02 апреля 2019 10:24

Напряжение растет. Зеленая энергетика развивается в Украине рекордными темпами

Напряжение растет. Зеленая энергетика развивается в Украине рекордными темпами

Каждые два дня в Украине появляется по одной мощной солнечной электростанции и около 25 малых станций для обеспечения энергией солнца домохозяйств. Украина еще не знала таких темпов развития зеленой энергетики, пишет журнал НВ.

Сергею Евтушенко, управляющему партнеру компании UDP Renewables, которая строит солнечные электростанции, достаточно трех пальцев, чтобы перечислить причины беспрецедентного роста солнечной энергетики Украины.

Первый — это спрос, который сложился в мире в начале 2000‑х, а до Украины докатился лишь сейчас. Достаточно бросить взгляд на график, представленный в этой статье, где указана доля всех возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в общем энергокотле стран. Впечатляют Норвегия, Исландия, Швеция, где доля всей зеленой энергетики уже больше, чем традиционной. Восторгает польский результат — 11%. На подобную скромную высоту, согласно заявленной министром регионального развития, строительства и ЖКХ Геннадием Зубко цели, Украина выйдет к 2020 году. Пока страна не производит и 2%.

 

Второй палец бизнесмен загибает при упоминании внедрения в 2010 году так называемых зеленых тарифов. Стоимость ватта, произведенного из ВИЭ, тогда превысила 0,5 евро. Это в десять раз выше незеленых тарифов. Теперь она 0,15 евро (4,6 грн), но и это почти втрое превышает традиционные тарифы.

И третий палец Евтушенко загибает, чтобы упомянуть об изменениях в законодательстве. Они демонополизировали рынок, на котором четыре года безраздельно господствовал один игрок — первый вице-премьер Андрей Клюев. Под его компанию Activ Solar правительство прописало эксклюзивные нормы, обеспечивающие гарантию высоких тарифов и беспрепятственное подключение к сетям.

 

“Фактически была построена олигархическая схема, — подключается Юрий Фаворский, президент Ассоциации солнечной энергетики Украины. — Одна компания занимала весь рынок”. Когда же в 2015‑м правила стали едиными для всех, в отрасль хлынули внутренние и внешние инвесторы.

Евтушенко представляет и тех, и других. В 2017‑м в партнерстве с бизнесменом Василием Хмельницким он вложил 6 млн евро в строительство солнечных электростанций (СЭС) в Дымерке Киевской области. Сейчас бизнесмен заводит туда уже  57 млн евро — от испанского гиганта ACCIONA Energia Global.

“Еще две станции строим сейчас, — говорит Евтушенко. — Не меньше шести начнем строить в мае. С 2020‑го для нас основным бизнесом становится ветер”.

 

Фото: НВ

По пожарной лестнице НВ взбирается на крышу государственной компании Укргазтехсвязь в Боярке под Киевом. С нами Виктор Будник, главный инженер филиала этой компании. Наверху на площади 6 тыс. кв. м в 2017 году была возведена солнечная электростанция мощностью 296,4 кВт.

“Чтобы площадь не простаивала и чтобы на этом зарабатывать какие‑то деньги, было принято решение попытаться внедрить в жизнь проект солнечной электростанции”, — рассказывает Будник.

Добытые здесь в 2018‑м солнечные киловатты не столь заметны для отрасли, но чувствительны для компании. За полный год работы СЭС на крыше подразделение Укртрансгаза заработало 1,9 млн грн, продавая чистую энергию на открытый рынок. И уже вернуло шестую часть вложенных в станцию средств.

Все довольны, а Будник раскрывает секрет: компания готовит следующий проект на холостых метрах соседней крыши. Менеджер надеется, что этот пример станет заразительным для головной компании НАК Нафтогаз, а может, и всей страны. Будник готов делиться опытом.

Относительная легкость монтажных работ, подготовка проектной документации и простота в обслуживании, если сравнивать, например, с ветряной или биотопливной установкой, — все это играет в пользу развития солнечной энергетики как в отдельно взятом случае, так и по всей стране. Правда, все еще приходится преодолевать сопротивление бюрократии, уже не способной убить идею, но готовой затянуть ее реализацию до крайности.

Будник говорит, что саму станцию построили быстро, за несколько месяцев, а подключения к сети добивались почти год.

Так или иначе, прогресс сильнее старорежимных чиновников. О чем и говорит статистика отрасли ВИЭ. В 2018‑м в Украине было введено в эксплуатацию свыше 160 СЭС общей мощностью 850 МВт. Это вчетверо больше, чем годом ранее, в 12 раз мощнее, чем объем новых ветрогенераторных станций, и почти в 20 раз больше, чем дают все биогазовые установки, рожденные в 2018‑м.

Солнце на рынке украинской зеленой энергетики занимает в объеме производства не менее двух третей. А в деньгах — не менее 50%. Фаворский, ссылаясь на данные агентства Bloomberg, рассказывает, что в возобновляемые источники энергии Украины уже вложено $ 2,5 млрд. Примерно половина из этой суммы — в солнечную энергетику. А раз так, то выходит, что солнечная энергия пока что перспективнее возобновляемых видов. Порог вхождения в нее ниже.

