25 ноября 2019 11:37

Арифметическая ошибка ценой в целую стратегию

Арифметическая ошибка ценой в целую стратегию

Большинство предприятий теплокоммунэнерго не контролируются Национальной комиссией, осуществляющей государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг, и самостоятельно определяют уровень тарифов. А центр даже не имеет права проверить обоснованность таких тарифов.

Уже заканчивается месяц отопительного сезона при моновласти. К сожалению, в интервью министра развития громад и территорий Алены Бабак "Решения об отключении от централизованной услуги — ошибочны" признается ошибочность действий власти по снижению объемов централизованного отопления (действительно, за последние десять лет они упали с 62 до 51%). Однако пани министр не дает ответа, как именно эту тенденцию остановить и, собственно, как заинтересовать потребителя не смотреть в сторону индивидуального отопления. Так что проблемы теплокоммунэнерго (ТКЭ) напоминают о себе уже и из-под земли — фонтанируют теплой (и не очень) водой в самом центре нашей столицы, на ул. Шота Руставели, в других местах.

Главный тезис министра, что нужно полностью передать полномочия по установлению тарифов на тепло, воду, все коммунальные услуги на уровень громад, по моему мнению, ошибочен. Почему? Потому что при высокой цене газа, стоимость которого устанавливают в центре, органу местного самоуправления (ОМС) приходится повышать окончательный тариф, чтобы сводить концы с концами в "своем" (местном) ТКЭ.

А после принятия поправок к закону о НКРЭКУ большинство ТКЭ избавились от контроля НКРЭКУ и самостоятельно определяют уровень тарифов, а центр даже не имеет права проверить подтверждение таких тарифов.

Уровень подготовки чиновников ОМС в таких специфических вопросах не всегда достаточен для выполнения инструкций по установлению тарифов, и единственный, кто может заблокировать заоблачный тариф, это местный суд по иску потребителя услуг. Как по мне, государство не имеет права самоустраняться от надзора за такой чувствительной темой. Более того, не стоит забывать, что иногда ОМС могут повышать тарифы, исходя из того, что даже если все потребители вследствие такого повышения смогут претендовать на субсидии, то орган местного самоуправления не будет в проигрыше, ведь эти субсидии будут предоставлены из центра и окажутся на счетах его же ТКЭ.

Отдельная проблема — самостоятельность ТКЭ, у которого государство своими решениями с помощью распределительных счетов выгребает почти под ноль все поступления за произведенное и поставленное тепло в пользу НАК "Нафтогаз Украины".

Хронология сбора средств в ТКЭ в пользу "Нафтогаза":

— правительство Ю.Тимошенко 22 мая 2009 г. вводит законодательную норму об уплате средств за тепло на специальные счета в пределах 50%;

— правительство Н.Азарова 30 марта 2010 г. поднимает планку до 70%;

— правительство А.Яценюка 18 июня 2014 г. увеличивает этот показатель до 85% постановлением КМУ №217 и резко повышает цену на газ с 80 коп. до 3,50 грн за кубометр. Население, конечно, не успевает за такими темпами роста тарифа и переходит в большинстве в разряд получателей субсидий, а уровень неплатежей возрастает. Правда, в 2017 г. Кабмин вносит поправку о том, что уровень списания средств со счетов зависит от процента сбора платежей за тепло;

— правительство В.Гройсмана ускоренно повышает цену на газ до 7 грн за кубометр и нивелирует последнюю норму о проценте сбора средств с населения исключительно в пользу НАКа. Нормы постановления КМУ №217 прописываются так, что "Нафтогазу" разрешается забирать 90–92% от собранных средств. Более того, ситуация в ТКЭ ухудшилась накануне президентских выборов из-за введения монетизации субсидий. Людям раздали живые деньги, и почти 50% получателей субсидий не донесли их за тепло в ТКЭ;

— правительство А.Гончарука 29 сентября 2019 г. вносит косметические поправки в постановление КМУ №217. Списание средств продолжается, и у предприятия ТКЭ остается не более 10% от собранных средств. К тому же если в июле получатели субсидий обращались в ТКЭ за справкой об отсутствии задолженности либо же (в случае наличия последней) подписывали с ТКЭ договор о реструктуризации задолженности, то негласно дана команда, чтобы уже в декабре этого года при очередном походе за справкой просители субсидий получали отказ — договоры реструктуризации в случае их невыполнения еще раз подписываться не будут. Собственно, это и следует из принятого государственного бюджета на 2020 г., в котором существенно сокращается сумма субсидий на следующий год.

Как списание 90% средств за тепло влияет на фонтаны из-под асфальта

Здесь есть прямая зависимость. Почти во всех областных центрах, подпадающих под контроль тарифа со стороны НКРЭКУ, зарплату в ТКЭ финансирует местный бюджет, то есть остатков средств на счетах едва хватает на налоги, а о зарплате работникам, оплате электроэнергии, текущих и перспективных ремонтов не стоит и думать. А ТКЭ, тарифы которых контролируются ОМС, заоблачно повышают их, чтобы и с НАК рассчитаться, и исправить финансовую ситуацию на предприятии.

Топливная составляющая в тарифе: какова она и какой должна быть

Мантра, которую все повторяют, в том числе и пани министр в указанном интервью, что на топливную составляющую в конечном тарифе приходится примерно 80%, ошибочна. Рассмотрим на реальном примере тарифа на тепло в г. Прилуки Черниговской области. Тариф для населения составляет 1890,44 грн/Гкал. Но при цене газа от НАКа в 7033 грн за 1000 кубометров получаем 943 грн газовой составляющей. Это при КПД котла 90% и калорийности газа 8200 кал/кубометр. То есть получается, что на газовую составляющую в конечном тарифе приходится 50%.

