21 февраля 2022 18:02

Международная финансовая помощь Украине: кто, сколько и зачем

О том, кто и почему помогает Украине во время российской агрессии – в статье

Международная финансовая помощь Украине: кто, сколько и зачем

Еще в январе замглавы офиса президента Ростислав Шурма заметил, что Украина будет договариваться с западными партнерами о формировании пакета финансовой помощи, которая должна гарантировать стабильность украинской финансовой системы независимо от того, как будет развиваться ситуация. И даже конкретизировал желаемое, предположив, что 3–5 млрд долл. — достаточный объем для подушки безопасности, которая нам может понадобиться.

На беду, ситуация развивается по наихудшему для нас сценарию. К счастью, чем громче Россия громыхает оружием на нашей границе, тем быстрее партнеры соглашаются нам помогать, очевидно, компенсируя чувство вины за спровоцированную чрезмерно тревожными заявлениями панику.

Сейчас желающих нам помочь много.

  • Евросоюз выделит Украине 31 млн евро от Европейского фонда обеспечения мира и 1,2 млрд евро макрофинансовой помощи, первый транш которой в 600 млн является безусловным, второй зависит от прогресса в реформах и сотрудничества с МВФ. Еще 120 млн евро от ЕС мы получим в форме грантов.
  • США предоставили 300 млн долл. помощи в сфере безопасности, в том числе 75 млн на приобретение летального вооружения, и 1 млрд долл. кредитных гарантий, возможность использования которых также привязана к успехам экономических реформ и сотрудничеству с МВФ.
  • Дания выделила Украине 73 млн евро в рамках программы европейского соседства DANEP 2022–2026 и еще 22 млн евро по программе мира и стабилизации, направленной на усиление сектора обороны Украины.
  • Канада предоставила Украине 50 млн канадских долларов технической и гуманитарной помощи и два займа в 95,5 млн и 400 млн долл. на обеспечение экономической устойчивости.
  • Франция озвучила выделение 1,2 млрд евро программного финансирования, которое может быть использовано на конкретные проекты развития, из них в кредит выдадут до 200 млн, остальное — кредитные гарантии.
  • Германия согласилась на предоставление кредита в 150 млн евро.

В общем около 4,5 млрд долл. помощи. Если ко всему перечисленному добавить еще 2 млрд долл., которые мы можем получить в первом полугодии этого года по действующей программе с МВФ, то сумма превысит даже смелые ожидания офиса президента.

Не плохо, если положиться на слова президента, оценившего потери украинской экономики от текущего кризиса в 12,5 миллиарда гривен. На самом же деле потери больше, в целом с конца октября прошлого года из-за нарастающих панических настроений Украины отток частного капитала составил более миллиарда долларов, дивидендов вывели из страны более чем на 3,5 миллиарда долларов (объемы выросли почти втрое). Только по этим двум позициям наши потери уже сравнялись с обещанной нам помощью. А ведь у нас и портфельные инвестиции в «минусах», и торговые кредиты там же, и потери по ОВГЗ. В 2020 году наш платежный баланс был профицитным и мы получили из-за рубежа на 5,3 млрд дол. больше, чем совершили внешних платежей. Сейчас наш платежный баланс, по предварительным данным НБУ, в «минусе» на 2,5 млрд долл., а год и паника только начались.

Зеленский прав, когда говорит о том, что наши партнеры должны нас поддержать не только морально, но и финансово. Нет, не потому что в противном случае не хватит денег на дороги, это он из жадности ляпнул. Потому что мы действительно очень дорого платим только за то, что находимся в авангарде противостояния с Россией и если масштабная война все-таки будет - заплатим еще больше, но уже не мы одни, а и все наши союзники. Рисков тьма: безопасность в целом регионе, гуманитарная катастрофа, миграционный кризис, разрушение торговых связей, цепочек поставок, финансовые проблемы. Немало поводов поддержать Украину, согласитесь.

Особенно учитывая как наши проблемы с привлечением средств на внутреннем рынке, так и невозможность что-либо взять в долг на внешних рынках.

В этом году Министерству финансов надо только на внутреннем рынке привлечь 430 млрд грн для финансирования бюджетного дефицита, а спрос на правительственные ценные бумаги практически исчез. 15 февраля Минфин смог взять взаймы на внутреннем рынке всего 66 млн грн — это очень мало, для сравнения, год назад на одном аукционе мы могли привлечь около 10–13 млрд. И это Минфин уже повысил ставки по ОВГЗ, чтобы хоть как-то заинтересовать инвесторов. Как видим, не сработало, — интересными вложения в государство, стоящее на пороге масштабной войны, точно не назовешь.

И проблема не только в отсутствии спроса, но еще и в количестве тех заемщиков, которые хотят продать наши ценные бумаги. В начале 2022-го у нерезидентов было ОВГЗ на 93 млрд грн, на середину февраля — уже на 78 млрд грн. Причем продают они эти ОВГЗ преимущественно украинским банкам, создавая конкуренцию тому же Минфину и еще больше сокращая объемы продажи ОВГЗ на минфиновских аукционах. И чем больше нерезиденты продают, тем выше давление на наш валютный рынок, сглаживать колебания на котором можно, только продавая доллар из резервов Нацбанка, чтобы удовлетворить чрезмерный спрос на него. Резервов у нас вроде бы и достаточно, но бережливость на сегодняшний день точно не будет лишней.