“В солнце можно подготовить проект до реализации [за период] от шести до 12 месяцев. А в ветре — от 18 до 24 месяцев”, — поясняет Евтушенко. Кроме того, в солнечных проектах есть еще одна привлекательная сторона — обилие предложений на рынке. Как раз в тот самый момент, когда Евтушенко проводил ликбез для журналиста НВ, на первом этаже офиса UDP Renewables проходила сделка по приобретению очередного солнечного проекта.

“Мы часто покупаем проектную документацию, корпоративные права компании на участки на вторичном рынке. Этот проект — в Николаевской области, — Евтушенко указывает в направлении первого этажа офиса. — До конца года будет построена солнечная электростанция”.

В текущем году предприниматель ожидает неслыханного доселе бума в солнечной энергетике по всей стране. Причем драйвером роста станут панели, устанавливаемые на крышах домохозяйств. В прошлом году этот сегмент рынка впервые вышел за пределы 100 МВт, в текущем улетит за 300 МВт. И вся солнечная отрасль к концу 2019‑го вырвется за пределы 1,2 ГВт, что сравнимо с мощностью одного ядерного реактора. Но с тем заметным преимуществом, что эта энергия безопасна и ровным слоем распределена по всей стране. А значит, затраты на ее транспортировку ничтожно малы.

Кроме того, украинская атомная энергетика зависима от российского ядерного топлива куда более, чем газовая или нефтяная отрасль. В новых геополитических реалиях это крепкая удавка. Правда, в планах правительства, которые озвучил президент Петр Порошенко, — достроить два энергоблока на Хмельницкой АЭС, а в Южноукраинске производить совместно с США ядерное топ­ливо. По предварительной смете новые энергоблоки обойдутся более чем в 72 млрд грн. Это столько же, сколько, по подсчетам Bloomberg, инвестировано во всю зеленую энергетику Украины.

Да еще и с той разницей, что в чистую энергию приходит частный капитал, зачастую иностранный. А в атомную придется вложить миллиарды из госказны или воспользоваться зарубежными займами, которые, впрочем, будут покрыты из той же казны, но уже внуками строителей реак­тора.

И последнее: планетарный бум на производство солнечных панелей привел к тому, что оборудование здесь дешевеет, технологии становятся доступнее. “Помню, мы продавали модули, которые стоили из расчета $8 за 1 Вт, — рассказывает Фаворский. — Сейчас примерно $0,3 за 1 Вт. За 20 лет мы подешевели на порядок”.

Эти и другие соображения ведут к тому, что на рынке СЭС стало появляться множество небольших и совсем крошечных компаний, что было немыслимо несколько лет назад.

В лентах новостей сквозь толстый слой мрачного негатива пробивается солнечная информация о прорывах в области технологий, возведении современных мощностей и открытии новых рынков. Таких новостей еще немного, но их гораздо больше, чем об этом сообщают СМИ, уверяет Евтушенко. Достаточно просто вбить в Google слова “солнечная энергетика Украины” и получить ошеломляющий результат. Нет дня, недели, месяца, чтобы где‑то не открывалась новая СЭС или не запускался свежий проект.

Вот первые попавшиеся. В Жи­­томирской области начата реа­лизация инвестпроекта по возведению семи СЭС общей мощностью 245 МВт. В это время у соседей в Хмельницкой области заработала вторая крупнейшая СЭС мощностью 63 МВт. Ее инвесторы, американский фонд VR Capital Group и украинская группа ICU, вложили в проект $ 55 млн. Еще семь станций появятся по соседству. В их строительстве примут участие ирландская, бельгийская, литовская и американская компании. СЭС, подобная по оснащению Хмельницкой электростанции, будет запущена в Херсонской области. И в Николаевской области уже началось строительство сразу трех СЭС.

В феврале в Виннице украинская компания KNESS Group открыла завод по производству солнечных панелей. Его первая линия производит в год 555,5 тыс. солнечных панелей, способных круглогодично обеспечивать энергией солнца 150 тыс. квартир. Запуск второй линии, а это еще столько же, запланирован на конец 2019‑го. Смета всего проекта — около 10 млн евро.

В 2018‑м KNESS Group также запустила собственную СЭС мощностью 34 МВт. “Это позволило нашей группе компаний достичь позитивного энергобаланса, — говорит Юрий Таранюк, первый замдиректора KNESS Group. — То есть мы теперь производим намного больше энергии, чем потребляем”.

Юрий Таранюк, первый замдиректора KNESS Group (справа), в отделе, где сотрудники предприятия проводят контроль ка­чества солнечных панелей

Юрий Таранюк, первый замдиректора KNESS Group (справа), в отделе, где сотрудники предприятия проводят контроль ка­чества солнечных панелей / Фото: НВ

У этого солнечного списка нет конца, но у него есть начало. И, как вспоминает Наталия Кацер-Бучковская, член парламентского комитета по вопросам топливно-энергетического комплекса, ядерной политики и ядерной безопасности, оно было не очень хорошим.

