16 июля 2007 09:54

Энергетика - новая 'холодная война'

Что можно сделать для обеспечения безопасности энергетических ресурсов - включая безопасности их переработки и транспортировки?

После того, как закончилась 'холодная война', мы начали понемногу привыкать к таким угрозам, как терроризм - когда у врага нет ни государства, ни определенной территории. Однако вскоре нам придется привыкать и к новым стратегическим вызовам. Один из них - проблема энергетической безопасности и использования минеральных топлив в качестве оружия, с помощью которого достигаются политические цели. Энергетическая безопасность должна стать в один ряд с безопасностью национальной и экономической.

Две недели назад Россия объявила о своем намерении присоединить 460 тысяч квадратных миль арктических ледников. Ученые утверждают, что среди природных ресурсов территории, на которую столь алчно нацелилась Россия - до 10 миллиардов тонн нефти и газа. Конечно, претензии Москвы смехотворны и не имеют под собой никакой юридической основы, но такие угрозы со стороны России Запад должен воспринимать очень и очень серьезно.

По объему добычи нефти Россия уже на равных соперничает с Саудовской Аравией. Что касается запасов газа, то их у России больше всех в мире - по различным оценкам, до 1680 триллионов кубических футов, что почти в два раза больше, чем у Ирана, занимающего по этому показателю второе место на планете. Если во времена 'холодной войны' мощь Советского Союза определялась в основном возможностями его армии и ядерного арсенала, то сегодня российская элита считает основой своей мощи именно энергетические ресурсы страны.

  Россия уже показала, что ради достижения своих внешнеполитических целей готова целенаправленно использовать свои энергетические ресурсы. Сначала Россия после двустороннего спора с Украиной снизила объем поставок газа в эту страну, а затем удвоила цену на газ для Грузии.

Теперь Россия объявила о программе перевооружения армии ценой в 189 миллиардов долларов. По этой программе, которая финансируется именно из нефтяных доходов, будет закуплено более тысячи новых самолетов и вертолетов, 4 тысячи новых танков и бронемашин. Также будет построен новый подводный флот, ядерные боеголовки будут размещены на новых ракетах. Иными словами, Запад настолько прочно увяз в нефтегазовой зависимости, что, отдавая свои деньги, тем самым усиливает угрозу против самого себя. И вот теперь сообщают, что Россия выходит из Договора об обычных вооруженных силах в Европе. После этого оборонная доктрина Путина будет вызывать еще большее подозрение. Есть и еще один источник трений - дело Литвиненко.

К сожалению, Россией дело отнюдь не ограничивается. Одна из основных угроз бесперебойности поставок энергоносителей, в особенности транспортным системам и инфраструктуре - терроризм. Недаром Усама бен Ладен (Osama bin Laden) называет нефтеперерабатывающие заводы 'стержнем', на котором держится мировая экономика. Эта угроза реальна, и прошлогодняя попытка "Аль-Каиды" напасть на завод Алькаик в Саудовской Аравии - тому яркое подтверждение.

Это нападение не удалось, но в будущем возможны другие, с еще более печальными последствиями для мировой экономики. Достаточно одного нападения на какой-нибудь супертанкер в Малаккском проливе, чтобы цены на нефть взвились в самые небеса и опрокинули экономики, едва-едва справляющиеся с нынешними ценами на 'черное золото'. Если морские поставки нефти, например, в Японию хотя бы ненадолго прервутся, весь мир охватит кризис недоверия. Для развивающихся стран неожиданное повышение цен на топливо перечеркнет все усилия по помощи или списанию долгов. Жестокой реальностью нашего мира станет 'топливная нищета'.

Поэтому, опасаясь угрозы терроризма, мы имеем для этого все основания. Еще в 2002 году террористы из "Аль-Каиды" таранили начиненной взрывчаткой лодкой французский танкер у берегов Йемена, однако тот, к счастью, не затонул.

