30 августа 2007 14:05

Растащат по атому

Кто защитит ядерный комплекс Украины?

Растащат по атому

13 августа Президент Украины подписал указ о приостановке действия постановлений Кабмина о создании госконцерна «Укртатомпром», пока легитимность его существования в нынешнем виде не определит Конституционный Cуд. Но не только создание и деятельность этой структуры выглядит крайне сомнительно с юридической точки зрения. Уже 15 августа министр промышленной политики Анатолий Головко заявил о необходимости создания энергомашиностроительного объединения на базе «Турбоатома», включенного, как известно, в «Укратомпром». Будет ли создан такой концерн, или госконцерн продолжит свою деятельность, не соответствующую интересами страны и угрожающую национальной безопасности?

Более чем нелигитимным можно назвать и пребывание экс- народного депутата, экс-социалиста и нынешнего регионала Андрея Деркача на посту главы «Укратомпрома». Ведь это противоречит Кодексу законов о труде, Хозяйственному Кодексу и ряду других нормативно-правовых актов, которые запрещают одновременно руководить двумя хозяйствующими субъектами. Деркач же является гендиректором ГК «Укратомпром» и президентом входящего в этот концерн НАЭК «Энергоатом». Кроме того, постановлением о назначении Деркача генеральным директором концерна утвержден также устав «Укратомпрома», в котором указан уставной фонд в размере 21 миллиарда гривен, хотя законодательство не предусматривает уставного фонда у подобных структур.

Еще одним нарушением закона стала довольно сомнительная процедура передачи имущества в уставной фонд «Укратомпрома» от вошедших в состав концерна предприятий. Достаточно сказать, что ее провели без предварительного согласования с соответствующими ведомствами. В результате в уставном фонде концерна каким-то образом оказались предприятия, числящиеся в перечне объектов государственной собственности и не подлежащие приватизации.

Но если появление «Укрпатомпрома» «несколько» противоречит украинскому законодательству, то российской атомной промышленности деятельность этого концерна должна принести несомненную выгоду.... Именно для этого и служат соглашения, подписанные 4 июня в Киеве Деркачем и главой Федерального агентства по атомной энергии Российской Федерации Сергеем Кириенко. Они предусматривают ориентацию Украины на российские атомно-энергетические технологии и использование предприятиями РФ украинской сырьевой и промышленной базы.

И снова речь у нас пойдет о процедуре. Потому что подписание этих протоколов о намерениях происходило довольно странно: Кириенко, высокий правительственный чиновник в ранге министра заключил соглашение всего лишь с руководителем украинского, пусть и государственного, предприятия. Деркач при этом не имел никаких директив (хотя бы правительственного уровня) на ведение подобных переговоров, не говоря уже о парафировании документов межгосударственного характера. При этом само подписание носило тайный характер, и соответствующие документы были обнародованы лишь впоследствии, когда факт заключения договоренностей получил общественный резонанс. Такая («кулуарная») процедура указывает на то, что стороны осознавали нелегитимность своего поведения и могли предвидеть дальнейшую судьбу подписываемых документов.

Но самое интересное случилось уже через два дня после заключения соглашения Деркач-Кириенко. 6 июня, по инициативе руководства «Укратомпрома», Кабмин предложил Верховной Раде позволить корпоратизацию четырех наиболее ценных и важных для россиян украинских государственных предприятий, которые входят в состав «Укратомпрома». Помимо этого, в соответствии с отдельным поручением главы НАЕК «Энергоатом» Деркача предусматривалось передать «Укратомпрому» имущество обособленного подразделения «Энергоатом» — Хмельницкой АЭС, а также госпредприятия «Восточный ГОК» для наполнения уставного фонда концерна «Укратомпром» и корпоратизации отмеченных объектов «с целью привлечения инвестиций в разработку урановых месторождений и строительства энергоблоков №3 и №4 Хмельницкой АЭС».

В украинских реалиях корпоратизация госпредприятий, как правило, приводит к теневой приватизации и потере контроля государства над активами этих предприятий, которые, заметим, имеют стратегическое значение для обеспечения энергетической безопасности страны. Схемы подобной «корпоратизации» давно и хорошо отработаны (допэмиссия с размыванием государственной доли, продажа акций, приватизация менеджментом, рейдерство и бесконечные суды по малейшему поводу). Этот процесс вокруг «Атомпрома» уже пошел...

