03 декабря 2021 11:15

Страна виртуальных реакторов

О том, как Westinghouse и «Газпром» ищут деньги в украинской атомке – читайте в статье

Страна виртуальных реакторов

Над заявлением компании Westinghouse и НАЭК «Энергоатом» о строительстве в Украине большого числа реакторов не посмеялся только ленивый, ведь речь идет о 14 новых реакторах при явной неспособности достроить даже один. Мы бы тоже посмеялись над планами НАЭК, но их последствия слишком серьезны.

Начнем с того, что у обеих высоких договаривающихся сторон разные цели и задачи. Westinghouse надо продать два комплекта оборудования реакторов АР1000, оставшихся от провалившегося строительства в США. По условиям контракта с тамошними строителями, компания должна это сделать до 2025 года, желательно подороже. Чем она и занимается.

Собираются отправить эти комплекты на Хмельницкую АЭС. Молодцы, что тут скажешь.

При этом сама Westinghouse строить реакторы в Украине и не планирует. Вообще, то есть совсем. Попытка построить что-либо самостоятельно в США привела к банкротству компании, дикому (более чем вдвое) перерасходу средств и срыву всех назначенных сроков.

Урок усвоен: больше Westinghouse в генеральные подрядчики не лезет. На сегодняшний день официальная позиция компании: лучше контролировать процесс строительства, а в будущем поставлять свое, реально отличное, топливо.

Подписание договора с Westinghouse

Партнеры очень верят в нас: «Украина имеет сильную ядерную промышленность, включая конструкторов и поставщиков. Это вселяет большую уверенность в способность «Энергоатома» и Westinghouse успешно поставить запланированные блоки AP1000, используя уроки, извлеченные из шести других блоков AP1000 Westinghouse (о двух брошенных скромно забыли. — И.М.), а также богатую историю НАЭК по строительству и эксплуатации реакторов с водой под давлением (это еще о советских ВВЭР-100. — И.М.)».

Заодно в Штатах уточнили, что график строительства и сроки ввода в эксплуатацию новых реакторов относятся к компетенции «Энергоатома», и именно он будет «нести главную ответственность за эти направления». Все честно.

Проблема в том, что для этого сценария у обеих сторон не хватит денег, так что придется искать кредитные.

Для обеспечения сделки Westinghouse попробует привлечь финансирование. Этот вопрос обсуждают с американским Эксимбанком и DFC (Международной финансовой корпорацией развития США). Причем речь идет о товарном кредите, то есть конкретно о поставке зависшего на складах оборудования.

Озвучивались (не банкирами) ожидания низких процентов и сроков кредитования до 18 лет. Но нужна и украинская часть: НАЭК пытается получить госгарантии под сделку.

И мало того, что суммы довольно приличные, есть и другие нюансы. Американские блоки, по сверхоптимистичному сценарию, будут только после 2028 года. Прогнозировать традиционный для «вестовских» проектов срыв сроков лет на пять пока не будем. Фокусов хватает и без этого.

А значит, впереди у наших атомщиков и челобитная, и принятие закона Украины о выделении госгарантий для… «Газпрома». Ведь года за три до американских обещают ввести в эксплуатацию третий блок на Хмельницкой АЭС (анонсировано на 2025-й). Причем с реактором чешской «Шкоды» (Škoda JS), которая принадлежит нашему любимому «Газпрому». На то, что эта компания находится под санкциями США, закроем глаза.

Суммы там поменьше, ведь часть оборудования есть, но тоже немаленькие. Но чехи не изготавливали реакторы уже лет тридцать, так что потребуется соответствующее оснащение и прочее. Тем более еще недавно предполагалось, что «Шкоде» закажут два ректора, а не один. К тому же речь идет о разовой сделке, поскольку ректор такого типа больше никому в мире не нужен. (Прям эксклюзивная сумка Марины Порошенко за полмиллиона.)

В сумме все это нехило повышает итоговую цену, если сделка, конечно, состоится. Как, собственно, все запланированные «Энергоатомом» сделки. В общем, езда НАЭК по целевым ушам...

По факту пока подписано два соглашения: одно — о закупке услуг Westinghouse по проектированию энергоблоков, второе — о закупке тренажера для реакторов и оборудования с длительным сроком эксплуатации.

Зачем покупать тренажер за десяток лет до пуска блока, отвечают крайне невнятно: «АР1000 — новая технология для нас. Уже сейчас нужно начать обучение инспекторов, чтобы они потом начали обучать персонал. Мы не хотим на это тратить время потом, поэтому закупаем тренажер в первую очередь». А что, вроде логично же.