Глобальная система распределения поставок энергоносителей сегодня такова, что мы становимся особенно уязвимыми в 'узких местах' по всему миру, каковыми являются транспортные маршруты. Сегодня угроз гораздо больше, чем тогда, когда достаточно было патрулировать Ормузский пролив: сегодня это и Панамский канал, и вход в Красное море, и моря Юго-Восточной Азии.

Так что же можно сделать для обеспечения безопасности энергетических ресурсов - включая безопасности их переработки и транспортировки?

Здесь огромную роль должен сыграть Европейский Союз. Особенно важно с его стороны противостояние России. Необходимо положить конец двусторонним сделкам, с помощью которых Кремль, предоставляя одной стране за другой некие 'особые' условия, фактически разделяет Европу и властвует над нею. В это дело должна вмешаться Комиссия [судя по всему, имеется в виду Еврокомиссия - прим. перев.], задача которой - прекратить протекционизм, выступить против национальных монополий и создать реально свободный рынок энергоносителей. Необходимо также улучшить систему перетока энергии из одних стран в другие, чтобы не дать возможности Кремлю 'перекрывать кран' тем, кто по каким-либо причинам ему не понравился.

Однако в одиночку у ЕС не хватит сил выполнить все это. Главным элементом обеспечения энергетической безопасности Запада должна стать НАТО. На то, чтобы провести в жизнь сколько-нибудь амбициозный план по энергобезопасности, у ЕС нет ни военной силы, ни политической воли. Если ЕС не выдерживает сравнения с Россией в политическом отношении, то в военном и подавно. Например, Жозе Сократеш (Jose Socrates), премьер-министр Португалии и нынешний председатель ЕС, недавно совершенно ясно сказал: он не собирается начинать противостояние с Россией.

К тому же, членами Европейского Союза не являются ни Норвегия, ни Турция, имеющие огромную ценность как члена НАТО. Без поддержки этих двух стран и без сотрудничества с ними никакая стратегия энергетической безопасности просто не может быть проведена в жизнь. Во время 'холодной войны' и то, и другое государство играли в НАТО ключевые роли, так как непосредственно граничили с Советским Союзом. Их геополитическое значение сохранилось и после окончания 'холодной войны': Турция - это ворота на Кавказ и в Каспийский бассейн, богатые природными ресурсами; Норвегия расположена близ столь же богатого Северного Ледовитого океана. Повышение значимости НАТО в обеспечении энергетической безопасности - это фактор престижа Турции, который немного откроет кислород, перекрытый близорукостью, проявленной некоторыми влиятельными членами ЕС в отношении ее присоединения к Союзу.

Вопрос обеспечения энергетической безопасности настолько сложен, что поневоле возникает соблазн обратиться на сторону и думать, что кто-нибудь решит его за нас. Между тем, обеспечение энергетической безопасности - это прежде всего защита морских путей и трубопроводов. В нынешней мировой экономике, характеризуемой взаимозависимостью и общими рисками, для обеспечения бесперебойного снабжения энергией необходимы новые международные договоренности и системы. В таком проекте весьма логично обратиться к НАТО, у которой для этого есть и военные, и политические ресурсы. Необходимость этого налицо: угроза реальна, и слишком велики последствия легкомысленного к ней отношения.

Лайэм Фокс - министр обороны 'теневого кабинета'* Великобритании

* * *

* 'Теневой кабинет' - парламентская политическая структура, применяемая в странах, входящих либо ранее входивших в Британское Содружество наций и использующих т.н. 'Вестминстерскую систему' государственного управления (Великобритании, Канаде, Австралии, Новой Зеландии, Индии, Ирландии, Малайзии и др.). Партия, победившая на выборах по мажоритарной системе, единолично образует кабинет министров, а крупнейшие оппозиционные партии выделяют из своей среды депутатов парламента, каждый из которых 'тенью' следит за деятельностью того или иного министра, критикует ее в парламенте от лица своей партии и в случае ухода правительства в отставку способен немедленно занять соответствующий пост в действующем кабинете. (Вернуться к тексту статьи)

Автор
The Times (Великобритания)
НОВОСТИ / Энергетика