичной стала эта страна. От покупки еды в магазинчике за углом до помощи попрошайкам — теперь все расчеты в Китае осуществляются при помощи смартфонов и QR-кодов. Ряды банкоматов остались в прошлом. Китайские компании все активнее конкурируют друг с другом в области финансовых технологий, а китайские потребители являются их главными пользователями.

Эти факты регулярно наталкивают экспертов на мысли о том, что господство Китая в области финансовых технологий в скором времени поставит под угрозу глобальный статус доллара. Однако это не стоит считать серьезной угрозой — кроме того, Соединенные Штаты пока еще не отстают в сфере финансовых технологий. Китай не был пионером в области финансовых технологий, скорее он быстро перенял их и нарастил масштабы их применения. Китайские технологические гиганты Alibaba и Tencent первыми создали сервисы, делающие цифровые трансакции гораздо более эффективными, и привлекли огромный рынок клиентов, не имеющих счетов в банках, в первую очередь в сельских районах Китая. Масштабы использования их сервисов оказался феноменальным. К примеру, в 2018 году, объем мобильных платежей в Китае достиг 41,5 триллиона долларов.

Такой успех стал возможным в первую очередь потому, что существовавшая финансовая инфраструктура Китая была устаревшей, а государственная банковская система — неэффективной. Не менее важно и то, что кредитные карты в Китае так и не прижились, поэтому, когда смартфоны стали дешевыми и повсеместными, появилась возможность перепрыгнуть сразу от экономики наличных расчетов к мобильному банкингу.

Каким бы «безналичным» ни стал теперь Китай, многие американцы сегодня с трудом могут вспомнить, когда в последний раз они пользовались наличными деньгами, — если не считать мелкие покупки. Сегодня они могут мгновенно перевести деньги с одного банковского счета на другой без каких-либо потерь. Такие сервисы мобильных платежей, как Venmo и Apple Pay, работают так же хорошо, как и Alipay и WeChat. Однако в большинстве своем американцы до сих пор предпочитают кредитные карты, потому что пользоваться ими так же удобно, как пользоваться мобильными телефонами, а существующая финансовая система безопасна, эффективна и надежна.

Китайские технологические компании ускорили темпы внедрения инноваций, чтобы удовлетворить растущие потребности клиентов и компенсировать неэффективность китайской финансовой инфраструктуры. Более того, они начали экспортировать свои технологии в развивающиеся страны, чьи зарождающиеся экономики нуждаются в немедленном повсеместном распространении смартфонов и, таким образом, дают китайским компаниям удобную возможность захватить там долю рынка.

Форма и содержание

Хотя китайский центробанк мог бы запустить цифровую валюту уже в этом году, СМИ чаще всего преувеличивают то, насколько трансформационным окажется ее воздействие. Те, кто беспокоится о том, что появление китайской цифровой валюты может ознаменовать собой конец первенства доллара, не понимают одного: хотя форма денег, возможно, меняется, их суть остается прежней.

Цифровой юань так и останется китайским юанем. Никто не изобретает новые деньги. Символы, используемые при расчетах, возможно, изменятся, но возможности Китая по превращению юаня в резервную валюту будут зависеть от того же самого набора факторов, которые применимы к эмитенту этой валюты. И, хотя китайское правительство настаивает на использовании цифрового юаня для совершения торговых сделок в рамках своих попыток интернационализировать свою валюту, нефть и другое сырье до сих пор оцениваются в американских долларах.

То, что за американским долларом закрепился статус глобальной резервной валюты, вряд ли было предопределено заранее. Первенство доллара стало результатом сочетания исторической случайности, геополитических условий, сложившихся после окончания Второй мировой войны, политики Федерального резерва США, а также размеров и динамичного развития американской экономики. Сегодня «естественная монополия» американского доллара может показаться неотъемлемым элементом международной системы, но в первой половине 20 века американский доллар и британский фунт стерлингов, в сущности, имели равное положение в качестве резервных валют.

Со временем международная денежная система, вероятнее всего, снова подарит относительно одинаковый вес двум или более резервным валютам. Главным претендентом на этот статус сейчас является китайский юань, который уже стал резервной валютой наравне с иеной, евро и фунтом стерлингов. И, если не произойдет никакой катастрофы, то в обозримом будущем китайская экономика продолжит движение к превращению в крупнейшую экономику в мире. Кроме того, она станет первой крупной экономикой, оправившейся после коронавирусного кризиса.

Тем не менее, то, что китайский юань станет резервной валютой наравне с американским долларом, нельзя считать заранее предрешенным фактом. Чтобы достичь этого статуса, Китаю необходимо реформировать его экономику и создать рынки капитала с такими механизмами, которые могут обернуться для Пекина массой политических проблем. Реализация недавних китайских амбиций, потребовавшая подобных трансформаций, — таких как превращение Шанхая в полноценную глобальную финансовую столицу к 2020 году, — пока была приостановлена: финансовый центр попросту не может существовать, если в стране действуют жесткие инструменты контроля над движением капитала и если курс валюты не определяется рыночными механизмами. То же самое можно сказать и о перспективах превращения юаня в ведущую резервную валюту.