После того как в 2009 году специальным законом для стимулирования ВИЭ были установлены так называемые зеленые тарифы, в десять раз превышающие обычные, уже в следующем году новое правительство Николая Азарова самым традиционным образом решило простимулировать нетрадиционную энергетику.

“Для того чтобы получить зеленый тариф, который был искусственно завышен до 0,54 евро, требовалось, чтобы у заявителя более 50% оборудования было произведено в Украине”, — рассказывает Кацер-Бучковская.

Но и это еще не все. Никто из потенциальных инвесторов не имел разрешений на подключение к энергосети, дополняет коллегу Евтушенко. Разрешение гипотетически можно было получить лишь после начала строительства.

“Только автор этой схемы мог идти на такой риск, — говорит Евтушенко. — Потому что он контролировал банки, которые давали кредиты, все госкомземы и т д.”. В итоге карт-бланш от правительства был только у одного человека, максимум у двух, но с одной фамилией — Андрея и Сергея Клюевых. “Мы так и называем его — клюевский тариф, — заключает Кацер-Бучковская. — Он стал мемом”.

Activ Solar, компания, входившая в сферу влияния братьев Клюевых и зарегистрированная в Вене до 2014 года, де-факто была монополистом на рынке солнечной электроэнергии Украины, куда всем остальным вход был заказан.

В 2015 году искусственные ограничения были сняты. Тариф уменьшен втрое, спецусловия устранены. Время Клюевых ушло вместе с породившей их властью. Солнечный бизнес регионалов в 2016‑м обанкротился и был отобран китайскими инвесторами за долги перед ними. Большая часть клюевских активов вместе с Автономной Республикой Крым была аннексирована Российской Федерацией.

Уже упомянутый винницкий завод Kness Group — это гордость не только украинских инженеров, но и китайской промышленности. Оборудование разработано Национальным институтом КНР. Поднебесная де-факто становится международным центром возобновляемой энергетики.

Агентство Bloomberg опубликовало рейтинг мировых производителей солнечных панелей. В топ-10 семь из них из Китая, по одному из Южной Кореи, Гонконга и Канады. Причем каждый третий солнечный ватт планеты теперь производится в КНР. Одна лишь тамошняя станция Лунъянся в Тибетском нагорье с установленной мощностью генерации 850 МВт производит ровно столько же, сколько все подобные станции в Украине вместе взятые.

Из десяти самых крупных СЭС Украины как минимум восемь возникли благодаря китайским инвестициям. Китай — один из важнейших факторов роста в мире в целом и в Украине в частности.

Фото: НВ

Но для украинцев есть ориентиры и поближе. В Германии, промышленном гиганте Евросоюза, пятая часть потребляемой электроэнергии поступает от зеленых технологий. Таранюк усиливает впечатление, говоря, что в прошлом году были месяцы, когда немцы более 50% своей электроэнергии получали от ВИЭ. И ключевой фактор этого прорыва — зеленая электрификация всей страны, уточняет Фаворский: 1,6 млн домохозяйств питаются через солнечные панели. В Украине — около 7 тыс., в Великобритании — около 600 тыс.

Для того чтобы достичь немецких результатов, достаточно десяти лет. Мир в целом и Западная Европа в частности к этому времени продвинутся еще дальше.

А Украине для достижения относительно заметного результата нужны две вещи. Первое — минимизировать участие государства в энергетическом бизнесе. Для этого парламент готовит ко второму чтению законопроект о внедрении аукционов на зеленые тарифы вместо тех, что устанавливаются регулятором нерыночными методами. В отрасли на эту инициативу смотрят с подозрением. Например, Фаворский боится, что тарифы снизятся, рентабельность СЭС резко упадет, привлекательность украинского рынка уменьшится, а это может повлечь другие риски. Особенно опасным он считает требование законодателей по участию в аукционах совсем мелких производителей, до 1 МВт. Они не выдержат конкуренции с гигантами, обанкротятся и покинут бизнес. А значит, отрасль снова будет поделена в малом кругу больших людей.

Поэтому Фаворский и его ассоциация настаивают, чтобы парламент не обижал “малышей” и не обязывал всех, кто производит зеленую энергию объемом до 10 МВт, участвовать в аукционах. Тогда они смогут продавать свою продукцию по установленным тарифам.

“Если будет до 10 МВт, то этот рынок станет массово расти”, — соглашается Евтушенко. В этом предложении мало рынка, но так начинало все ближнее и дальнее зарубежье.

Второй фактор — политическая стабильность. “Все спрашивают, что будет после выборов, — говорит Евтушенко о реакции потенциальных и действующих инвесторов. — Такого нет в Центральной Европе, не говоря уже о Западной”.

Выборы и смена политических элит ничего не ломают только там, где есть устойчивые правила и внятные цели. Заявленная цель большинства правительств — к 2050‑му добиться 100% использования зеленой энергетики, как ради экономии, так и во имя спасения экологии. А это значит, что в этой новой сфере предполагаются длинные и большие инвестиции.

“Это бизнес на последующие 50 лет”, — заключает Евтушенко.

Автор
Новое Время Страны
НОВОСТИ / Энергетика