31 октября 2018 12:06

Как Ринат Ахметов вышел на дореволюционный уровень

Как Ринат Ахметов вышел на дореволюционный уровень

Благодаря плодотворному взаимодействию с действующей властью Ринату Ахметову удалось восстановить свое состояние. Всего за год его активы подорожали на 76% и превысили 12 млрд долл. Это результат работы формулы Роттердам+.

Nice`n`easy
Президентство Виктора Януковича было очень благоприятным для Рината Ахметова. Именно на его президентскую каденцию приходятся самые эпохальные успехи холдинга ДТЭК в энергетике. С учетом того, что Ринат Ахметов стоял у истоков Партии регионов и был ее многолетним спонсором, в том числе благодаря и его усилиям Виктор Янукович стал президентом. 

Регионалы с успехом заняли нишу коммунистов и конвертировали свое безраздельное влияние в базовых регионах в Донецкой и Луганской областях в политические бонусы. После оскорбительного поражения в третьем туре в 2004 году, регионалы перегруппировались и уже в 2010 году привели к власти Виктора Януковича.

Именно в период его пребывания на Банковой Ринат Ахметов окончательно завершил вертикальную интеграцию в энергетическом холдинге. Если в Метинвесте базовой формулой является уголь – кокс – металл, то в генерации электроэнергии это уголь – электроэнергия.

Тепловая генерация электроэнергии была венцом для уже имевшегося цикла добычи угля газовой и антрацитовой группы, а так же ЦОФов для их обогащения. В те годы, нужно было соблюдать субординацию. Если Семья Виктора Януковича сосредоточилась на нижней части цепочки, то Ринат Ахметов строил весь цикл. 

Подконтрольная Александру Януковичу ДФРЦ, контролировавшая ряд ЦОФов на Донбассе, сосредоточилась на добавочной стоимости, получаемой из нелегальных копанок, сжигая смесь левого угля с добытым на шахтах на государственных и семейных ТЭС. В отличие от них, ДТЭК целенаправленно собирал под себя угольную генерацию.

Сначала, ДТЭК в 2011 – 2013 годах участвовал в конкурсах по приватизации тепловых электростанций. Конечно, называть это "конкурсами" было бы кощунственно. В условиях приватизации были выписаны такие объемы добычи энергетического угля, что, по сути, никто, кроме ДТЭКа вытянуть эти объемы не мог. Судорожные попытки других компаний что-то купить больше походили на неумелую имитацию. Потому что все прекрасно понимали, что происходит, и кто должен купить тепловые электростанции.

Благодаря админресурсу, который Ахметов приобрел с приходом к власти Виктора Януковича, ДТЭК без конкуренции приобрел контрольные пакеты акций крупнейших генерирующих компаний. В том числе – "Западэнерго". 

Эта компания примечательна тем, что управляет Бурштынской ТЭС – станцией, работа которой еще с 2002 года синхронизирована с Европейской энергосистемой. Сейчас экспортировать электроэнергию из Украины может любая компания, получившая лицензию. Однако производить эту электроэнергию будут исключительно станции ДТЭК. Результатом стала подавляющая монополия в экспорте. 

Приватизация шла настолько успешно, что поставленному во главе тогдашней НКРЭ, Сергею Титенко даже пришлось подсуетиться и приподнять ограничение на концентрацию генерирующих мощностей с 25% до 33%. Возмущения общественности на эту тему шли фоном и ни к чему не приводили. Так при Януковиче завершилась полная вертикальная интеграция холдинга от производства угля до продажи электроэнергии через находящиеся в собственности компании.

Сейчас ДТЭК Энерго – абсолютный монополист в сфере тепловой генерации. В руках холдинга сосредоточено 86% добычи энергетического угля по итогам 2017 года, и более 80% тепловой генерации на восьми своих ТЭС по итогам 2016 года. Также ДТЭК экспортирует 99% электроэнергии и владеет несколькими распределяющими энергокомпаниями.

Еще одной забавой Рината Ахметова стала возобновляемая энергетика. Ее, как и тепловую генерацию, разделили по-братски. Солнечными электростанциями занимался Андрей Клюев, ветряными – Ринат Ахметов. 

