24 августа 2020 08:57

Украина аграрная: цифры как производная политики

АПК за 29 лет. Тренды в цифрах ко Дню Независимости

Украина аграрная: цифры как производная политики

Урожай почти собран, слухи о голоде не подтвердились.

Заголовок новости в еженедельнике «Зеркало недели».

Первый номер еженедельника, год 1994.

Сельское хозяйство — отрасль, возникшая задолго до 1991 года. Но эта отрасль была и остается неотъемлемой частью жизни на территории современной Украины, у нас с ней, так сказать, особые отношения. «Село погибает», — слышим мы все годы независимости. Но попробуем сложить собственное мнение о состоянии села, сельского хозяйства и всего агропромышленного комплекса, включая сельскохозяйственное машиностроение и аграрную науку.

Сельское хозяйство

Первое десятилетие независимости ознаменовалось падением всех экономических показателей. Росла только инфляция: индекс потребительских цен в 1993 году составил 10256,0%. Не было исключением и сельское хозяйство. Основной вопрос, который интересует всех: восстановилась ли отрасль до тех показателей, которые у нас были по состоянию на 1990 год? Четкого ответа на него так и нет. Сегодня сельское хозяйство совсем другое. Более того, если бы удалось волшебным образом перенести в 2020 год всех коров/свиней/свеклу/рожь из 1990-го, то мы столкнулись бы со многими отраслевыми кризисами, дефицитами и перепроизводством. Но вернемся к статистическим данным.

В целом сельское хозяйство в 2019 году достигло 80% уровня, достигнутого в последний год существования УССР. Падение производства продолжалось до 2000 года включительно. За эти десять лет сельскохозяйственное производство сократилось в 3,5 раза — с почти 200 млрд грн до 58 млрд. В 1999–2003 годах отрасль достигла дна и начала расти. Но это было уже совсем другое сельское хозяйство, без колхозов, без государственного заказа и без битв за урожай. Выяснилось, что урожай можно просто собирать. Отдельно нужно обратить внимание на 2003 год. Он был чрезвычайно сложным, а новости того периода звучали так: «80% озимых и 60% яровых зерновых находятся в крайне неудовлетворительном состоянии из-за продолжительной засухи». Это был год, когда Украина импортировала 2 млн тонн зерна для обеспечения продовольственной безопасности. Так что, если говорить о самом плохом годе для сельского хозяйства, то 2003-й именно таким и был.

Важным индикатором состояния отрасли является соотношение двух ее частей — растениеводства и животноводства. В 1990 году на них приходилось 40 и 60% валовой продукции, соответственно. В конце 1990-х доля животноводства сократилась до 20%, такой она остается и сегодня. Хорошо это или плохо, поговорим ниже.

Растениеводство

Если считать, что успех растениеводства — это высокие валовые сборы, рост урожайности и производительности труда, то успех, безусловно, есть.

Растениеводство не только полностью восстановилось до уровня 1990 года, но и превысило его на 7,5%. В 2017–2019 годах мы последовательно ставили новые рекорды по валовому сбору зерновых и зернобобовых. Средняя урожайность зерновых увеличилась с 26,5 ц/га в 1991 году до 49 ц/га в 2019-м, а подсолнечника — с 14,6 до 26 ц/га, соответственно. Если в 1980-х годах за урожайность сахарной свеклы 300 ц/га можно было получить звание Героя соцтруда, то в независимой Украине аграрии собирают в среднем 450–500 ц/га. Валовые сборы зерна увеличились с 38 млн тонн в 1991 году до 75 млн — в 2019-м, а подсолнечника — с 2,3 млн тонн до 15,2 млн, соответственно.

Самые большие изменения произошли в структуре посевных площадей. Такие культуры, как рапс и соя, были редкими гостями на украинских полях. За 29 лет посевные площади под соей выросли в 13 раз, а под рапсом — в 15,5 раза. Больше всего были сокращены площади посевов сахарной свеклы, которой в севооборотах стало в семь раз меньше. В целом прослеживается четкая тенденция к перераспределению посевных площадей в пользу более маржинальных.