Забавно, но в Westinghouse утверждают, что AP1000 намного проще в эксплуатации и обслуживании: «Уверены, что операторы «Энергоатома» будут очень довольны, когда начнут узнавать о существенных преимуществах, которые реактор предоставляет своим операторам». Ну да, за годы виртуального управления точно натренируются. Было бы любопытно озвучить цену покупки. А норму комиссионных сами узнаем, позже.

Вообще в происходящем избыточно много виртуального. «Энергоатом» недрогнувшей рукой рисует восемь новых блоков на двух не менее виртуальных площадках. В твердой уверенности, что «либо ишак, либо падишах», и никто вспомнит об этой презентации лет через десять. Президента Украины тут почтительно не считают ишаком, — просто он любит приятные новости.

Еще несколько лет назад в презентациях хоть немного пытались играть в реальность. Сейчас полет фантазии не ограничивают. Но если о презентации в 2030 году точно не вспомнят, то кредит вряд ли простят.

Спрашивать, с кем и как это согласовывалось, у специалистов бессмысленно. Стоимость тех пяти реакторов, которые мелькали в сентябрьском меморандуме, НАЭК и Минэнерго согласовали уже после озвучивания разных цифр — то 25 млрд долл., то 30 млрд. Да и бог с ним, бумага все стерпит, вы, главное, дайте госгарантии под импорт.

А ведь при закупке товаров с признаками неликвида (лежит уже лет пять и будет лежать минимум столько же) покупателю полагается неплохая скидка, процентов 25–30. Но это при нормальной сделке. Очень хочу надеяться, что наши переговорщики не докатятся до наценки за срочность.

И если мы не хотим появления в Украине просто еще одной кучи кредитного металлолома, необходим жесткий и конкретный анализ причин проблем постройки блоков АР. Ведь были сорваны абсолютно все сроки строительства всех реакторов этого типа.

Даже лояльный американский профильный сайт Nuclear Engineering International без восторга относится к Westinghouse, отмечая: «…пока ни один реактор AP1000 не находится в эксплуатации, за исключением четырех в Китае, строительство которых было завершено при значительном участии Китая. Два блока на АЭС Vogtle в США постоянно сталкиваются с задержками и техническими сбоями».

Китайцы реально продемонстрировали, что значит «участие». Правда, сроки ввода и там были сорваны почти на пять лет. Зато смету они превысили всего на четверть.

По сравнению с США, где из четырех блоков два бросили (именно с них нам продают барахлишко) и был перерасход ресурсов вдвое, у китайцев реально прекрасный результат. Правда, новых блоков АР1000 почему-то и они пока не строят.

Между прочим, из четырех установленных реакторов ни один не был изготовлен в США, — два в Южной Корее и следующие два уже в Китае. И процент локализации с 22 на первом блоке вырос до 70 на четвертом.

У нас вяло и без подробностей говорят, что в светлом будущем локализация достигнет 60%, а потом так вообще «Украинский реактор». Когда потом, не уточняют.

И если американцы — молодцы, потому что плотно и настойчиво работают над сбытом зависших активов, то мы преуспеваем пока лишь с рисованием презентаций.

С металлом печальнее. Для любого строительства, что с россиянами, что с американцами, требуются тысячи специалистов, а их по факту у нас нет.

Управления капитального строительства тех же Хмельницкой и Ровненской АЭС, обеспечивавшие ввод блоков в эксплуатацию в 2004 году, давно канули в Лету.

Что у нас со строительными кадрами, видно по возведению бассейнов охлаждения Южно-Украинской АЭС. Запланировав в начале 2016-го построить все за три года, завершат только в 2022-м с более чем вдвое выросшей стоимостью. Даже оперативный штаб не помог. А это, кстати, несложный проект, на порядки проще новых блоков.

Кстати, когда там все сроки полетели к черту, в штабе срочно заговорили о… постройке нового блока на Южно-Украинской АЭС. А о бассейнах стали писать одной фразой, в конце.

Так что с великими планами у нас все в норме при всех руководствах НАЭК. При нынешнем просто обострилось. И вопросов, соответственно, громадье, но главный: а почему не был объявлен конкурс? Почему не пригласили южнокорейские, французские фирмы (китайские точно не одобрит Вашингтон)? Но ответ, увы, очевиден: у них нет лежащего на складе оборудования, которое надо сбыть для расчетов с подрядчиками. Се ля ви, ребята.

И история для разрядки: «Встретились два трейдера. Один продал другому два вагона повидла. Ударили по рукам. Затем один пошел искать деньги, другой повидло. И никто не подумал о вагонах».

Автор
Зеркало Недели
Источник
НОВОСТИ / Энергетика