История с альтернативкой хоть и не сопоставима по масштабам с тепловой генерацией, но тоже весьма симптоматична. В первую очередь потому, что благодаря всесильному парламентскому лобби оба олигарха, фактически, создали себе исключительную экономическую зону. В 2010 году они добились принятия изменений в закон об электроэнергетике. Ими для проектов, введенных в эксплуатацию после 1 января 2013 года, предусматривались требования по локализации оборудования.

Суть этих изменений заключалась в том, что по ряду комплектующих соблюсти данные требования не представлялось возможным. Эти поправки просто захлопнули калитку возможностей для входа в рынок на том этапе. Андрей Клюев выстроил свой ДТЭК на китайских солнечных панелях, а Ринат Ахметов - на ветротурбинах Vestas. Зеленый тариф для солнечных электростанций составлял боле 5 грн/кВт, для ветряных – 1,22  грн/кВт. Этот альтернативный заповедник пошел под нож едва ли не первым.

Лишения деолигархизации 
Бегство Виктора Януковича в Ростов и начало АТО в Донецкой и Луганской областях сильно изменило положение Ахметова и ДТЭК. Во-первых, на неконтролируемых территориях остались многие предприятия и ДТЭК и Метинвеста. Во-вторых, с отъемом Автономной Республики Крым было утеряно и Крымэнерго. В-третьих, завершился режим наибольшего благоприятствования для всех бизнесов во власти. Экс-регионалы были серьезно потеснены во власти, хотя им удалось сохранить существенную фракцию в Верховной раде.

Усугублялось все еще и тем, что по данным многих украинских СМИ Ринат Ахметов имел ресурс остановить общественно-политическую детонацию в Восточных областях, но не пошел на это. В отличие от более авантюрного Игоря Коломойского, который занял пост главы ОГА в Днепропетровской области. Ахметов же наоборот, дистанцировался от конфликта, занимая выжидательную позицию. Не исключено, что регионалы рассчитывали, что он не перерастет к острый вооруженный конфликт и позволит отыграть политическую ситуацию на легитимных выборах.

Но бизнес Рината Ахметова оказался под серьезным давлением. Первыми под нож пошли дотационные сертификаты, которые делали выгодным экспорт электроэнергии в Европу. Затем у ДТЭК "отжали" контракт на импорт электроэнергии в Украину и Крым, который в итоге подписали государственные "Укринтерэнерго" и Интер РАО ЕЭС.

После этого, глава НКРЭ Дмитрий Вовк разрешил не возмещать компаниям ДТЭК стоимость электроэнергии, потребленной в зоне АТО. Еще немногим позже зеленый тариф уменьшили на 50%.

Не ладилось у ДТЭКа и с углем. Здесь в авангарде конфликта оказался Владимир Демчишин, который тогда занимал должность министра Минэнергоугля, а сейчас работает в набсовете "Нафтогаза". 

Профильное министерство вошло в длительный клинч с ДТЭКом в вопросе ценообразования. Цена вопроса: 400 грн на тонне. В ДТЭК считали, что она должна была стоить 1500 грн, а Владимир Демчишин – 1100 грн.

По оценкам американского журнала Forbes, немногим более чем за год с момента бегства Виктора Януковича, состояние Ахметова уменьшилось почти в два раза: с 12,5 млрд долларов до 7,2 млрд долларов.

Очень часто основное внимание по вопросу ДТЭК уделяется угольной части бизнеса: откуда везли уголь во время активных боевых действий, сколько лодок южноафриканского пришло в порт "Южный", сколько угля завезли с территории Российской Федерации. Но был еще один очень интересный фронт - ДТЭК Нафтогаз.

Эта часть бизнеса тоже попала под активную раздачу со стороны силовиков. Компания "Нефтегаздобыча", которую контролирует ДТЭК, была еще интересна тем, что добывала более 1 млрд куб. м газа и обеспечивала им металлургический бизнес. 

Генеральная прокуратура Украины в 2015 году трижды получала в Печерском райсуде города Киева постановления об аресте счетов компании и запрете на реализацию продукцию. На завершающей стадии конфликта "Нефтегаздобыча" уже не могла поднимать добытый газ из хранилищ и в компании пошли на приостановку производственной деятельности. А остановка добычи газа из скважин приводит к снижению ее дебетов.

