30 октября 2019 10:39

«Мы не планируем повышать налоги». Интервью министра финансов Оксаны Маркаровой

«Мы не планируем повышать налоги». Интервью министра финансов Оксаны Маркаровой

Министр финансов Украины Оксана Маркарова дала интервью главному редактору Радио НВ Валерию Калнышу.

— Оксана Маркарова, министр финансов у нас в студии, спасибо, что нашли время. Давайте поговорим сначала об инвестициях, именно об этом Форуме. Каковы ваши впечатления, насколько это прорыв и насколько можно ожидать, что инвесторы услышат, увидят и зайдут в Украину?

— Спасибо, что пригласили в стилизованную студию, всегда очень приятно быть у вас. Могу сказать, что этот Форум — успех, с самого начала по степени участия инвесторов, по степени участия международных финансовых организаций, мы не всегда могли в Киев пригласить такого уровня участников. Я думаю, что очень важно, что именно в Мариуполе они увидели воочию те месседжи, которые мы им говорим постоянно: что Украина открыта для бизнеса, Украина открыта для инвестиций, Украина, несмотря на то, что у нас аннексировали Крым, несмотря на то, что у нас до сих пор беспокойство на неподконтрольной части Донбасса, остальная Украина открыта к бизнесу, и его можно делать. Находясь здесь, в Мариуполе, мы видим очень много хороших примеров, как работает децентрализация, когда местные органы власти действительно работают на людей.

— Если говорить о нескольких центральных месседжах, которые были, во-первых, что западный бизнес должен быть защищен и когда будет справедливая судебная система, это будет драйвером для того, чтобы зашел бизнес. Таможня, налоговая, то, что находится в зоне вашей ответственности, какая ситуация сейчас? Как работает новая таможня, как работает господин Нефьодов, господин Верланов, есть результаты, которые мы уже можем предъявить не только западным инвесторам, но прежде всего украинцам и украинскому бизнесу?

— Вы делаете на самом деле очень правильный акцент, международный бизнес поверит нам тогда, когда украинский бизнес поверит нам. Когда украинский бизнес скажет, что в Украине работается лучше, что улучшилась ситуация и с налоговой, и с таможней, и в общем бизнес-климат, тогда это будет очень легко продавать, рассказывать международным или новым инвесторам. Что касается реформы ГФС, это достаточно сложная и небыстрая реформа, которую мы стараемся сделать максимально быстро. Я понимаю, что, как правило, и бизнес, и граждане хотят все вчера, но если мы посмотрим на тот путь, который мы прошли за 2019 год, мы движемся очень быстро. С момента, когда мы приняли концепцию, затем приняли положение о новых службах, затем провели конкурс. Вы помните, что конкурс на таможню у нас был заблокирован, 64 дня мы не могли перейти с первого этапа ко второму. На сегодняшний день можно сказать, что Государственная налоговая служба уже второй месяц работает как Государственная налоговая служба, это уже новая служба, которой переданы функции от ГФС. Государственная таможенная служба еще не начала полноценную работу, на сегодня мы утвердили структуру, но еще не передали функции от ГФС Государственной таможенной службы. Надеюсь, это случится буквально в ближайшие недели. Как они работают? Мы видим и получаем, мы постоянно на связи с бизнесом, постоянно стараемся получать от бизнеса обратную связь для того, чтобы понимать. Мы понимаем, что все не может измениться сразу, но очень важные сигналы. Первое — это вопрос, каким образом проводятся проверки и каким образом реагирует, когда бизнес не соглашается, и мы видим здесь определенные улучшения. Мы уже видим, что не всегда бизнес должен соглашаться с нами, но мы видим, что прогресс в этом.

— Скажите, пожалуйста, если откровенно, я слышал цифру, недобор по таможне 30 миллиардов за год будет. Это действительно так?

