09 декабря 2019 11:58

Скворечники и дятлы

Созданная президентом картинка возврата трудовых мигрантов в Украину выглядит красиво, внушительно, однако малореализуема.

Скворечники и дятлы

Президент обратился к украинцам, которые живут и работают за границей, с призывом вернуться, а в качестве стимула пообещал льготные кредиты, которые помогут мигрантам основать собственный бизнес в Украине: "Возвращайся и оставайся! Мы дадим тебе полтора миллиона на пять лет и под 5% годовых. Начнешь свое дело. Заживешь без суеты и мытарств, дома с семьей, родней...". 

Красивая картинка, сериальная. Жаль, от реальности она оторвана.

Куда вернуть?

Проще всего попытаться вернуть "маятниковых" мигрантов, эти пока еще не отрезали пуповину окончательно. Они уезжают работать в ЕС на 90 дней разрешенного безвизового пребывания, а потом возвращаются, чтобы снова уехать. Это 90 дней рабства: изнурительного ежедневного труда, сна в общих бараках для заробитчан, плохого питания, унижений от местных и самоограничений ради экономии. Главный мотиватор этих людей — зарплаты, которые лишь по сравнению с украинскими можно считать высокими.

Что получит "маятниковый" мигрант, согласившись на щедрое предложение президента? Он пойдет регистрироваться как физическое лицо-предприниматель в стране, у которой отношения с мелким бизнесом хронически сложные. Где регулярно закручивают гайки честным и белым, чтобы детенизировать экономику, но в упор не замечают "схемщиков", работающих с размахом торговых сетей. Где налоговые изменения — постоянный процесс, а улучшение бизнес-климата — вечный приоритет.

Уже на подходе к налоговой начинающий предприниматель обнаружит, что полупустая парковка возле здания только для сотрудников, но не для клиентов. А зайдя внутрь, поймет, что у забора закрытой парковки было уютнее, чем в "сервисной" службе. Кроме хамства и безразличия, он получит неудобный и через раз работающий электронный кабинет налогоплательщика, непростую отчетность, нервные проверки, неоправданные штрафы и безосновательные споры.

Потом он пойдет в банк, а там его спросят о бизнес-модели, о потенциальном обороте и прогнозных показателях выручки, о необходимых инвестициях, источниках погашения займа и о залогах, конечно. И наверняка умолчат о штрафах и пенях, о дополнительной комиссии в случае просрочки, о возможности реструктуризации займа и досудебного урегулирования.

Даже если наш начинающий бизнесмен пройдет все круги этого ада, чем он утешится? Собственным делом в стране, где только на администрирование налогов надо потратить более 320 часов в год, а на подключение к электросетям — 267 дней, где любой коммерческий спор в среднем длится 378 дней, а расходы на судебные издержки составляют половину от суммы претензии. 

Мнимые упрощение администрирования, дерегуляция и улучшение наших показателей в международных рейтингах не создали здесь бизнес-среду, в которой мелкому бизнесу комфортно, не говоря уже о росте.

Свыше 70% жалоб бизнес-омбудсмену направляют мелкие и средние фирмы с украинским капиталом. Они чаще других страдают от нарушений при налоговых проверках, необоснованных блокировок, проблем с электронным администрированием, отказов в таможенном оформлении, бездеятельности полиции и рейдерства. Свыше 85% этих жалоб признаются бизнес-омбудсменом состоятельными. Мелкое предпринимательство в Украине — это ад польского барака длиною в жизнь. И невозможно успокоиться мыслью, что скоро будешь дома, — ты уже дома.

В вакууме идея предоставить уезжающим на заработки льготные кредиты для создания собственного дела в Украине — хороша. Но в нынешней враждебной среде она не выживет. А чтобы выжила, нужны сложные и комплексные решения.

Например, уже реформируемыми силами налоговой решить проблему со "схемщиками", использующими ФЛП ради налоговой оптимизации или снижения выручки. Работать с нынешним размахом без покровительства фискалов они не могут. Лишите их этой индульгенции вместо того, чтобы под флагом "борьбы с "тенью" усложнять жизнь реальному мелкому бизнесу.

Догадайтесь, наконец, что упрощенная система налогообложения — это благо, возможность для роста и рывка. И куда продуктивнее упрощать администрирование и регулирование общей системы, приближая ее к "упрощенке", чтобы в итоге комфортно было работать и платить налоги независимо от размера. И решитесь на фискальное стимулирование экономики не для избранных, а для всех, если уж хотите экономического роста в 5–7% в год.

Оглянитесь и обнаружите, что дешевые кредиты в этой стране нужны не только мигрантам, — 75% предпринимателей в последнем опросе, проводимом НБУ, считают главными причинами, сдерживающими их рост, дефицит оборотных средств и нехватку денег для закупки сырья и материалов. 40% хотят взять кредиты для ведения бизнеса, но не могут из-за чудовищно высоких ставок и требований к залогам.

Уровень монетизации украинской экономики — 39%, а должен быть 70–80%. Денег в экономике нет. Крохи кредитных денег перепадают торговым компаниям с быстрыми оборотами, но и тут сроки кредитования мизерные — до года. Спрос на кредиты для бизнеса настолько высок, что даже снижение учетной ставки НБУ не уменьшает ставки по ним. Предлагаемый президентом пятилетний заем в 1,5 млн грн на рынке будет стоить не 5, а 20%. Но даже если ты готов их заплатить, ты вряд ли его получишь. Банкам это неинтересно, они лучше на эти деньги купят ОВГЗ.