Хотя поддерживаемая Пекином цифровая валюта сама по себе вряд ли ослабит господство доллара, она может ускорить темпы интернационализации юаня. В странах с нестабильными валютами, таких как Венесуэла, цифровой юань — это весьма привлекательная альтернатива местной валюте. Такие китайские компании, как Tencent, которая уже обладает внушительным присутствием в развивающихся странах Африки и Латинской Америки, могут еще больше увеличить свое присутствие и долю на этих рынках за счет использования цифрового юаня. Это может повысить глобальный статус юаня и стать частью масштабной стратегии Пекина по проецированию экономического и политического влияния Китая за границей.

Поощрение инноваций в Соединенных Штатах

Пока Соединенным Штатам стоит меньше волноваться по поводу окончания эпохи первенства доллара в качестве глобальной резервной валюты и больше волноваться по поводу способности американского частного сектора внедрять новые финансовые технологии. Идея цифровой валюты пришла в голову не только китайцам, и ее могут продвигать не только центробанки. Финансовые инновации в области цифровых валют и мобильных платежей появляются и в американском частном бизнесе.

Между тем в эти новые технологии несут в себе внутренние риски. Без гарантий мощной защиты данных внедрить эти технологии повсеместно будет трудно. Более того, эти новые технологии могут способствовать отмыванию денег и другой незаконной финансовой деятельности, что тоже должно вызывать определенное беспокойство.

Кремниевая долина и Уолл-Стрит долгое время возглавляли кампанию по созданию финансовых инноваций, новых цифровых платформ для осуществления расчетов и новых форм денег. Если плоды этих инноваций будут воплощены в жизнь, американские компании смогут создать лучшую, самую безопасную и самую защищенную валюту в мире, оснащенную механизмами защиты от незаконной финансовой деятельности. В результате повышение эффективности и сокращение трансакционных издержек принесут заметную выгоду потребителям.

Таким образом, директивным органам необходимо найти баланс между уменьшением рисков, связанных с развитием этих новых технологий, и поддержкой способности частных американских компаний внедрять инновации. Опасность состоит в том, что чрезмерно усердные американские регуляторы могут повысить входной барьер для американских фирм, заставив их обслуживать интересы тех, кто предпочитает цифровые финансовые операции, а не тех, кто делает выбор в пользу традиционного банкинга, или тех, у кого вообще нет счетов в банках, — по данным Всемирного банка, в мире таких людей около 2 миллиардов, и большая часть из них живет в развивающихся странах с более слабыми финансовыми рынками и неустойчивыми валютами.

Превосходство доллара начинается на его родине

Стоит подчеркнуть, что Соединенным Штатам необходимо серьезно относиться к Китаю как к сильному экономическому конкуренту. Но, если говорить о превосходстве доллара, то основные риски исходят не от Пекина, а от самого Вашингтона. Соединенные Штаты обязаны поддерживать такую экономику, которая будет всему миру внушать ощущение надежности и уверенности. Если этого не делать, то со временем статус доллара окажется под угрозой.

Статус доллара — это отражение фундаментального здоровья американских политической и экономической систем. Чтобы защитить позиции доллара, американская экономика должна оставаться моделью успеха и образцом для подражания. А для этого необходима такая политическая система, которая способна реализовывать стратегию, позволяющую американцам достигать экономического процветания. Для этого требуется такая политическая система, которая способна поддерживать фискальное здоровье страны. В истории не было ни одного примера страны, которой удавалось бы долгое время удерживаться на вершине в отсутствие финансового благоразумия. Политическая система Соединенных Штатов должна быстро реагировать на современные экономические вызовы.

Экономический курс Соединенных Штатов за границей тоже имеет большое значение, потому что он влияет на авторитет Америки и во много определяет ее способность эффективно воздействовать на ход мировых событий. Чтобы сохранить лидерские позиции, Соединенные Штаты должны взять на себя инициативу по усовершенствованию глобальных норм и правил, которые управляют торговлей, инвестициями и конкуренцией в области технологий, чтобы они отражали реалии 21 века.

Вашингтон также должен помнить о том, что односторонние санкции — возможные благодаря первенству доллара — влекут за собой определенные издержки. Если использовать доллар в качестве оружия, это может подтолкнуть союзников и противников Соединенных Штатов к развитию альтернативных резервных валют — и даже, возможно, к тому, чтобы объединить силы в процессе. Именно по этой причине Евросоюз настаивает на дальнейшем расширении масштабов использования евро в международных расчетах.

Подобным же образом ответ на вопрос о том, станет ли юань важной резервной валютой наравне с долларом, будет определяться тем, сможет ли Китай перестроить свою экономику. Но, если Китай успешно реализует необходимые реформы, он создаст экономику, которая станет более привлекательной для экспорта американских товаров и услуг, и более благоприятные условия для американских компаний, работающих в Китае. Эти перемены принесут весомую выгоду Соединенным Штатам.

Ценность национальной валюты для ее держателей — это в конечном счете отражение основных экономических и политических показателей страны. То, как Соединенные Штаты будут развиваться в ближайшие годы после окончания коронавирусного кризиса, станет важной проверкой. В первую очередь Соединенные Штаты должны вести такую макроэкономическую политику, которая позволит им со временем решить вопросы с национальным долгом и структурным бюджетным дефицитом. Они не должны безрассудно растрачивать те основы, которые поддерживают их экономическую мощь и которые базируются на духе инноваций и эффективного управления. Если Вашингтон будет придерживаться этого курса, у нас будут все основания для того, чтобы доверять доллару.