Успех растениеводства тоже имеет экономическую основу. Ведь что такое растениеводство? Это производственный цикл продолжительностью 7–10 месяцев, это высокопроизводительная техника, которую можно перемещать с юга на север страны в периоды пиковых нагрузок, это семь наемных работников на тысячу гектаров, это, в конце концов, ликвидная на внешних рынках продукция, которая обеспечит 300–500 долл. на гектар прибыли до уплаты налогов и финансовых обязательств. И не будем забывать, что экспорт продукции растениеводства — это экспорт товаров с низкой добавленной стоимостью. Политики любят называть зерно сырьем, что является ошибкой. Но очевидно, что мы можем вместо части зерна экспортировать продукты его переработки. И это не мука и макароны, это мясо и другая продукция животноводства.

Животноводство

Эта подотрасль не демонстрирует таких успехов, как растениеводство. Во время экономического кризиса 1990-х животноводство сократилось почти в семь раз. Поголовье массово сокращалось, крупный рогатый скот и свиньи становились источником быстрых денег для умирающих колхозов, позволявших купить горючее хотя бы для еще одной посевной. На протяжении последних десяти лет валовая продукция животноводства вышла на уровень 30 млрд грн, а это примерно 40% от аналогичного показателя 1990 года.

Распределение удельного веса между разными направлениями животноводства имеет такие же тенденции, как и в растениеводстве. Короткий производственный цикл, экспортный потенциал, возможность автоматизировать производство, высокая маржинальность — это преимущества выращивания кур над выращиванием коров. Именно поэтому поголовье птицы в 2020 году составляет 220 млн штук, что почти отвечает уровню 1991 года, а поголовье коров за тот же период сократилось более чем в 4,5 раза. Катастрофа? Вовсе нет. Тема для раздумий о государственной аграрной политике? Да.

Животноводство, особенно выращивание крупного рогатого скота, требует крупных инвестиций с продолжительным сроком окупаемости. Речь идет о десятках миллионов гривен инвестиций и пяти-десяти годах. Одним из стимулов вкладывать такие инвестиции являются программы государственной поддержки. Действуют ли они в Украине? Мы еще вернемся к этому вопросу.

Смежные отрасли

Сельскохозяйственное машиностроение. Никогда у советской промышленности не получалось производить трактора и комбайны так же хорошо, как ракеты и танки. Поэтому 106 тыс. тракторов, которые Украина выпустила в 1990 году, были неконкурентными по сравнению с европейскими и американскими аналогами. Выпускавшие их заводы должны были либо измениться, либо вообще исчезнуть, произошло второе. По итогам 2019 года, в Украине произвели 1,37 тыс. тракторов.

При этом по состоянию на 1990 год потребность в техническом перевооружении сельского хозяйства составляла почти 100%. К сожалению, ее удовлетворяли иностранные производители. В 2019 году Украина закупила за рубежом сельскохозяйственной техники на 700 млн долл. Особенно поражает, что на 9,5 млн долл. купили в Германии плугов, этого несложного в производстве оснащения.

Химия. Удобрения являются важной продукцией химической промышленности.

В 1990-е годы Украина потеряла собственное производство калийных и фосфорных удобрений из-за проблем с поставками сырья, и это сказалось на применении соответствующих типов минеральных удобрений. Азотные удобрения производятся в Украине, а их внесение в грунт хорошо коррелирует с урожайностью. В 2019 году аграрии вышли на уровень внесения азотных удобрений, на 13% превысивший соответствующий показатель 1990-го. Фосфорные и калийные удобрения влияют на сбалансированность питания растения, так что их внесение не в такой степени влияет на урожайность, как азотных, но очень важно для состояния почвы и растений в долгосрочном периоде. Агрономы жертвуют калийными и фосфорными удобрениями в пользу азотных: внесение первых сократилось на треть, а вторых — вдвое за 29 лет. Это означает, что за сегодняшние урожаи мы платим завтрашними неурожаями.

Селекция. Украинская аграрная наука является отображением структуры нашего аграрного бизнеса. Селекция сортов растений по отдельным культурам продолжает демонстрировать успехи. Отечественные сорта пшеницы, выведенные коллективом Мироновской исследовательской станции, лучшие в мире среди мягких сортов. Но от 70 до 90% семян таких культур, как сахарная свекла, подсолнечник и рапс, мы закупаем за рубежом. Ежегодно на импортные семена украинские аграрии тратят 500 млн долл.