— Что мы можем точно сказать, в изменениях в бюджет 2019 года, мы уменьшили наш прогноз или наши забюджетированные доходы, связанные именно с импортным НДС, что связано с таможней и с другими таможенными пошлинами на влияние курсовых разниц на него, это около 20 миллиардом. Не секрет, что бюджет 2019 года рассчитывался на макропрогнозе, который был тогда принят. Мы видим, что курс сильнее, чем тот, который мы закладывали. Поэтому, безусловно, он влияет и на те поступления, которые мы получим, которые привязаны к валюте. Есть еще две причины, почему у нас недобор по таможенным платежам. Причина номер два — это низкая цена на газ. Это вещь, которая влияет очень положительно на тарифы, но мы импортируем газ по более низкой цене, а значит импортные пошлины и таможенные сборы также оплачиваются в меньшей сумме, чем мы планировали. В декабре 2018 года была предоставлена льгота производителям, тем, кто завозит оборудования для альтернативной энергетики — за год мы потеряем от этого около 6−6,5 миллиардов. Причины возможного недобора нам понятны, но здесь также нужно говорить о второй части. Мы все понимаем, что у нас есть нарушение таможенных правил. Мы все понимаем, что при наведении порядка на таможне и при устранении этих нарушений, борьбе с тем, что в народе называется контрабандой, но это не только контрабанда, это целый ряд нарушений — у нас должны быть большие поступления в бюджет. Мы их пока не видим, потому что понятно, что новая таможня еще и не начала действовать. Надеюсь, что мы сможем убрать эти нарушения правил благодаря нашим совместным действиям с таможней, налоговой, налоговой милицией, Министерством финансов, самое главное -правоохранительными органами, которые сейчас сотрудничают с нами в этом направлении. Но еще больше мы увидим эффект, когда мы полностью воплотим два законопроекта, которые Верховная Рада поддержала в сентябре. Это те законопроекты, которые мы три года не могли принять: закон Об экономически авторизованных операторов и закон Об общем режиме транзита. Да, у нас займет несколько месяцев полноценной работы их имплементация, но на выходе это нам позволит полностью совместить нашу таможню с европейскими таможнями, это позволит получать предварительные декларации уже не от субъекта, который привозит, и не от брокеров, а автоматически от той таможни, с которой отправляется, это уже будет системное изменение правил.

— О правилах. Планируется в следующем году уменьшение налогов, появление каких-то новых налогов, что будет происходить с налогами вообще? Какие изменения планируются ли будет как есть? Такая, как по мне, контраверсионная идея отмены ЕСВ от министра экономики и заменить ЕСВ налогом на недвижимость, как вы к ней относитесь?

 — Давайте я расскажу, какие наши планы…

— Пожалуйста.

 — Бюджет на 2020 год построен на базе той налоговой системы, которая есть сегодня. Мы считаем, что не стоит увеличивать налоги, как это делалось под каждый из бюджетов ранее. В каждом бюджете раньше всегда были не только изменения в Бюджетный кодекс, но и изменения в Налоговый кодекс. В этом году мы отошли от него. Так, парламент рассматривает несколько изменений в Налоговый кодекс, некоторые из них могут быть и ресурсными, но мы не учитывали эти поступления в бюджете. Единственное, что мы готовы рассмотреть ко второму чтению в бюджет — это поступления от игорного бизнеса или от бренда, если эти законопроекты будут приняты. Мы не планируем повышать налоги, мы не закладывали повышенные налоги ни по базе, ни через процент. Это, мне кажется, для бизнеса важно, потому что бизнес должен понимать правила игры и они должны быть предсказуемыми.