Поводом для возбуждения уголовного дела стал пропавший на тот момент без вести Олег Семинский. Он был генеральным директором "Нефтегаздобычи", который осуществлял оперативное управление компанией. В начале 2012 года он пропал, в ГПУ решили считать Семинского убитым и возбудили уголовное дело.

В "Нефтегаздобыче" говорят, что частые проверки силовыми ведомствами начались еще летом 2014 года. Первые попытки заблокировать деятельность компании в связи с расследованием дела Семинского начались в конце марта 2015 года. Примерно в это время - 10 февраля - Виталия Ярему на посту Генпрокурора сменил Виктор Шокин, которого считали человеком президента.

Вторая попытка заблокировать работу осуществлена ровно через месяц - в конце апреля. Это произошло сразу после бурных шахтерских акций, организованных компанией ДТЭК вместе с Независимым профсоюзом горняков.

Результатом акций стало еще одно дело, правда, уже со стороны СБУ во главе с лояльным президенту Василием Грицаком, которая заподозрила ДТЭК в финансировании протестов. 

Третий раз ГПУ обратилась с ходатайством об аресте счетов и запрете реализации продукции 29 мая 2015. Печерский суд эту просьбу удовлетворил. Параллельно в начале апреля Генпрокуратура начала процесс отмены приватизации 25% "Днепроэнерго", который в свое время приобрела ДТЭК. К тому моменту пост Генпрокурора занял уже Юрий Луценко. Позже, в ноябре 2017 года экс-следователь ГПУ Дмитрий Сус заявит, что именно Луценко давал ему указание закручивать гайки в деле "Нефтегаздобычи".

ГПУ очень понравилась тема исчезновения Семинского потому, что спустя год после его пропажи ДТЭК купил 25% долю в этом бизнесе, а позже установил контроль над компанией. Ринат Ахметов якобы выступил третьей стороной в конфликте тогдашних акционеров: Нестора Шуфрича и Николая Рудьковского. Пикантности делу добавляло то, что действующий президент в прошлом был совладельцем этой компании.

Как утверждал беглый депутат Онищенко, остающийся под следствием НАБУ, Петр Порошенко предлагал "порешать" проблемы "Нефтегаздобычи" за 200 млн долларов, хотя сама компания на тот момент стоила около 300 – 350 млн грн. На самом же деле, это было не предложение о покупке, а распахнутая дверь к широкому компромиссу по целому ряду вопросов, и Роттердам+ стал значительной их частью.

Золотые горы для ДТЭК
Как мы можем судить сейчас, поиск компромисса состоялся. Уже весной 2015 года Олег Семинский нашелся. Три года он сидел на цепи на даче под Киевом. Дал интервью, обвинил во всем Николая Рудьковского, и исчез опять. Тот же Дмитрий Сус заявил, что Семинского могли бы и не найти: не будь на то воли высшего руководства.

Дела ГПУ, касавшиеся его убийства быстро рассосались. Суд разблокировал счета "Нефтегаздобычи", компания смогла поднять добытый газ. А НКРЭКУ под руководством того же Дмитрия Вовка, который срубил "зеленые тарифы", утверждает формулу Роттердам+, которая по счастливой случайности дает ту цену, которую требовал ДТЭК. Это повышает маржинальность бизнеса олигарха.

В марте 2017 года ДТЭК увеличивает свою долю в "Нефтегаздобыче" до 75% и в октябре 2018 года публично открещивается от участия в приватизации "Центрэнерго", которое входит в орбиту влияния Игоря Кононенко. 

Дела идут совсем неплохо – в последнем рейтинге ста богатейших украинцев Ринат Ахметов опять занимает первую строчку. Его состояние оценивают в 12,2 млрд долл. То есть владелец ДТЭК на "дореволюционный" уровень уже вышел, в то время как украинской экономике с темпами этого года осталось еще около 20 лет.

Впереди нас ждет прекрасный новый мир – летом следующего года произойдет либерализация рынка электроэнергии. В такой ситуации всегда пригодится концентрация значительной части генерации и полный контроль над распределительными сетями, которые приватизированы энергохолдингом ДТЭК.