Однако в животноводстве селекция и племенное дело выглядят настолько плачевно, что можно смело говорить о полнейшем их отсутствии.

Украинская агарная наука давно не отвечает на вопросы, которые ставит перед отраслью жизнь. Инновации приходят к украинским аграриям откуда угодно, но не из отраслевой академии наук. Отечественная аграрная наука нуждается в кардинальном изменении системы финансирования и совсем другой государственной политике.

Государственная аграрная политика

Все показатели урожайности и проценты, о которых говорилось выше, в значительной степени являются результатом государственной аграрной политики. Здесь сложно что-то комментировать, ведь в 2020 году в украинском правительстве нет министерства, формирующего эту политику, хотя в 1991-м соответствующее министерство было. Просто зафиксируем этот факт.

Всю новейшую историю украинского сельского хозяйства можно разделить на три этапа.

Этап первый (1991–1999): скачки на мертвых лошадях

В первое десятилетие независимости аграрная политика формировалась в борьбе условных реформаторов при лидерстве президента Кучмы и условных консерваторов, представленных народными депутатами от левых партий. Побеждали поочередно. Первые понимали банкротство колхозной системы, считали панацеей частную собственность на землю и возможность использовать ее как залог под кредиты. Вторые неистово боролись за умирающие колхозы, государственный заказ, государственные же поставки горючего и удобрений по нерыночным ценам. Парламент вполне серьезно требовал от Нацбанка Украины эмиссии денег для покрытия дотаций на сельское хозяйство. Президент не менее настойчиво ликвидировал колхозы как таковые и пытался реформировать аграрное устройство. Как и любое дитя компромиссов, аграрная реформа вышла половинчатой и незавершенной. Но даже ее вместе с налоговыми нововведениями хватило, чтобы вдохнуть новую жизнь в сельское хозяйство Украины. Так мы, наконец, слезли с мертвых лошадей. И примерно тогда же из кукурузных полей, как из Запретного леса, несмело начали выходить кентавры. Как, наверное, догадался внимательный читатель, речь идет об агрохолдингах.

Этап второй(1999–2013): забег кентавров

В конце 1990-х произошло несколько событий, совокупное влияние которых изменило вид отечественного сельского хозяйства. Сама отрасль, как мы уже установили, достигла самой низкой точки падения производства. Свирепствовал кризис неплатежей, имевший в советском сельском хозяйстве давние традиции. Колхозы были в больших долгах, не имея возможности погасить ни денежные, ни товарные кредиты. Если бы это происходило сегодня, мы бы сказали, что колхозы объявили дефолт. А тогда председатели колхозов просто разводили руками и предлагали кредиторам забрать последний актив — арендованную землю. Так в агробизнес пришли люди, уже имевшие бизнес-опыт. Именно в конце 90-х прошлого века начинается история многих агрохолдингов. Само понятие «агрохолдинг» не существовало еще 20 лет назад. За прошедшее время они появились, разрослись, научились продавать свои акции на мировых фондовых биржах и даже обзавелись неплохим политическим представительством. Не ошибусь, если скажу, что агрохолдинги сделали из сельского хозяйства современную интенсивную отрасль экономики. Благодаря им, Украина уверенно занимает первую позицию на мировом рынке подсолнечного масла, входит в пятерку крупнейших мировых экспортеров зерна и в десятку крупнейших поставщиков курятины. В целом экспорт сельскохозяйственной продукции приносит стране 40% валютной выручки.

Пока агрохолдинги развивали бизнес, государство никак не могло определиться со своей аграрной политикой. На примере животноводства это выглядело так: из госбюджета дотировали и литр молока, и прирост живого веса, и килограмм сданного скота высшей категории упитанности, и проценты по кредитам, и часть стоимости ферм. Были периоды, когда дотаций вообще не давали, один из них неожиданно для отрасли начался в сентябре 2019 года и совпал с приходом нового правительства. Однако каждое новое правительство спустя некоторое время все равно начинало понимать: без государственных дотаций коров в украинских селах будет все меньше, а без рабочих мест будут постепенно исчезать и сами села. Жаль, что государственная политика зависит от того, продержится ли правительство достаточное время, чтобы это осознать.