Эти проблемы — первоочередные для предпринимательства. Но их решения не вместить в презентацию или видеоролик. Они требуют искрометных идей и сложных переговоров, дерегуляций, качественного управления, но главное — усилий. А тут поленились даже целевую аудиторию изучить. Увидеть в условиях льготных президентских кредитов предпринимателя-заробитчанина не получается.

Помимо бизнес-плана и прибыльной деятельности за последний год (для существующих компаний), для участия в программе нужен стартовый капитал в размере 20% от суммы займа, наемные сотрудники. Кредит целевой — на приобретение новых или модернизацию существующих средств производства. То есть взять по 5%, положить на депозит по 15% и жить на разницу, как размечтались некоторые, не получится, — речь о капитальных инвестициях. Воспользоваться программой могут не только ФЛП, но и ОООшки, причем работающие больше года. Потолок годовой выручки для новых компаний — 25 млн грн, а для существующих — 50 млн. И то, и другое — выручка не мелкого бизнеса, а уверенно растущего среднего. Правильно подумали, скорей всего, получат кредиты местные "свои", а не решившие вернуться.

Допустим, это предложение рассчитано не на "маятниковых" мигрантов, а на ІТ-шников, пару лет назад целыми офисами выезжавших из Украины в страны Балтии, Чехию и Словакию. Зачем им возвращаться в неизменно агрессивный бизнес-климат, из которого они сбежали? Ради кредитной ставки, которая в странах ЕС без каких-либо льгот и условий будет ниже? Квалифицированных и обосновавшихся в Украину кредитом не заманить. А остальные просто не смогут воспользоваться щедрым предложением. Зато государству надо будет оплатить не только процентную разницу, но и резервирование выделенных по программе средств. А в случае невозвратов, которые несомненно будут, еще и компенсировать убытки.

Кого вернуть?

Достоверных данных нет ни у кого. Государство так озабочено проблемой трудовой миграции, что даже годного исследования не провело за пять лет. По данным опроса, проведенного Госстатом в 2017-м, мигрантов в Украине 1,3 млн. Но в эту цифру попали лишь те, кто имеет в Украине оставшихся родственников. Уехавшие парами мужья и жены или одиночки остались вне выборки. В итоге, по Госстату, количество трудовых мигрантов в 2017-м, если сравнивать с 2008-м, не выросло, а сократилось.

Более правдоподобной выглядит цифра в 4 млн, полученная Центром экономической стратегии в 2018-м. Это консолидированные данные Госстата, пограничников и экспертов, учитывающих и "маятниковый" эффект. По этим данным, из 4 млн мигрантов одномоментно на заработках за границей бывают 2,6–2,7 млн. Их можно вернуть на украинский рынок труда, но для этого надо понимать, кого конкретно мы возвращаем. Это люди в возрасте от 20 до 40, со средним образованием. Занятые, как правило, в строительстве, сельском хозяйстве и сфере обслуживания.

Они уезжают не потому, что не могут здесь открыть свое дело или взять кредит, они бегут от бедности. Для них конкурентная зарплата в Украине — больший стимул остаться, чем какой-то там процент по кредиту. Они готовы на 10–12-часовой рабочий день без выходных. Укладывать в Польше брусчатку за 24 тыс. грн в месяц, сортировать яйца — за 18 тыс., раздавать еду в больнице — за 17 тыс. и бесплатный обед. Три месяца работы в Польше — это порядка 60 тыс. грн. Не разжиреешь. И идут они на базовые потребности — коммуналку, дрова, еду и одежду, если копить — канализацию в доме и бойлер.

Вряд ли, забываясь тревожным сном в польских бараках, украинцы придумывают стартапы и составляют бизнес-планы на миллион. Могли бы, если бы их научили. Но Госслужба занятости пока готова обучить их шитью и крою, электросварке, укладке плитки и столярному мастерству. Это очень пригодится на заработках, но точно не поможет спланировать бизнес, искать поставщиков, вести отчетность.

Всемирный банк, ЕИБ и ЕБРР уже сейчас предлагают украинским мелким и средним предпринимателям долгосрочные льготные кредиты. Общий объем финансирования по трем программам — более 400 млн долл. Спрос есть, и выборка средств хорошая. Коммерческие банки тоже не отстают, один Приватбанк по своей программе КУБ выдал в этом году кредиты 25 тысячам мелких предпринимателей, пусть и на более жестких условиях.

То есть, если мы правда хотим вернуть украинцев домой, то начинать надо не с кредитов, а с бесплатных курсов компьютерной грамотности, бухучета и предпринимательства. С практической помощи в подготовке бизнес-планов, подборе разных моделей работы, определении ниш и рынков, поиске инвесторов, создании фондов софинансирования. Так подобные программы выглядят в странах, действительно заинтересованных в развитии своих граждан и их бизнеса. Более того, у наших международных партнеров есть такие программы и даже деньги на их реализацию. Но и это все слишком сложно. А ведь идея действительно важная, и людей этих нужно и можно вернуть, но никто таких целей не ставит. Главное — видосик запилить…

Трудовая миграция в Украине — это точно не тема для пиара и спекуляций. Это больно. Это страшный неологизм "евросироты" — дети, которые просят у Святого Николая не мишку с куклой, а маму, и чтоб она побыла дома хотя бы до Васыля. Это бабушки, на склоне лет вынужденные переживать второе материнство и молиться, чтобы здоровья хватило до совершеннолетия внуков. Это разорванные связи и распавшиеся семьи. Пустые скворечники. В них не вернутся, если просто пообещать кормушку в соседнем саду.