Интерес россиян к украинским предприятиям атомной отрасли, обладающим значительным сырьевым, производственным и научно техническим потенциалом, огромен. Сегодня российская корпорация ТВЭЛ осуществляет 17% всех продаж свежего ядерного топлива в мире. При этом добыча урана в России далеко не полностью удовлетворяет ее внутренние потребности. Украина же входит в десятку стран-лидеров по запасам урана. По данным МАГАТЭ, атомные месторождения нашей страны оцениваются в 95,7 тысячи тонн, из них более чем 62 тысячи сосредоточены — в Кировоградской области. Таким образом значение украинских месторождений для россиян колоссально — получив пакеты акций в Восточном ГОКе и на разрабатываемом Новоконстантиновском месторождении, «Росатом» возьмет под контроль добычу украинского урана и производство из него концентрата, полностью обеспечив свои потребности в ядерном сырье. Чтобы понять «цену вопроса», достаточно вспомнить, что за последние 4 года стоимость закиси урана увеличилась в 15 раз — с $20 до $300 за килограмм.

Бойко идет торговля также и украинскими научными ресурсами. В конце апреля стало известно, что генеральный проектировщик всех украинских атомных энергоблоков ОАО «Научно-исследовательский институт киевский «Энергопроект» сменил акционеров, продав часть своих акций российскому ОАО «Группа Е4» и действующему в ее интересах ЗАО «Капитал-инвест». На двоих эти структуры сконцентрировали 49,99% акций, но не остановились на достигнутом и продолжают скупать их у физических лиц. Фактически Украина продала своего проектировщика АЭС российским конкурентам. Аналогичная судьба постигла и харьковский «Энергопроект» — в конце июня российская компания «Силовые машины» купила более 80% акций ЗАО «Трудовой коллектив «Харьковский научно-исследовательский и проектно-конструкторский институт «Энергопроект».

Интересно, что «Силовые машины» претендуют и на другое украинское предприятие — «Турбоатом», и именно этой заинтересованностью россиян продиктовано включение харьковского турбинного завода в состав «Укратомпрома». «Силовые машины» давно мечтают сделать «Турбоатом» своим постоянным субподрядчиком, или, как выразился Сергей Кириенко, «вмонтировать» украинский завод в российскую атомную промышленность.

Судя по всему, процесс его превращения в подмастерье «Силовых машин» уже начался. 8 августа в Мехико были оглашены итоги тендерных торгов, по результатам которых ОАО «Турбоатом» совместно с ОАО «Силовые машины» выиграли конкурс на поставку гидротурбинного оборудования для местной ГЭС «Ла Еска». Характерно, что итоги мексиканского тендера были представлены как большая победа украинского производителя, однако на деле «Турбоатом» играет в этом контракте второстепенную роль — да и не может быть равного партнерства между структурами, оборот которых имеет десятикратную разницу, естественно, не в пользу украинского предприятия.

Как же удается г-ну Деркачу проворачивать такие сделки? Очевидно, что его деятельность курируется и поддерживается на самом высоком правительственном уровне. Напомним, что Андрей Леонидович включен в предвыборный список Партии регионов под «проходным» номером 96. Кто являлся главным лоббистом этого включения, понять нетрудно. Это, конечно, был не Борис Колесников, неудачно съездивший в Москву и не удостоившийся аудиенции Путина, и не Виктор Янукович, хорошо помнящий, как осенью 2004 года Деркач выиграл дело о бездеятельности правительства на ниве обеспечения ядерной и радиационной безопасности из-за невыполнения ряда важных программ в сфере ядерной энергетики. Неприязнь премьера оказалась настолько глубокой, что он даже отказался во время своего визита в Енакиево от участия в организованных Деркачем торжествах по случаю пуска второго гидроагрегата Ташлыцкой ГАЭС.

«Крестным отцом» Деркача эксперты называют вице-премьера Андрея Клюева, постепенно берущего в свои руки бразды правления в предвыборном штабе регионалов, где пока официально властвует Колесников. Собственно, вице-премьер и был движителем создания «Укратомпрома». Ведь первоначально планировалось создание совсем другого — подчиненного Министерству промышленной политики концерна — «Укрэнергомаш». Это была попытка запустить программу поддержки национального энергетического машиностроения в Украине. Минпромполитики планировало создать государственную корпорацию, которая бы объединила крупнейшие профильные предприятия отрасли — «Турбоатом», Харьковский государственный приборостроительный завод им. Шевченко, Харьковский электромеханический завод и завод «Электротяжмаш». Создание корпорации по управлению этими госпредприятиями позволило бы оптимизировать работу отрасли и создать замкнутый цикл производства высокотехнологичного оборудования для электростанций, востребованного на внешнем и внутреннем рынке. Однако в итоге был избран вариант «скрещивания ужа с ежом», разработанный, извините за рифму, Деркачом. В результате производитель турбин — «Турбоатом» был включен в состав «Укратомпрома», главная целью которого — создание замкнутого ядерно-топливного цикла.

Сегодня Минтопэнерго не спешит выполнять указ Президента страны и даже заявил, что это сделать просто невозможно. Ну что ж, подождем решения Конституционного Cуда.

 

Автор
День
Источник
НОВОСТИ / Энергетика