Если говорить, что бы мы хотели сделать в налоговой системе, когда мы будем иметь такую возможность, потому что опять же, понятно, что снижая налоги (конечно, если бизнес хочет, чтобы мы говорили о снижении налогов), мы должны понимать, каким образом это будет сбалансировано в бюджете. Либо у нас будет экономический рост, о котором мы говорим, которого мы можем достичь, который позволит нам уменьшать налоги, потому что у нас будет перевыполнение по доходам, по текущим. В первую очередь надо снижать налоги на зарплату. Когда мы говорим о налогах на зарплату, это вопрос НДФЛ. Еще раз, ЕСВ — это сбор в Пенсионный фонд. Когда мы в 2015-м снизили ЕСВ вдвое, с 42 до 21%, это был большой шаг навстречу бизнесу, который, я считаю, позволил нам в частности ускорить и вернуться к экономическому росту. Но в то же время не следует забывать, что от понижения вдвое ЕСВ у нас не произошло вдвое повышение сборов. Поэтому снижение ЕСВ — это даже не вопрос налоговой политики. Это, прежде всего, вопрос пенсионной политики и этот вопрос в первую очередь к министру социальной политики. Потому что Пенсионный фонд в следующем году будет собирать, мы планируем и в бюджете вынуждены заложить на 170 миллиардов меньше, чем ему нужно для того, чтобы сделать выплаты. Потому что в нашей системе pay-as-you-go, солидарной, те, кто платят сейчас, платят за тех пенсионеров, которые сейчас получают. Мы хотели бы уменьшать налоги на оплату труда (НДФЛ), мы хотели бы уменьшать налоги, касающиеся инвестиций и, конечно, по налогу на недвижимость и налога на землю, они должны устанавливаться и они должны выплачиваться, и они должны повышаться. Но это не налоги государственного бюджета тоже, то есть важно помнить, что налог на землю и налог на недвижимость — это во всем мире два главных налога местных бюджетов, и у нас в Украине также 100% этих налогов идут именно в местные бюджеты.

— Как ситуация с РРО вам видится? Бизнес довольно скептически относится к введению этой системы, но она заработает со следующего года. Как людей успокоить, что они не понесут какие-то очень большие финансовые потери от этой системы?

 — Законопроекты приняты, и мы понимаем нашу ответственность, ответственность Министерства финансов, Государственной налоговой службы. У нас есть фактически год на запуск и новых РРО, и на запуск того момента в 2021 году, когда субъекты предпринимательской деятельности также перейдут на использование РРО. Это наша ответственность к тому времени. Полностью разработать, протестировать, чтобы это было бесплатно, чтобы их было очень большое количество, чтобы они были без посредников, именно так, как заложено в законе. И в частности, чтобы для настоящих ФЛП, которые являются ФЛП, которые сами работают, это не было отягощением, а это было бесплатно, удобно и не создавало никаких дополнительных давлений. Второй вопрос, который мы понимаем, и когда я говорю с ассоциациями микропредпринимателей, их волнует в первую очередь Государственная налоговая служба. Их упрощенная система фактически давала им возможность вообще не сталкиваться в своей жизни с Государственной фискальной службой, которую они все помнят как старую Государственную фискальную службу.

— Оксана, последний вопрос, если позволите, Международный валютный фонд. Какие новости там, чего ожидать, будет ли транш этого года, возможно, новая программа, возможно, какие-то новые условия под эту программу?

 — Активно работаем с нашими коллегами, ждем, как было анонсировано директором европейского департамента, в ближайшие недели миссия приедет в Киев, ждем приезда миссии, а пока работаем над текстом меморандума, над непосредственно реформами. Понятно, что программа, которую мы планируем, это уже и Международный валютный фонд подтверждал, она будет долгосрочной, на три года, поэтому, соответственно, все эти вопросы нужно проработать, подписать. Как только миссия будет здесь, я думаю, что тогда мы уже сможем больше информации дать.

— Там есть какие-то новости, если не вдаваться в детали, то, чего мы не ожидаем, не знаем?

 — Часть работы базируется на тех программах, которые были раньше, часть программы на тех реформах, которые уже и президент, и правительство задекларировали на ближайшие годы, которые ускорят экономический рост. Поэтому я не вижу каких-то критических вещей.

— Рынок земли там будет?

 — Рынок земли у нас есть. В предвыборной программе и партии, и президента рынке земли был как тот элемент, который избирателям обещали. И поэтому сейчас вопрос обработки модели в парламенте. Я надеюсь, что это будет максимально рыночная модель, которая ускорит экономический рост.