29 января 2021 14:15

Удивительный новый мир: как Китай маркирует граждан и иностранных партнеров социальным рейтингом

В Китае с 1 января 2021 года вводится новый гражданский кодекс, который регулирует институт социального рейтинга – его с азиатской дипломатичностью называют «Социальным кредитом»

Удивительный новый мир: как Китай маркирует граждан и иностранных партнеров социальным рейтингом

В Китае с 1 января 2021 года вводится новый гражданский кодекс, который регулирует институт социального рейтинга – его с азиатской дипломатичностью называют «Социальным кредитом».

Систему баллов, оценивающую поведение граждан, награждая за «хорошее» и поражая в правах за «плохое» (создавая, по сути, институт «электронной репутации»), тестируют с 2014 года. И она давно вышла за пределы «цифрового концлагеря» для уйгуров в районе Синьцзян и инакомыслящих, не согласных с линией Коммунистической партии Китая (КПК).

Удивительный новый мир

Сегодня ее активно используют в полусотне крупных городов, включая столицу провинции Ханчжоу и агломерацию-спутник Шанхая Сучжоу на урбанизированном побережье. Только в этих двух мегаполисах живет почти 21 млн жителей. По всей Поднебесной установлено почти 180 млн камер с системой распознавания лиц – эту цифру до 2022 года планируют довести до полумиллиарда устройств.

В «проблемных» регионах (Тибет, Внутренняя Монголия, Синьцзян), помимо сети камер, отрабатывают сеть «генного контроля» – забора ДНК-материала у мужчин и распознавания походки. Но речь идет не только о системах типа «Зоркий глаз», когда граждан поощряют доносить о «преступном поведении» и «неподобающих высказываниях». Борьба с сепаратизмом западных территорий или терроризмом — это одно.

Речь идет не только о «Большом брате» по Оруэллу, а также о попытке создать систему доверия в стране, в которой с ним всегда было не очень. Так сложилось исторически – несколько действующих одновременно паспортов, включая документы автономных районов на западе, удостоверения по месту проживания, институт «лояльных граждан» времен оккупации Японией, документы гоминьдановского Китая.

И все это ходило параллельно до середины 80-х годов прошлого века в регионе, где добрая треть населения не умеет ни читать, ни писать. Мошенничество было не редкостью, а людей, которые могли заплатить по обязательствам, но не желали этого делать, даже называли специальным жаргонным «лао лай». Естественно, «система доверия» будет выглядеть так, как ее понимает КПК, но предпосылки к оцифровыванию всего и вся, несомненно, были.

Комиссия по развитию и реформам в действии

К 2030 году правительство Китая, опираясь на ИИ и распределенные вычислительные мощности, поставило амбициозную задачу: получать информацию о любом гражданине в течение считанных секунд. Включая достаточно специфическую.

Не только о вполне ожидаемом общении с диссидентами, невыплате кредитов или критике режима в социальных сетях, но и совсем узкие данные вроде медицинских карт, предпочтений во время загрузки тележки продуктами в супермаркете или количества порций алкоголя в неделю.

Для этого используются ID-карты 3-го поколения (симбиоз паспорта и платежного средства), к которым можно привязать практически любую информацию — от фитнес-клуба до скидочной карты. Плюс базы данных частных компаний, активно сотрудничающих с государством, и десятки тысяч камер.

В итоге Пекин все глубже начинает проникать в экономические и социальные связи, а не просто заботиться о внутренней безопасности или монополии на власть.

Не платишь долги по алиментам, не выполнил предписание суда? Неправильно сортировал мусор? Забронировал столик, но не явился? Кушал любимую пряную красную свинину председателя Мао в скоростном поезде? Много курил, пил и не посещал спортзал? Водил авто в нетрезвом состоянии? Значит, потерял часть базового количества баллов, которые получает каждый китаец в системе, – 1000 единиц.

Сдавал кровь? Работал волонтером? Поддерживал политику любимой партии на форуме? Спас кошку председателя местного отделения КПК? Отметился во время борьбы с COVID-19? Значит, получил бонусы.

Экономическая сегрегация

Если баллов набралось более 1100 – это высший рейтинг. На выходе – доступ к комфортным отелям, льготным кредитам и элитным частным школам. Если встанет выбор, кому дать по результатам квартала путевку в Европу, – не сомневайтесь, выберут рейтинг «А+». У тех, у кого меньше 600 баллов, — категория «Д». Само общение с ними может стать проблемой и привести к снижению баллов.

В больших городах это может вылиться в самые неожиданные ограничения: крупный залог при аренде скутера или самоката, запрет пользоваться авиацией для внутреннего туризма, поражение в правах на гражданской службе, запрет посещать спортзал или гольф-клуб.

И если на старте программы попавшие в «черные списки» еще могли купить билет на самолет у частников, получив отказ от государства, то с января 2018 года большинство операторов рынка подписали меморандум с Национальной комиссией по развитию и реформам Китая о том, что будут учитывать систему «штрафов» социального рейтинга.

Поэтому господа из «красного списка» с рейтингом выше «А» смогут рассчитаться за такси позже и получить приоритет при рассмотрении заявок на работу, пока лица господ-должников из списка «Д» крутят перед показом голливудских блокбастеров и не пускают на перроны скоростных поездов.

Цифровая рука рынка

И все бы ничего — в конце концов, перипетии с пропиской или борьбой с тунеядством в СССР нам тоже далеко не чужды. Но есть досадная «мелочь»: эксперименты начинаются и в корпоративном секторе. То есть иностранные компании тоже обязаны соблюдать правила для местных и получать «Социальный кредит». Перед европейскими компаниями уже выкатили 1200-страничный документ, в котором разъясняются положения нового закона.

Коснется он и украинских юридических лиц — за прошлый год наш экспорт в Китай вырос почти в два раза. Помимо 60% всего украинского экспорта железной руды и 30% кукурузы, приходящегося на Пекин, на рынки Поднебесной поступает почти на $1 млрд подсолнечного масла (оно там считается премиальным товаром для здоровья, почти как у нас оливковое).

Кроме того, мед, молочные продукты, алкоголь, мясо птицы — сотни украинских компаний работают на китайском растущем рынке.

Теперь им придется учитывать множество факторов, включая не только кибербезопасность, безопасность труда, налоговые отчеты или частоту увольнения персонала, но и действия поставщиков и субподрядчиков, которые тоже будут влиять на «Социальный корпоративный кредит».

При этом детали техпроцесса и личные данные сотрудников компании могут быть доступны третьим лицам. На выходе — «красные списки», инвестиции и льготные налоговые ставки для «хороших» и «черные списки» и система штрафов для «плохих».

Будет ли «Социальный кредит» действительно регулировать действия корпораций рыночными инструментами или станет рычагом для разгорающейся торговой войны — покажет время. Впрочем, попытки вырастить «нового человека» с помощью государства предпринимались неоднократно.

Две самые известные в прошлом веке закончились гекатомбами трупов. Третью мы наблюдаем онлайн прямо сейчас. И лица должников в кинотеатрах или сращивание бизнеса с государством однозначно только вершина айсберга.

Автор
The Page
Источник