Год только начался, хотя и неплохо, госбюджет по доходам даже перевыполнен на 10,5 млрд грн по итогам января, но власть не чувствительна к будущим угрозам и экономить вроде бы вообще не собирается. 3 миллиарда из этих избыточных десяти пойдут на выплаты по 500 грн всем вакцинированным бустерной дозой. И это не конец аттракционов невиданной щедрости, нам еще закупать смартфоны для людей старше 60 лет, которых в Украине около 8,5 миллиона, причем выдавать смартфоны планируют уже с апреля, то есть расходы будут неотложными. Не останавливаются ни программы льготного кредитования, у которых сомнительный экономический эффект, ни льготные ипотеки, ни какие-либо инфраструктурные расходы, включая абсурдное строительство Президентского университета.

Если Минфин не сможет взять в долг 430 млрд грн, эта жизнь на широкую ногу закончится довольно быстро, — в бюджете не хватит средств для покрытия всех расходов, а при утвержденном дефиците в 189 млрд страна просто вынуждена будет остановить финансирование всех статей, кроме «защищенных», то есть зарплат, пенсий и соцвыплат.

С займами на внешних рынках все еще сложнее, риск широкомасштабной войны фактически делает невозможными любые попытки Украины найти там покупателей на наши ценные бумаги даже при том, что планировали мы там заимствовать только 150 млрд грн.

Поэтому любая финансовая поддержка сейчас очень ценная для Украины. Но воспользоваться предоставленными возможностями тоже надо уметь.

Прежде всего отметим, что в основном речь идет о кредитных средствах, хотя и на очень выгодных условиях и под 2-3% процента, которые при текущей ситуации Украине иначе никак не получить. Но возвращать их все равно придется.

Макрофинансовая помощь ЕС будет использована для поддержания нашего платежного баланса, то есть как раз на покрытие того бюджетного дефицита, который, скорее всего, в дальнейшем будет только расти. Другие кредиты подвязаны или под проекты развития, которые еще надо уметь реализовать, или под реформы, с которыми у нас тоже обычно сложно.

Предоставленные нам кредитные гарантии — это вообще не деньги как такие. Это гарантии покрытия рисков со стороны их предоставителей в случае невозврата взятого Украиной займа. Да, при наличии таких гарантий шансы нашей страны вернуться на рынки внешних заимствований еще в этом году существенно растут. И Украина уже неоднократно с 2014 года использовала фингарантии Соединенных Штатов. Но предоставление в этом году обещанных госгарантий еще должен поддержать Конгресс США. К тому же и второй транш «макрофина» от ЕС, и гарантии Штатов напрямую будут зависеть от успехов в сотрудничестве Украины с МВФ. Конечно, власть рассчитывает, что пересмотр текущей программы произойдет по плану — в марте этого года, и, учитывая обстоятельства, будет просить МВФ об объединении оставшихся траншей, чтобы получить упомянутые 2 млрд долл. сразу.

Но выполним ли мы все обещанное фонду, если среди обещаний есть такие болезненные для действующей власти вопросы, как независимая антикоррупционная прокуратура и честный конкурс на независимого главу НАБУ. Не так уж это и просто, если украинское правительство в течение двух дней принимает два решения, обесценивающие конкурсы и на главу НАБУ, и на руководителя САП, и оба эти решения — незаконны. При этом делает это правительство тайно от нас, без каких-либо анонсов и трансляций, но точно не от Банковой. Добавим к этому заявления МВФ-скептиков, которые так боятся внешнего управления, что теряют какой-либо здравый смысл и на что угодно готовы, лишь бы испортить отношения с фондом. Нет, они не фанатики-эмвээфофобы, они отрабатывают политическую повестку дня тех, кому не по душе все эти прозрачные конкурсы, независимые кандидаты, да и какие-либо реформы и изменения, угрожающие потерей влияния и ручного управления в стране.

В свое время мы уже вспоминали главу парламентского налогового комитета пана Данила Гетманцева, который не видит оснований для продолжения сотрудничества с МВФ, несмотря на очевидные для всех риски для госфинансов. Присоединился к нему и глава правления НАК «Нафтогаз Украины» Юрий Витренко, который, по данным источника редакции, буквально срывает предварительные договоренности Украины и США о предоставлении финансирования в 5 млрд долл. на закупку 8–10 млрд кубометров сжиженного газа в Катаре, но, конечно, при условии продолжения реформ и сотрудничества с МВФ. Витренко хорошо знает, что этот отопительный сезон Украина завершит с минимальным газовым запасом, как и то, что лишних денег для его пополнения у нас нет. Но он убежден, что лучше повысить ренту для местных газодобытчиков, убить собственную и без того мизерную добычу и с рентных денег покупать газ, чем продолжать сотрудничество с МВФ, Всемирным банком и остальными партнерами.

На самом деле сейчас мы должны продолжать сотрудничество с нашими западными партнерами, даже если будем купаться в деньгах, поскольку даже в условиях деэскалации угроза будущих кризисов никуда не денется, как и наша уязвимость. Агрессивный и непредсказуемый сосед — вот наша угроза, он в любой момент может спровоцировать очередной кризис и усложнить нам жизнь. Последние месяцы показали, насколько мы до сих пор уязвимы и как быстро может измениться ситуация в госфинансах даже при неплохом бюджетном планировании и макрофинансовой стабильности в государстве. Надо приложить максимум усилий, чтобы не только порадоваться, но и воспользоваться в полном объеме предоставленной нам подушкой безопасности.

Автор
Зеркало Недели
Источник
НОВОСТИ / Финансы