Но вернемся к нашим кентаврам. Как помните, эти сказочные персонажи из романов Дж.Роулинг не вмешивались в события и жизнь людей, но со временем были вынуждены это сделать. Так и наши агрохолдинги сначала держались в стороне от политики (контроль над профильным министерством в период становления отрасли птицеводства не учитываем), но потом ситуация изменилась. Однако вынужденное вмешательство для защиты своего бизнеса совсем не означало, что это было на пользу стране. В 2010–2012 годах команда тогдашнего президента Януковича вплотную приблизилась к отмене моратория на продажу земель сельскохозяйственного назначения. Существуют разные легенды о том, кто к кому ходил с просьбой, какие чемоданы при этом передавали из рук в руки. Но есть исторический факт: за несколько шагов до принятия закона о рынке земли по всей вертикали власти была дана четкая команда «стоп». Это был первый факт коллаборации агрохолдингов с целью изменить государственную политику. Кентавры вмешались в определенное судьбой и изменили ход истории.

Этап третий (2014-й — до сегодняшнего дня): вернутся ли кентавры в Запретный лес

Хотя агроходинги обрабатывают всего 10% пахотных земель, однако их политическое влияние распространяется на всю страну. Их представители занимают высшие административные и выборные должности государственной власти, но больше всего тяготеют к позициям, формирующим государственную аграрную политику. Обложение селян, самостоятельно обрабатывающих свои паи, безусловным налогом на один гектар; превращение сельскохозяйственных кооперативов из объединений мелких производителей в де-факто корпорации под прикрытием кооперативной вывески; модель рынка земли по формуле «продашь агрохолдингу либо же не продашь никому» — это неполный перечень законов и законопроектов, пролоббированных агрохолдингами ради обеспечения прежде всего их интересов. С точки зрения эффективности бизнеса, агрохолдинги стремятся к минимальному привлечению наемных работников. С точки зрения стабильности бизнеса, селяне для наших кентавров — это всего лишь арендодатели, которые в перспективе продадут им свою землю. Других функций для 30% граждан, проживающих в сельской местности, ими не предусмотрено. Агрохолдинги не являются причиной социального и демографического кризиса на селе, но стали его катализатором. И с учетом этого мы снова вынуждены констатировать полное отсутствие у государства видения как аграрной политики, так и политики развития сельских территорий.

Более того, если государство не формирует аграрную политику, то ее начинают формировать отдельные группы влияния, и эти группы преследуют свои собственные интересы. После 2014 года государственные институты стали более слабыми. После 2019 года политики и министры стали некомпетентными, что удвоило слабость институтов. Государство самоустранилось от решения многих проблем. Немало реформ, которые надо было только завершить, забуксовали и начали откатываться назад. А агрохолдинги… Just business nothing personal. При сильных институтах государство обеспечивает баланс между интересами крупного и малого бизнесов, интенсивными технологиями и занятостью, экономическими свободами и социальной ответственностью бизнеса. При слабых институтах решения за государство принимают группы, имеющие более сильное лобби.

Именно поэтому в Украине у агрохолдингов есть планы на следующие десять лет: выйти на новые экспортные рынки, построить новые элеваторы, постепенно выкупить арендованную землю и приобрести беспилотные трактора и комбайны. А в это же время 40-летний единоличник прочитал о новом налоге с гектара, получил отказ банка в выдаче ему кредита на 500 тысяч гривен на неновый трактор, посетил собрание села, где услышал о возможном закрытии школы, в которой учатся его дети, и… позвонил жене в Польшу/Италию/Португалию, чтобы обсудить возможный переезд туда всей семьей. Не ради себя, ради детей.

От того, сможет ли Украина сформулировать к своему 30-летию внятную аграрную политику, от того, какой будет эта политика, зависит, останутся ли эта и много других семей жить на нашей прекрасной земле.

Автор
Зеркало Недели
Источник
НОВОСТИ / Агрорынок