Что это означает для определения стратегии? Это означает, что людям захочется перейти на индивидуальное отопление, исходя из того, что цена газа одинаковая как для населения, так и для ТКЭ. В тех же Прилуках ОСМД может подсчитать, сколько им сэкономит отключение от дорогого централизованного отопления, ведь одна гигакалория собственного производства на индивидуальном котле им обойдется в 1000 грн и отнюдь не в 1890,44 грн, как "тепло из трубы".

Убежден, что все члены правительства бывали в странах ЕС, нормативы которого мы сейчас имплементируем в турборежиме: в этих странах система централизованного отопления (ЦО) используется для утилизации сбросовой/альтернативной теплоты.

Недавно мы с делегацией были в Стокгольме (Швеция) и поинтересовались, не боится ли местный ТКЭ, что вложит средства в дорогое оборудование (сжигание отходов древесины, в том числе и бытовых), а потребители тем временем будут переходить на индивидуальное отопление. Ответ был лаконичным: тепло в тепловой сети должно быть априори более дешевым, для того и существует тепловая сеть, иначе потребитель установит свой котел или тепловой насос.

Пани министр признает: "Решение об отключении от централизованной услуги ошибочно". Хорошо, но дальше нужно срочно внедрить механизмы привлечения и гарантирования инвестиций в теплоснабжение, чтобы тепло "из трубы" было все же более дешевым.

Какой должна быть цель

Тепловые сети наших городов — это настоящие бриллианты, доставшиеся нам еще из советских времен. И задача власти — создать условия, чтобы сеть выполняла главную задачу: поставки теплоносителя потребителю, стабильные и без потерь. А для бизнеса — создать условия для производства тепловой энергии и обеспечить возможность продавать на конкурентной основе тепловую энергию коммунальному теплоснабжающему предприятию (ТП). Таким образом, покупая на открытом рынке тепло, ТП сможет обеспечить качественным и недорогим теплом потребителей, и еще останутся средства на ремонт и обслуживание сети, ведь альтернативное тепло однозначно будет дешевле, чем тепло из газа.

Что для этого надо сделать

Кабмин и Верховная Рада должны рассмотреть и принять закон о конкурентном рынке тепла, который разработан на средства USAID и лежит где-то на полках бывшего Минрегиона.

Задача этого законопроекта: обеспечить свободное подключение к тепловой сети независимого производителя тепла и гарантировать оплату за тепло при условии, что оно дешевле, чем тепло, которое может произвести именно ТКЭ. Понятно, что инвестор в первую очередь придет в те тепловые сети, где доля его тепла не будет критически большой по сравнению с объемом производства тепла монополистом.

Это должно обеспечить:

— наполнение бюджета теплоснабжающих компаний для опережающего ремонта и обслуживания тепловых сетей;

— сдерживание, а в перспективе уменьшение тарифов на тепло;

— привлечение инвестиций в сектор теплового производства и утилизации сбросового тепла;

— создание рабочих мест, ведь альтернативное производство тепла дает в семь раз больше рабочих мест, чем производство из газа, а значит, и спрос на квалифицированные технические профессии;

— развитие машиностроения, поскольку рынок огромный, а производители такого оборудования в основном в Европе, в том числе в странах Балтии;

— балансирование внешней торговли, ведь уменьшатся объемы закупки импортного природного газа.

Уже начался первый отопительный сезон при новой власти, которая получила уникальные возможности — большинство в парламенте и президентскую поддержку. 15 ноября правительство справедливо отменило постановление предыдущего Кабмина об установлении ограничений роста тарифов, но, к сожалению, пока нет понимания, каким образом будут сдерживать повышение тарифов на тепло.

На заре независимости Литвы российский "Газпром" попробовал шантажировать молодую республику высокими ценами на свою продукцию. Литва не покорилась: был приобретен танкер для перевозки сжиженного газа (LNG) и одновременно внедрена широкая программа газового замещения. И по состоянию на конец 2018 г. уже 72% (!) от всего тепла производится в Литве не из газа (см. рис. 1).

 

теплокоммунэнерго_1р

 

Если бы в Украине заработала такая же программа, то мы смогли бы сократить на 5–6 млрд кубометров потребление газа на нужды отопления. А стране проще было бы пережить возможный срыв заключения контракта на транспортировку российского газа в Европу.

Уже сегодня стало очевидным, насколько проще ситуация с теплоснабжением подавляющего большинства социальных заведений в районных центрах, потому что они перешли на альтернативное отопление. И такая же ситуация была бы и с отоплением для всего населения. Но пока не решится проблема с транзитом, мы будем делить доступные Украине объемы газа между промышленностью и нуждами отопления. При этом мы экспортируем значительное количество биоэнергоресурсов из Украины по цене, которая ниже, чем цена импортированного газа (имеется в виду энергетический эквивалент), потому что они пока что не находят применения в Украине (см. рис. 2).

 

таб

 

Считаем до 40% возобновляемого тепла

Согласно действующей энергетической стратегии Украины, принятой прошлым правительством, в Украине к 2035 г. доля возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в производстве тепла должна составлять 40% (см. рис. 3).

 

теплокоммунэнерго_5р

 

К сожалению, предыдущее правительство не заложило механизмы внедрения этой нормы, принятой в пакете наших европейских устремлений. На сегодняшний день доля ВИЭ в производстве тепла составляет всего 7–8%. И остается не так много времени, чтобы догнать наших более успешных соседей.